1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Татьяна Лазарева: "Поменять систему моментально не получится"

В интервью DW известная российская телеведущая и актриса Татьяна Лазарева говорит о наступлении тоталитаризма, новых декабристах и теории малых дел.

Deutsche Welle: Вы всегда были очень активным с общественной точки зрения человеком. И вдруг начали говорить, что чувствуете бессмысленность сопротивления государственной машине

Татьяна Лазарева: Я давно разочаровалась в том, что происходит. Когда-то казалось: что-то можно изменить. Люди, которые, так сказать, поднимали со дна болотную муть, раскачивали лодку и задавали неудобные власти вопросы, - это современные декабристы, которые пробудили сознание людей. Я сталкиваюсь с тем, что люди стали более активны. Мне пишут в Facebook о своих проблемах: люди спасают животных, создают приюты, защищают постройки и парки. Когда мы выходили на Болотную, такой активности не было. Мы были страшно далеки от народа. Наверное, это историческая закономерность. А сейчас я для себя не вижу необходимости участвовать в чем-либо, потому что время для этого ушло.

Контекст

До Болотной все говорили, что надо возделывать свой участок размером в носовой платок, и мы покроем этими участками всю страну. Сейчас я и многие мои знакомые вернулись к малым делам, только поднявшись на ступеньку выше. Мы понимаем, что невозможно делать малые дела без внедрения их в государственную систему, иначе не работают благотворительность, социальные и гуманитарные проекты. Люди идут на попытку сотрудничества с государством, попытку переделывания системы изнутри, потому что разовые митинги не работают.

Понятно, что поменять систему моментально не получится. Но мы делаем проекты, которые потом, в случае изменения системы, войдут в нее целиком как кирпичики. Например, оказываем помощь библиотекам в маленьких городах, которая им с очевидностью нужна, но государству сейчас не до библиотек. Мы, фонд "Созидание", вытаскиваем библиотеки, помогаем им барахтаться и хоть как-то существовать. И ждем время, когда государство поймет, что библиотеки очень нужны, и тогда мы им предоставим схему работы.

- Как вы считаете, идет ли сейчас становление нового тоталитаризма? И если да, то каковы его признаки?

- Да, и это было давно понятно. Ничего удивительного для меня тут нет. Это подтверждается оттоком интеллектуалов из страны. Конечно, трудно жить и работать в тоталитарном государстве.

Честные суды, свобода слова, бизнеса и частной собственности - это основы развитого общества. Ни в каком тоталитарном государстве этого нет. В России - все признаки того, что мы идем к такому государству. Частный бизнес боится развиваться из-за того, что его могут отнять, свободы слова в государственных структурах нет, телевидение и газеты настроены пропагандистски, и узнать альтернативное мнение люди не могут. Суды настроены обвинительно, и прокуратура стала одним из важнейших элементов в стране.

- А чем вы объясняете это завинчивание гаек?

- В тоталитаризме есть много страхов. Когда большинство людей живут, окруженные такими же, как они, с той же одной точкой зрения, им очень странно существование оставшихся 19 процентов. Они не опасность для режима составляют, а скорее раздражают. А когда тебя что-то раздражает, ты хочешь избавиться от этого. Проще, когда вокруг тебя все послушные, никто не думает и просто исполняет твою волю.

Разгон демонстрации в Москве. Июнь 2012 года

Разгон демонстрации в Москве

Бороться, жертвуя личным ради общественного, - это, конечно, не подвиг, но что-то героическое в этом есть. Тот же Навальный жертвует своим братом, спокойствием своей семьи и родителей. Интеллигенция, которую называют совестью нации, потому что она работает на то, чтобы нация не засыпала в этаком наркотическом бреду. Всегда должна быть узкая прослойка в обществе, которая будет открыто говорить, что происходит в этом обществе. И всегда, во всех тоталитарных режимах, с такими людьми ведется борьба, потому что они не дают власти расслабиться.

- Делает ли борьба людей сильнее?

- Борьба всегда закаляет. Безусловно, все, что не убивает, делает нас сильнее. Я причисляю себя к людям, которым небезразлична судьба страны. Когда им что-то не нравится, то они не уезжают, как все этого почему-то ждут. "Вот не нравится - вали из страны и дай нам спокойно жить", - мне этот тезис очень не по душе. Я считаю, что если мне что-то не нравится, то я с этим должна бороться. Но важность борьбы не в том, что мы становимся сильнее (наоборот, борьба забирает силы), а в том, что мы видим друг друга. Мы видим людей, которые думают, как мы, и этим людям мы показываем, что не надо бояться высказывать собственное мнение и надо за него бороться.

Смотрите также:

Контекст