1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Таможня не дает "добро"

Российским "искусствоведам" в погонах не нравятся "Синие носы". Работы художников из этой группы уже не в первый раз задерживают на таможне.

default

"Путкин" Константина Латышева

"Учиться у Москвы" - такое название придумали для своей выставки современного российского искусства кураторы Дрезденской городской художественной галереи. Название шутливо пародирует восточногерманский девиз "учиться у Советского Союза – учиться побеждать". Однако Москва преподала дрезденцам неожиданный урок: ряд работ не были пропущены российской таможней по цензурным соображениям.

Путин был в достойной компании

"Мы не получили шесть работ четырех художников", - рассказывает директор Дрезденской городской художественной галереи Гисберт Постман. Смутили таможенников прежде всего работы, где появляется "наше все" (не подумайте только, что Пушкин) – хотя именно Пушкин сплавляется в поп-артистской картине Константина Латышева с президентом, превращаясь в "Путкина", и на фотоколлажах "Маски-шоу" художников из группы "Синие носы" президент оказывается в достойной компании,

Как говорит один из авторов работы, Александр Шабуров: "Три главных положительных героя современной России – поэт Пушкин, Иисус Христос и президент Путин держат в руках свечку и не дают ей погаснуть…

Три столпа нарождающейся государственной мифологии. В общем-то, ничего в том оскорбительного для них нет, разве что такой взгляд со стороны – мы от этих мифов дистанцируемся"

Таможенники - искусствоведы

К "крамоле" были отнесены и фотографии из серии "Звезды" Владислава Мамышева, лучше известного под прозвищем Монро – мастер перевоплощений позирует перед камерой в виде поп-звезд и политических диктаторов, а также видеоинсталяция Айдан Салаховой на тему "ислам и феминизм", усматривающая фаллическую символику минаретов.

Дискуссия на тему, какова степень провокации, которую может позволить себе искусства, быть может, и уместна, но едва ли таможня – подходящее для этого место, а человек в погонах – достойный собеседник.

Дискуссия на таможне, делится опытом Александр Шабуров, происходит, как правило, следующим образом: в качестве честного гражданина вы декларируете работы к вывозу. Таможенник смотрит на них и говорит: "И вот это вы называете искусством? Принесите-ка мне экспертное заключение из Третьяковской галереи". На это, как правило, у вывозящего нет либо времени, либо желания.

Нелицеприятная картина

Говорить об акте "грубой цензуры" или, тем более, "руке Кремля" - на которые поспешили пожаловаться сотрудники экспедиторской фирмы, не сумевшей доставить работы в Дрезден, - повода, конечно, нет. Скорее, стоит задуматься о ситуации, в которой искусствовед в погонах считает себя более компетентным, чем целая команда профессиональных кураторов, отбиравших работы – или боится взять на себя ответственность за "крамолу". Разгром выставки "осторожно, религия!" в сахаровском центре, нападение на галерею Марата Гельмана прошлой осенью, или история с лондонским галеристом Мэтью Боуном, у которого полгода назад отобрали на таможне работы все тех же "Синих носов" - эти события складываются в довольно нелицеприятную картину. Собственно, об этом новом имперском стиле, не терпящем посягновений на свое величие, и идет речь в работах Латышева, Шабурова и их коллег.

В Дрездене нашли выход из положения: распечатали копии работ из Интернета в натуральную величину и повесили на стены с соответствующими комментариями по поводу российской таможни. А художники сделали практические выводы - впредь поступать по старинке: везти работы, как сказал Шабуров, "как все нормальные люди – свернув в рулончик".

Федеральная таможенная служба России выступила в пятницу с заявлением, что к ней не поступало заявлений об оформлении картин для Дрездена. Скорее всего, уже и не поступит.

Анастасия Рахманова

Контекст