1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа

Тайны реактора и "чернобыльский бизнес"

По данным экспертов национальной комиссии по радиационной защите населения от последствий аварии на Чернобыльской АЭС, за 20 лет прогресса в ликвидации последствий катастрофы и захоронения отходов не достигнуто.

default

Чернобыльская АЭС, северная стена саркофага над четвертым реактором

До сих пор на территории зоны отчуждения остается более тысячи несанкционированных захоронений радиоактивных отходов, а созданные еще в 1980-х годах временные хранилища пребывают в аварийном состоянии.

Чем "дышит" четвертый реактор

Tschernobyl verlassene Stadt in der Sperrzone

Один из некогда населенных пунктов в зоне отчуждения

Планы международного сообщества построить над разрушенным взрывом четвертым реактором ЧАЭС и разрушающимся старым саркофагом новую металлическую арку вызывают все больше критики со стороны независимых ученых и специалистов, которые обвиняют авторов этого проекта в незнании положения дел внутри реактора сегодня.

Как неоднократно заявляли украинские и зарубежные официальные лица, в недрах разрушенного взрывом четвертого реактора Чернобыльской АЭС осталось около двухсот тонн атомного топлива. Однако по мнению инженера-атомщика, работавшего в момент аварии на первом энергоблоке ЧАЭС, Никола Карпана, двести тонн ядерного топлива в момент аварии находились на территории всей Чернобыльской электростанции, но никак не в помещениях четвертого энергоблока.

"Пока задокументировано наличие пятнадцати тонн топлива в южном бассейне выдержки рядом с четвертым блоком, около пяти с половиной тонн было развешено в центральном зале, и около двадцати тонн в топливосодержащих массах под реактором и вблизи реакторных помещений", - утверждает Карпан.

Это мнение украинского инженера подтвердил и неоднократно побывавший в шахте чернобыльского реактора в составе научных экспедиций старший научный сотрудник Российского научного центра "Курчатовский институт" Константин Чечеров, который напрочь опровергает и предположение о возможности протекания внутри реактора самопроизвольной ядерной реакции.

Меркантильный интерес

Tschernobyl

Чернобыльская АЭС порсле аварии. Архивный снимок, сделанный в мае 1986 года

"В самой шахте реактора нет никакой активной зоны, есть воздух, - поясняет Чечеров. - Нет никакой вертолетной засыпки, которую в 1986 году пытались засыпать, но ничего в шахту реактора не попало. Там есть части стен между центральным залом и помещением барабанов-сепараторов. Эти стены были сломаны во время взрыва и упали в шахту реактора. Таким образом, кому-то нужно нагнетать опасность. И в этом есть свой смысл. И я даже могу представить себе, какой. Наверное, все же меркантильный".

По мнению ученого, ядерной опасности не существует. "Об этом надо забыть и не вспоминать. Тепловой опасности – что там что-то расплавится, разрушится, нет и быть не может", - утверждает Чечеров.

И все же, как считает Николай Карпан, нельзя полностью исключать возможность спонтанной ядерной реакции в будущем. "Единственной такой опасной точкой является южный бассейн выдержки, но и он будет опасен лишь в том случае, если топливосодержащие сборки разрушатся со временем, из них высыпятся таблетки урана и окажутся залитыми водой, - поясняет Карпан. - Тогда ядерная реакция обеспечена. Так давайте же сейчас разберем этот саркофаг, извлечем это топливо, пока оно сохраняет свои геометрические размеры. А потом, когда оно просыплется, будет поздно".

Кражи на глазах у МАГАТЭ?

Опасность обрушения старого саркофага и выброс радиоактивной пыли, по мнению Константина Чечерова, угрожает лишь самой электростанции и никак не выходит за пределы Чернобыльской зоны отчуждения.

Российский ученый считает более реальной другую опасность: "Если у вас крадут топливо из объекта "Укрытие", то это тоже радиационная авария. И это не гипотетическое событие. Уже многократно происходили такие кражи ядерных материалов четвертого блока, находящихся под контролем МАГАТЭ".

Оба специалиста крайне критически относятся к планам строительства нового металлического арочного укрытия над построенным еще в 1986 году бетонным саркофагом. По их мнению, оно никак не решает проблем безопасности и имеет все признаки так называемого "чернобыльского бизнеса" на средствах, собранных странами-донорами международного Чернобыльского фонда:

"Если вы собрали миллиард и сразу его не выплачиваете, а работаете с ним, то через некоторое время у банка появляются собственные деньги. А когда этих денег становится сотни миллионов, всегда можно найти необходимых экспертов, депутатов и министров, которые будут делать заключения, необходимые для вашей работы", – считает сотрудник Российского научного центра "Курчатовский институт" Константин Чечеров.

Контекст