1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

"Таджикское досье"

В Таджикистане 6 ноября пройдут президентские выборы.

В Таджикистане 6 ноября пройдут президентские выборы. К этому событию немецкая неправительственная организация ЕТГ, Eurasien Transition Group, специализирующаяся на проблемах Центральной Азии, выпустила подробный доклад о положении в Таджикистане и об особенностях этой республики с точки зрения иностранных инвесторов. В сегодняшней программе "Фокус" мы предлагаем интервью "НВ" с руководителем ЕТГ Михаэлем Лаубшем:

НВ: Господин Лаубш, судя по сообщениям на Интернет-странице ЕТГ, до сих пор гораздо больше внимания вы уделяли Казахстану, Узбекистану, Киргизии и Туркмении. Таджикистан в этом отношении был аутсайдер. И вот доклад именно об этой республике. Почему?

МЛ: Это верно, Таджикистаном до сих пор ЕТГ не занималось столь активно, но как раз предстоящие президентские выборы мы использовали как повод для работы над документом, посвященным исключительно этой республике. До сих пор мы в первую очередь специализировались на таких аспектах, как демократия, права человека, свобода прессы в регионе, но в данном случае, применительно к Таджикистану, мы начали прорабатывать вопрос о связи между демократией и экономикой. Я думаю, как раз для потенциальных иностранных инвесторов, которые интересуются регионом, в будущем такие исследования, где изучаются перспективы и риски для финансовых вложений и вообще экономических связей, могут оказаться очень полезны. Так что наша работа, ее направленность, в данном случае была инспирирована и этим представлением, почерпнутым из запросов, поступающих к нам от ряда западных экономических структур. С другой стороны, по нашему мнению, политика и экономика не могут быть сильно разделены, и там, где есть намерение выстроить экономически благополучное общество, должны быть созданы предпосылки для демократии. В этом, так сказать, "таджикском досье" мы это старались проследить, мы провели анализ того, как в республике принимаются решения по экономическим вопросам, насколько закон и органы, призванные обеспечивать его выполнение, защищают предпринимателей и иностранных инвесторов. В документе мы предложили интересующимся описание политического и экономического состояния нынешнего Таджикистана, а также ряд рекомендаций по тем изменениям, на которых необходимо настаивать, если желешь иметь в долгосрочной перспективе отношения с Душанбе.

ВВ: Доклад объемен, в нем освещено много специфических проблем. А для широкой публики Вы могли бы сформулировать основное послание, которое в нем содержится?

МЛ: Сотрудники ЕТГ и приглашенные для этой работы эксперты из Европы и США уделили особое внимание тому, чтобы показать, какими возможностями располагает система, государство, находящееся в процессе трансформации, как это имеет место быть со всеми республиками Центральной Азии. Таджикистан не очень силен экономически, в сравнении, скажем, с Казахстаном, имеющим козырь в виде природных ресурсов. В данном случае ресурсов немного, возможностей немного, но они есть, к примеру, в энергетике, в использовании водных ресурсов. Мы попробовали показать, как эти возможности при помощи Запада и международных организаций можно использовать, если реформировать систему. Ведь официально Душанбе объявил о своих реформаторских намерениях.

ВВ: И каковы главные результаты ваших исследований?

МЛ: Сейчас положение характеризуется, так сказать, игрой в многовекторность, которую ведет правительство. Оно концентрирует внимание не на одном основном экономическом и политическом партнере, и старается поддерживать напряжение между Россией, США, Евросоюзом, Китаем, Индией. Но, с нашей точки зрения, сомнительно, что этот курс действительно стратегически продуман и что он преследует нечто большее, чем сиюминутные выгоды. Не многовекторность сама по себе, а ее "сиюминутность" является фактором нестабильности. Кроме того, по нашей информации, система противовесов сейчас нарушена, и президент Э.Рахмонов фактически единолично принимает решения не только по политическим, но и по мало-мальски крупным экономическим вопросам. Это также фактор перспективного риска. Далее, необходима реформа законодательства, которое в большей степени будет благоприятно для инвестиций. Сейчас, увы, ситуация обратная.

ВВ: В чем Вы здесь видите основные проблемы?

МЛ: Помимо давно известныхпроблем, связанных с тотальной коррупцией и отсутствием правовых гарантий, на политическом уровне отсутствует перспектива, которая обеспечивалась бы надежным прогнозом хотя бы на пару лет. К примеру, возьмем такую важную для инвесторов тему, как гидроэнергетика. Инвесторы не уверены в том, насколько Душанбе готов такие важные и амбициозные проекты согласовывать с соседями. А, значит, не ясно, не станет ли Ташкент противиться изо всех сил, объясняя это нехваткой воды для нужд хлопководства. Зная чувствительность всего региона к проблемам водопользования, инвесторы будут остерегаться от участия в таких проектах.

ВВ: В докладе много вниманию уделено как раз упомянутым Вами водным проблемам. По вашей оценке, существует ли конфликтный потенциал в регионе в связи с нынешним подходом к ним со стороны таджикского руководства?

МЛ: Международные эксперты, причем не только те, которые участвовали в работе над нашим докладом, но и более широкий круг специалистов по конфликтным ситуациям, практически едины во мнении, что, наравне с проблемой углеводородных ресурсов тема распределения воды в течение ближайших 20 – 30 лет будут содержать основной конфликтный потенциал. Однозначно, именно в Центральной Азии этот потенциал особенно высок. Страны региона и раньше не очень охотно согласовывали свои позиции. И мир должен особенно внимательно относиться к тому, как это будет происходить далее, чтобы действительно имеющиеся разногласия не переросли в конфликт. Иностранные инвесторы, которые знакомы с ситуацией, с одной стороны, конечно, заинтересованы в развитии с их помощью таджикской энергетики, а с другой боятся в достаточно близкой перспективе заслужить во всем регионе славу тех, кто способствовал водному кризису.

ВВ: И последний вопрос: прогноз ЕТГ по поводу президентских выборов в Таджикистане.

МЛ: Тут несколько аспектов, на которые следует обратить внимание. С одной стороны, есть президент, чей пост, как и в других странах региона, более чем застрахован. С другой стороны, по нашим оценкам, конкурентоспособной сформированной политической оппозиции практически нет, причем здесь дело не только в ее притеснениях со стороны режима, но и в внутренних проблемах. Среди населения распространено настроение, что Э. Рахмонов наилучший выбор из имеющихся претендентов. Что, с другой стороны, конечно связано с тем, что нет оппозиции. Конечно, мы должны еще подождать, как международные наблюдатели оценят то, были ли созданы условия для справедливых выборов, и здесь, я уверен, будут проблемы и нарекания, но в целом у меня нет сомнений, что убедительная победа будет за Э.Рахмоновым.

Также по теме