1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Таджикские политики ищут правды в Москве

Тверской суд Москвы оставил под стражей бывшего министра торговли Таджикистана Хабибулло Насруллоева. Сюда же, в подмосковный Королев стремится попасть другой опальный политик, Махмадрузи Искандаров.

Сразу две истории, в которых фигурируют таджикские политики и российские официальные инстанции, получили свое продолжение в эти дни. Защита экс-министра настаивала на том, что Насруллоев находится за решеткой незаконно. Ему грозит экстрадиция на родину, в Таджикистан, где его обвиняют в измене родины, участии в бандформированиях, убийстве и других преступлениях. Адвокат Насруллоева, Анна Ставицкая, утверждает, что ее подзащитный с 1992 года был участником Народного Фронта и боролся с исламской оппозицией. А предъявленные ему обвинения – носят политический характер. С 2003 года Насруллоев сидит в заключении, но до сих пор не этапирован на родину. Если так можно выразиться, то другому таджикскому политику, оказавшемуся в аналогичном положении, повезло меньше.

речь идет о Махмадрузи Искандарове, лидере оппозиционной Демократической партии Таджикистана. Он тоже находится в заключении, но в Таджикистане, откуда Искандаров направил ходатайство в прокуратуру подмосковного города Королёва с просьбой вызвать его в Россию для проведения следственных мероприятий по факту его похищения. Напомню, что Искандаров приговорён Верховным судом Таджикистана к 23-м годам лишения свободы по обвинению в терроризме, хищении госсредств, незаконном хранении оружия и других преступлениях. Однако оппозиция считает, что дело Искандарова носит политический характер. Нигора Бухари-заде рассказывает:

По утверждению главы Демпартии, он был незаконно похищен в Королеве и тайно вывезен в Таджикистан с военного аэродрома в Чкаловске в апреле прошлого года - в то время, как в одном из судов российской столицы рассматривался вопрос о предоставлении ему политического убежища. Генпрокуратура Таджикистана, в свою очередь, утверждает, что Искандаров был задержан в Душанбинском аэропорту по прибытии из Москвы. Тем не менее, прокуратура Королёва возбудила уголовное дело по вполне очевидному факту похищения Искандарова, который находился в апреле прошлого года именно в этом городе и просил у российских властей убежища. В своём ходатайстве Махмадрузи Искандаров отмечает, что провести его допрос в Таджикистане не представляется возможным, поскольку здесь он будет подвергнут давлению со стороны таджикских правоохранительных структур. Говорит зампредседателя Демпартии Рахматулло Валиев:

- Искандаровым направлено ходатайство в прокуратуру города Королёва, чтобы его пригласили в прокуратуру Королёва, так как здесь на него может быть оказано давление, и нет таких условий, чтобы он свободно мог дать показания.

Как сообщил Валиев, ранее московскому адвокату Искандарова Анне Ставицкой прокуратурой, а позже и судом Королёва было отказано в удовлетворении её прошения о вызове Искандарова в Россию для дачи показаний. Однако недавно суд Московской области отменил решение нижестоящего суда, и это означает, что ходатайство Ставицкой должно быть удовлетворено, полагает Рахматулло Валиев:

- Московский областной суд отменил решение суда Королёва, поэтому сейчас появился шанс, что прокуратура Королёва пригласит Искандарова в Россию для дачи показаний. Думаю, прокуратура Королёва должна исполнить решение суда Московской области.

Как считают демократы, сегодня ни у кого не вызывает сомнения факт похищения Искандарова. Версия Генпрокуратуры Таджикистана о прибытии лидера Демпартии авиарейсом по поддельному паспорту на имя Геннадия Балаина, не выдерживает никакой критики. Адвокаты Искандарова выяснили, что ни в Домодедово, ни в Душанбинском аэропорту человек с такой фамилией в апреле минувшего года досмотра не проходил. Не нашлось и ни одного свидетеля возвращения Искандарова в Душанбе. Рахматулло Валиев сообщил, что на этой неделе президиум Демпартии направил обращение новому Генпрокурору России Юрию Чайке с просьбой взять под контроль расследование дела о похищении Искандарова из Королёва. Вместе с тем, юристы-правозащитники выражают большие сомнения в том, что гипотетически возможный запрос о выдаче Искандарова со стороны российских правоохранительных органов таджикским коллегам будет удовлетворён. Подобных прецедентов в истории двусторонних отношений не было, и не существует никаких международных механизмов, которые бы могли обязать власти Таджикистана выдать своего гражданина, причём отбывающего наказание, в другую страну для расследования дела, где он выступает в качестве потерпевшего. Конечно, теоретически это возможно. Но, учитывая политическую окраску дела Искандарова, маловероятно.