1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Таджикская чайная в Берлине

Эта красивая резная конструкция из дерева находится в старинном здании в самом сердце германской столицы.

Помимо того, что здесь посетителю предложат самые разные сорта чая и восточных сладостей, здесь можно послушать старые сказки потомственных сказительниц. Мой коллега Михаил Бушуев побывал в этом необычном для Берлина месте.

Чуть в глубине знаменитой берлинской улицы Унтер ден Линден (Липового бульвара) расположилась таджикская чайная – маленький островок азиатской культуры в самом центре культуры прусской. В одном из залов на втором этаже дворца, в котором живет театр, так и названный: «Театр во дворце», разместилась легкая деревянная чайхана, вырезанная то ли из сандалового дерева, то ли из алтайской сосны. Эта чайхана открывается каждый вечер в пять часов. Гости, как это принято на востоке, снимают обувь, садятся за низкие столики, под которыми лежат мягкие ковры с яркими узорами, слушают восточную музыку, подложив себе под спину традиционные таджикские подушки.

Все эти вещи – настоящие, из Таджикистана, говорит управляющий этой чайханой Роберт Вайн:

- Не думаю, что этим подушкам тридцать лет, вероятно, ещё во времена ГДР ткани поменяли. Мы тоже отдавали подушки портному для того, чтобы он привел наволочки в порядок.

Истории этой чайханы в Берлине – тридцать лет.

- В 1974 году её привезли на Лейпцигскую ярмарку от тогдашней Таджикской ССР. Однако через два года чайную надо было куда-то девать, потому что место, которое она занимала, требовалось под новые объекты. Нужно было освобождать павильон. Но поскольку чайную никто не хотел списывать на дрова, конструкцию перевезли в Берлин и поместили в этот зал, где мы с вами находимся. Почему именно сюда? Дело в том, что раньше это здание называлось Домом советско-германской дружбы, это была тогда большая организация, целью которой было познакомить граждан ГДР с культурой Советского Союза во всех ее проявлениях.

В советские годы здесь был настоящий ресторан:

- Чайная в годы ГДР была похожа на нынешнюю. Но тогда чай был дефицитным товаром, сегодняшнего разнообразия не было, зато здесь была настоящая таджикская кухня. Помимо этого данное место использовалось как представительство всех центрально-азиатских республик СССР. Бригады немецких рабочих устраивали тут свои праздники – с пловом, черным или зеленым чаем и так далее. Это должно было, так сказать, сделать более доступной культуру Средней Азии.

Но эта таджикская чайная – на всю Германию, наверно, и до сих пор одна. А значит, усилия по распространению знаний об этом регионе не коснулись большинства немцев. Поэтому неудивительно, что многие приходящие сегодня в таджикскую чайную в центре Берлина обычно мало знают о таджикском народе, о том, где находится Таджикистан и что эта страна из себя представляет:

- Таджикистан – такая страна, о которой берлинцы и вообще немцы, знают мало, рассказывает Роберт Вайн . Некоторым приходит в голову Афганистан, но, так или иначе, на берлинском диалекте такие места обозначают сокращением «ООД»: очень-очень далеко. У нас осталась старая географическая карта – «Туристические центры СССР» - и мы устраиваем специальные викторины: найдите столицу Таджикистана.

И гости все время с удивлением обнаруживают, как далеко она находится, в подбрюшье у тогдашнего СССР. То, как мало посетители слышали об этом регионе, доказывает и тот факт, что нас постоянно спрашивают о таджикских сортах чая. Люди просто не знают, что чай там не выращивают, что страна состоит на 93 процента из гор… Просто культура чаепития там устоялась давно, благодаря, во многом, проходившему рядом Великому Шелковому Пути. Бывают и другие смешные ситуации.

Вот одна из них. На стенах чайханы висят картины, рассказывающие старую сказку, которая называется «Принцесса за семью горами». Но, как выяснилось, картины были непростые, они не только рассказывали, но и сами могли слушать. Роберт Вайн:

- Прошлым летом мы проводили ремонт в чайной и сняли картины со стен. Случайно в одной из картин мы обнаружили дырку, и никто не знает, откуда она там взялась. Мы предполагаем, что раньше, в ГДР-овскую эпоху там был «жучок», - подслушивающее устройство. Эту дырку совсем не видно, когда картина висит на стене; мы очень смеялись, когда ее обнаружили. Она висит в таком месте, из которого лучше всего слышно, что происходит в зале.

Но даже если какой-то «жучок» в таджикской чайной и остался, то теперь самое крамольное, пожалуй, что он может записать, это сказки, которые рассказывают посетителям чайной профессиональные рассказчицы. Одна из них, Катя Попов, в день нашего визита как раз собиралась рассказывать таджикскую сказку.

- У меня есть хороший сборник таджикских сказок, называется он «Сундук из сандалового дерева». В нем я нашла необычный сюжет, рассказ о чернокожем рабе, который попадает во владение не особенно богатого, но любящего интриги падишаха. Ему приходится несладко еще по причине своего цвета кожи. Его ставят перед выбором: либо сделать невозможное, либо умереть. И поскольку ему удается совершить чудесные, красивые поступки, то и сказка называется «Черные жемчужины».

Слушатели уже собрались, чай разлит по чашкам, наступает тишина, и рассказчица повествует о «черных жемчужинах»:

- И внезапно дочь падишаха обнаружила, что ее охватывала особенная радость, если она видела чернокожего раба. Его кожа была такая шелковистая и такая темная, как скорлупа редкого ореха…

Катя Попов – потомственная сказительница. В этой таджикской чайхане сказки рассказывает и ее мама, а та в свою очередь, переняла традицию от своей матери. Катя не читает сказки, она всегда рассказывает их:

- Рассказываю я сказки всегда своими словами, выбрасываю пассажи, которые мне не нравятся, иногда перестраиваю немного сюжет. Думаю, что это – свобода, которая есть у каждого художника. Сказки – не что-то священное, они достояние народного духа, да, и каждый может взять из них то, что ему по душе.

Несмотря на то, что таджикская чайная существует в Берлине уже много лет, она до сих пор остается «черной жемчужиной», не очень известным местом в германской столице. В этом, надо сказать, есть своя прелесть.