1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Таджики в Узбекистане: два мнения

Официально в Узбекистане проживает около 1,5 миллионов таджиков, однако, по некоторым данным, их число достигает 9-10 миллионов человек. В самом же Таджикистане живет примерно 4,5 миллиона этнических таджиков.

На прошлой неделе в Душанбе состоялось пленарное заседание совета "Всемирной ассоциации таджиков и персоязычных народов". Совет является органом, координирующим деятельность всех объединений таджикских соотечественников за рубежом. Его члены ежегодно в начале сентября собираются в Душанбе, чтобы заслушать отчет о работе исполнительного комитета Ассоциации, наметить планы на ближайшее будущее и обсудить проблемы функционирования диаспор и культурных центров таджиков, проживающих за пределами Таджикистана. Центральным событием нынешней встречи стало открытое письмо-обращение к президенту Таджикистана Эмомали Рахмонову, который возглавляет Ассоциацию, от члена совета Ассоциации, председателя Центра таджикской культуры Самарканда, поэта Хаёта Негматова. В нем автор просит главу государства лично вмешаться в разрешение вопроса о возможности дальнейшей деятельности этого культурного Центра, который очень скоро может прекратить своё существование. По словам Негматова, уже не первый год узбекские местные власти в лице инспекции по охране архитектурных памятников города Самарканда пытаются отобрать у Центра таджикской культуры здание, в котором он располагается. В конце 19-го века этот дом достался в дар самаркандским поэтам от купца Усманбая. А в 1991 году он был предан Центру таджикской культуры и до сих пор является его юридическим адресом.

Власти хотят ликвидировать Центр таджикской культуры

Как сказал в интервью "Немецкой волне" Хаёт Негматов, за эти годы местные власти неоднократно предпринимали попытки ликвидировать Центр или помешать его деятельности:

- В 1993 году неожиданно вышел указ кабинета министров Узбекистана о перерегистрации всех общественных организаций в управлении юстиции. Мы неоднократно обращались для перерегистрации Центра, однако каждый раз они находили какие-то причины, чтобы отклонить его перерегистрацию. И вот с 1993 года наш Центр работает фактически на общественных началах. Теперь они видят, что такими методами им не удалось ликвидировать наш центр. Они решили пойти на другой шаг – отнять у нас здание. Инспекция по охране памятников сейчас подала на меня в суд, ссылаясь на необходимость реставрации и ремонта этого здания, как здания архитектурного значения. Не согласовывая ни с кем, они самовольно приняли его на свой баланс и незаконно, путем шантажа, требовали с меня за 2001-2002 годы арендную плату.

Гонения имеют политическую подоплеку

По словам Хаёта Негматова, гонения в отношении его Центра имеют политическую подоплеку. Ещё во времена Советского Союза поэт был активным защитником интересов таджиков в Узбекистане. В знак протеста против тогдашней национальной политики, в мае 90-го года Негматов перед зданием обкома компартии Узбекистана в течение недели держал политическую голодовку:

- Тогда благодаря мне был издан указ Самаркандского обкома компартии, разрешающий таджикам Самарканда записываться в паспортах таджиками. Этот закон до сих пор в Самарканде действует. Я держал политическую голодовку в мае месяце 1990 года, а нынешний президент страны является бывшим первым секретарем ЦК компартии Узбекистана. С тех пор я как экстремист нахожусь в черном списке. Только из-за того, что этим центром я руковожу до сих пор, власти не хотят его регистрировать.

Культурный центр стал своеобразной правозащитной организацией

В 1991 году состоялась личная встреча Негматова с Исламом Каримовым, где он поднял проблемы этнических таджиков, проживающих в Узбекистане. Негматов полагает, что именно после этого в течение семи лет его не выпускали за пределы Узбекистана и был наложен запрет на издание и распространение его произведений:

- Когда я впервые получил разрешение на выезд за пределы Узбекистана и первая моя поездка должна была состояться 20 января 1999 года в Иран, прямо в аэропорту у меня изъяли рукописи моих произведений, после чего завели уголовное дело, как будто бы в них есть национализм. Вели против меня следствие. В конце концов, когда я обратился к Каримову, чтобы он прекратил такие античеловечные, антиинтеллектуальные действия, тогда они приостановили уголовное дело, но на каждом листе моего сборника поставили штамп запрета ввоза, вывоза, издания, распространения и так далее.

По сведениям корреспондента "Немецкой волны", Культурный центр стал не только местом встречи и общения поэтов, писателей и ученых, но и своеобразной правозащитной организацией для таджикоязычной творческой интеллигенции Самарканда. Вновь говорит Хаёт Негматов:

- В 2001 году власти издали указ о депортации 16 человек из числа таджикской творческой интеллигенции Самарканда - поэтов, писателей и ученых - которые некоторое время проживали в Таджикистане и во время междоусобной войны вернулись в Узбекистан. Тогда я обратился в ОБСЕ, УВКБ ООН и только благодаря ходатайствам этих организаций депортация была приостановлена. Власти на меня опять "точат зуб". После этого даже было так, что единственная в городе таджикская газета "Овози Самарканд" стала публиковать статьи наших же таджиков с требованием ликвидации Центра. Мол, такой Центр не нужен, он разжигает национализм. И те люди, которые хотят создать такие Центры – это враги народа, враги нации. Конечно, все это было подстроено. Если мы лишимся этого здания, ликвидируется Центр таджикской культуры. Это вызовет у международной общественности плохой резонанс.

"Мы живем хорошо"

Однако по поводу положения таджикской диаспоры в Узбекистане есть и другие мнения. Вот позиция заместителя председателя таджикского культурного центра "Ориёно" в Ташкенте, помощника главного редактора таджикоязычной газеты "Овози тоджик" ("Голос таджика") Тоджибоя Икрамова:

- Как живется в Узбекистане таджикам? В религиозных и даже свадебных ритуалах обоих народов есть много общего. Поэтому мы проводим праздничные мероприятия совместно с узбеками. Кроме того, на республиканском радио у нас есть ежедневное вещание по 30 минут на таджикском языке, а также таджикский отдел в издательстве "Узбекистан", который выпускает в основном учебники для таджикоязычных школ республики. В редакции нашей таджикской газеты работают поэты и прозаики, которые выпустили уже не одну книгу на таджикском языке здесь, в Ташкенте. А совсем недавно мы стали свидетелями как в Самарканде прошел фестиваль "Шарк тароналари". На церемонии открытия звучали песни на таджикском языке, представители Таджикистана выступили достойно и даже заняли одно из призовых мест фестиваля. Также мы гордимся, к примеру, академиком Шавкатом Вахидовым. Будучи таджиком, он высоко поднимает авторитет науки Узбекистана в области ядерной физики. Он и подобные ему деятели и определяют наше лицо, лицо таджиков Узбекистана.

В заключение напомню, что официально в Узбекистане проживает около 1,5 миллионов таджиков, однако, по некоторым данным, их число достигает 9-10 миллионов человек. Это самая большая таджикская диаспора за рубежом, в то время как в самом Таджикистане проживает примерно 4,5 миллиона этнических таджиков.

Контекст