1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Таджикистан и Узбекистан: сложный узел противоречий

Лидеры Таджикистана и Узбекистана впервые за много лет провели двухсторонние переговоры. Какие результаты были достигнуты в ходе встречи Каримова и Рахмона, выясняла DW.

default

Ислам Каримов (слева) и Эмомали Рахмон (справа)

Президент Узбекистана Ислам Каримов впервые за шесть лет посетил с рабочим визитом Таджикистан. Официальным поводом для приезда в Душанбе стало участие в саммите глав государств ШОС 11-12 сентября. В кулуарах этой встречи в четверг, 11 сентября, состоялись таджикско-узбекские переговоры на высшем уровне - первые за четыре года. В последний раз лидеры Узбекистана и Таджикистана Ислам Каримов и Эмомали Рахмон общались в июне 2010 года в Ташкенте, где тогда проходил саммит ШОС. Государственных визитов не было вот уже 13 лет.

Низкие показатели экономического сотрудничества

Страны имеют общую границу протяженностью около 1,1 тысячи километров. При этом показатели экономического сотрудничества между ними стремительно падают. Так, в ходе переговоров в Душанбе 11 сентября прозвучали любопытные данные - объем взаимного товарооборота двух стран уменьшился с 300 млн долларов США в 2007 году до 2,1 млн в 2014 году. Хотя, по экспертным оценкам, потенциал взаимодействия может достигать полумиллиарда долларов США.

Александр Князев

Александр Князев

Многие подробности личной встречи Рахмона и Каримова остались неизвестны. Не было и подписанных документов, а также традиционных в таких случаях заявлений для представителей СМИ. Как сообщила пресс-служба президента Таджикистана, главы государств "выразили уверенность в том, что существующие барьеры на пути развития отношений двух соседних стран будут устранены".

Существующие барьеры

По словам экспертов по проблемам Центральной Азии, Таджикистан и Узбекистан являются участниками двух объединений - ШОС и СНГ. Тем не менее между двумя соседними странами с 2000 года действует визовый режим и уже почти два десятилетия отсутствует авиационное и автобусное сообщение. Линия границы двух стран с 2001 года заминирована. По данным правозащитных организаций, за 12 лет там на минах подорвались более 160 жителей приграничных районов. Такая ситуация ограничивает передвижение людей и грузов.

Аналитики пытаются найти объяснения непростому характеру отношений Ташкента и Душанбе. По словам регионального эксперта Александра Князева, главным фактором и уже даже символом противоречий между Таджикистаном и Узбекистаном является проект строительства Рогунской ГЭС.

Алишер Таксанов

Алишер Таксанов

Ташкент критично воспринимает планы Душанбе возвести самую крупную в регионе гидроэлектростанцию. "Объективная зависимость Узбекистана от режима подачи воды в Амударье делает этот вопрос для Ташкента принципиальным. Он достиг уже такой степени остроты, что урегулирование ряда других существующих противоречий ситуацию не изменит", - считает аналитик и добавляет, что в этой ситуации нужно искать компромисс.

Рогунский вопрос по-прежнему открыт

1 сентября Всемирный банк обнародовал результаты экспертизы проекта Рогунской ГЭС, фактически подтвердив право Душанбе строить объект. В Душанбе сразу же прозвучали идеи пригласить узбекскую сторону в качестве партнера в случае создания консорциума. Такой вариант выхода из тупика Александр Князев называет приемлемым.

"Все последние годы Узбекистан индифферентно относится к немногочисленным и вялым предложениям по участию в проектах ГЭС. Необходимо предложить такое участие, от которого будет трудно отказаться. И необходимо делать проекты многосторонними. Пусть в инвестировании, а затем и в управлении, включая вопросы безопасности и регулирования водных и энергопотоков, и получения доходов участвуют страны региона", - отмечает политолог. Правда, при этом он полагает, что политизация Рогунского проекта зашла так далеко, что подобный консенсус видится маловероятным. "Нужна деполитизация вопроса, нужны переговоры - других путей нет", - убеждает Князев.

Строительство Рогунской ГЭС

Строительство Рогунской ГЭС

Ныне проживающий в Швейцарии экс-сотрудник МИД Узбекистана Алишер Таксанов в интервью DW предположил, что тема Рогуна в Душанбе вряд ли могла обсуждаться президентами. "Они прекрасно знают противоположное мнение и аргументы, но при этом не откажутся от своих планов", - заметил Таксанов.

По его словам, на изменение позиций двух стран особо рассчитывать не стоит. "Не откроются границы, не отменят визовый режим, не возобновится воздушное сообщение. Поскольку главная проблема - Рогунская ГЭС - так и не будет решена. Ислам Каримов редко идет на компромисс, а в этом случае считает, что компромисс просто невозможен", - подчеркивает Таксанов.

Что объединяет Ташкент и Душанбе

Несмотря на серьезные противоречия, у Ташкента и Душанбе есть и общие проблемы. И, прежде всего, это вопросы безопасности, в том числе связанные с ситуацией в Афганистане. "В этой сфере есть много направлений, например, та же борьба с наркотрафиком, религиозным экстремизмом. Постепенное налаживание сотрудничества в этих сферах могло бы оздоровить двусторонние отношения в целом и способствовать решению наиболее принципиальных вопросов", - говорит Князев.

Еще один вопрос - взаимодействие в транспортной сфере. Он может стать предметом диалога, особенно в связи с желанием Таджикистана экспортировать плодоовощную продукцию в Россию. "Ташкент вряд ли станет блокировать эти планы, поскольку транзит сулит определенный доход", - отмечает Таксанов.

Активизации контактов Ташкента и Душанбе может послужить и совместное участие в проектах под эгидой Китая, полагают некоторые таджикские эксперты. Они обращают внимание, что оба государства являются участниками строительства четвертой ветки газопровода Центральная Азия - Китай. "Возможно, Пекин попытается сблизить государства, которые сегодня разделены взаимными обидами и разными проблемами", - считает глава представительства фонда "Евразия" в Таджикистане Равшан Абдуллаев.