1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Таджикистан и Узбекистан: конфронтация или движение друг к другу?

Готовы ли Душанбе и Ташкент отказаться от взаимных упреков, выяснял корреспондент DW.

Январь выдался противоречивым для таджикско-узбекских отношений. Сначала Узбекистан прекратил подачу газа в Таджикистан, а затем политики обеих стран обменялись дружескими обращениями. Теперь в экспертном сообществе пытаются предугадать дальнейший ход событий.

Спираль недоверия Ташкент - Душанбе

В Таджикистане, согласно данным национального Агентства по статистике, проживают около миллиона узбеков. Примерно столько же таджиков находятся в Узбекистане. И у тех, и у других по ту сторону границы живут родственники, однако общаться друг с другом с каждым годом им становится все сложнее. Страны-соседи продолжают возводить реальные и виртуальные шлагбаумы, затрудняя и без того непростые условия передвижения для своих граждан.

С 2000 года между Душанбе и Ташкентом действует визовый режим. С того же времени заминированы многие участки общей границы. Как итог - поездки таджиков и узбеков друг к другу не только связаны с бюрократическими хлопотами, но и сопряжены с риском для жизни. Почти на всех участках границы, за исключением контрольно-пропускных пунктов, установлены противопехотные мины. Узбекистан пошел на этот шаг, чтобы предотвратить проникновение в страну террористических групп. Правда, как говорят в Таджикском центре по минным вопросам, за 13 лет на узбекских минах не подорвался ни один террорист, жертвами становились исключительно мирные люди - погибли 74 человека. В последние три года, после установки опознавательных знаков близ опасных зон, число подрывов сократилось.

Почти 20 лет две соседние страны не имеют прямого авиационного и автомобильного сообщения. К этим проблемам в 2013 году добавились новые трудности. С 1 января Узбекистан прекратил поставки газа в Таджикистан, лишив взаимную торговлю единственной серьезной статьи. Общий тон диалога двух стран, по оценкам наблюдателей, все чаще сводится к упрекам. Два государства не могут договориться о спорных участках границы и уладить вопрос о воде и электроэнергии. Так, Ташкент выступает против строительства Таджикистаном Рогунской ГЭС, опасаясь, что она оставит Узбекистан без воды. В Душанбе с этими опасениями не согласны.

Ждать ли потепления?

18 января министр иностранных дел Таджикистана Хамрохон Зарифи на пресс-конференции в Душанбе назвал Узбекистан братской страной, предложив отменить визовый режим. В этот же день последовали ответные жесты из Ташкента. Как передает агентство 12news.uz, на заседании правительства узбекский лидер Ислам Каримов заявил, что Узбекистан - сторонник налаживания взаимопонимания в регионе и помощи стран друг другу. "Наши народы веками жили по соседству. Нас нельзя разделить", - отметил Каримов.

Глава МИД Таджикистана Хамрохон Зарифи и посол Узбекистана в Таджикистане Шокасым Шоисламов

Глава МИД Таджикистана Хамрохон Зарифи и посол Узбекистана в Таджикистане Шокасым Шоисламов

Наблюдатели задаются вопросом, что последует за этими жестами и стоит ли ждать скорой разрядки. Ответы у экспертов разные, но преобладают скептические оценки. "Заявления носят декларативный характер. Встречаются главы государств и правительств, а что дальше? Где результаты? Разве налажена приграничная торговля? Отрегулированы вопросы транзита грузов и пассажиров?" - спрашивает узбекский аналитик Алишер Таксанов, в прошлом - сотрудник МИД Узбекистана.

Глава Ассоциации политологов Таджикистана Абдугани Мамадазимов тоже не ожидает скорого сближения Душанбе и Ташкента. "Данное заявление Ташкента может стать началом разрядки в регионе, но давайте дождемся конкретных инициатив", - предлагает аналитик.

Дмитрий Попов

Дмитрий Попов

По мнению эксперта Российского института стратегических исследований Дмитрия Попова, некоторое смягчение политической риторики позволит снять напряженность между странами, но для действительной нормализации отношений этого слишком мало. "Необходима воля двух президентов - Ислама Каримова и Эмомали Рахмона, их двусторонние переговоры и первые символические уступки друг другу, в частности облегчающие населению режим пересечения границы. Вероятность достижения прорывных решений, например по водной проблеме, сегодня крайне низкая", - считает Попов.

Патовая ситуация

Тем не менее, аналитики полагают, что стороны могут повернуться лицом друг к другу. По мнению Алишера Таксанова, и Ташкенту, и Душанбе следует прекратить подковерные игры и перейти к выработке стратегии сотрудничества. "Политикам в двух странах нужно честно сказать, чего они хотят друг от друга и что могут сделать для этого. Хотят достижения нормальных водно-энергетических отношений? Тогда надо искать точки соприкосновения. Узбекистану нужна вода, Таджикистану - электроэнергия. Может, странам стоило бы инвестировать в проекты, от которых выгода всем? Это лучше, чем обвинять друг друга и ждать, что кто-то уступит", - утверждает узбекский аналитик.

Алишер Таксанов

Алишер Таксанов

Сегодняшнюю ситуацию он называет патовой. "Понятное дело, что никто не желает уступать, ибо загнали друг друга в угол. Мат необходимо ставить не сопернику, а ситуации", - говорит Таксанов.

Абдугани Мамадазимов считает сближение Ташкента с соседями неизбежным. По его словам, Узбекистан, решая внутренние вопросы, сталкивается и с проблемой безопасности. Здесь Ташкенту без помощи соседей не обойтись. "Вызовы региона таковы, что собственную безопасность нельзя обеспечить в одиночку", - полагает таджикский эксперт, обращая внимание на активизацию запрещенных организаций, включая Исламское движение Узбекистана (ИДУ).

А кто же третий?

Наблюдатели обратили внимание и на утверждение Ислама Каримова, что страны Центральной Азии способны урегулировать свои проблемы без посредников. Политолог Дмитрий Попов называет заявление Каримова примером тонкого политического искусства лавирования между различными внешне- и внутриполитическими силами.

"Они были сформулированы таким образом, что каждый услышал в них то, что хотел: одни уразумели под внешней силой Россию, другие - США, третьи увидели в ней сторонников так называемого радикального исламизма", - отмечает Попов.