1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Таджикистан: в поисках национальной идеи

В Душанбе начала работа конференция по проблемам национальной идеи в Таджикистане.

После крушения Советского Союза все республики Средней Азии оказались перед совершенно новой для себя задачей. Практически ни одна из них прежде в нынешних границах не существовала и не имела продолжительного опыта суверенитета. И вот помимо задач чисто прагматических – после развала СССР экономика всех республик переживала спад, необходимо было решать и вопросы идеологические: искать национальную идею, самосознание, новую государственную идеологию. О том, как эта задача решается в Таджикистане, пойдет речь в сегодняшнем выпуске « Фокуса», его ведет Михаил Бушуев.

Некоторые наверняка помнят, что нынешний год объявлен в Таджикистане годом арийской культуры. Правда, слово «арийский» не носит здесь значения, которое приписывали ему фашисты. Дело в том, что иранский и таджикский языки происходят от ирано-индийской группы языков, которая на персидском и таджикском просто называется «арийской». То есть, таджики хотят обратить внимание на свои же собственные корни. Однако это далеко не единственный признак того, что Таджикистан находится в поисках своего собственного национального самосознания. Вот и во вторник в Душанбе учёные, политики и общественные деятели собрались подумать, под каким флагом можно объединить таджикскую нацию. Здесь немецким Фондом Фридриха Эберта и Центром стратегических исследований при президенте Таджикистана организована конференция на тему формирования национальной идеи в Таджикистане. Интерес к этим вопросам оказался настолько велик, что, по словам главы офиса Фонда в Душанбе, организаторам поступили доклады и заявки на выступление более чем от 130 человек. Рассказывает Нигора Бухари-заде.

Многие выступавшие отметили, что сегодня общество ощущает отсутствие перспективной идеи, некоего маяка впереди, к которому оно должно двигаться. Но каким должен быть этот маяк – здесь взгляды собеседников расходятся. Мнения участников дискуссии условно можно разделить на два блока. Одни считают, что основу национальной идеи должны составлять религиозные, исторические и национально-традиционные ценности, например, арийская культура, первое государственное образование таджиков - государство Саманидов и ислам. В другой блок можно отнести сторонников более прагматичных взглядов, отстаивающих социально-экономические и гуманитарно-демократические достижения, такие как, рыночная экономика, права и свободы граждан. Национальная идея - это политический проект, который должен отражать развитие таджиков как единой нации, считает завотделом Центра стратегических исследований Абдулвохид Шамолов:

- Что представляет собой национальная идея? Категориальная основа этой идеи у нас есть: это, в первую, очередь, культурные ценности, которые мы имеем, как в прошлом, так и в настоящем. В настоящее время мы создаём такой проект, который бы охватил весь процесс возникновения, формирования и развития таджиков как нации. Откуда пошла эта нация, в чём её идентичность?

По мнению Шамолова, подобный проект не позволит такому небольшому государству, как Таджикистан, в эпоху глобализации раствориться в мировом пространстве. Старший советник президента Исомиддин Салохиддинов считает, что в основе национальной идеи должно лежать укрепление таджикской государственности:

- На протяжении свыше 1100 лет мы, таджики, не имели своей государственности. Мы были лишены политической культуры. И все беды, обрушившиеся на голову таджиков, именно из-за этого. Поэтому сегодня для нас идея государственности является определяющей и направляющей.

Как показывает действительность, ни идея арийства, ни ориентация на исламские традиции не принимаются всеми слоями таджикского общества. А значит, не могут стать общенациональными идеями. По мнению политолога-исламоведа Абдулло Рахнамо, в обществе нет единого мнения о таджикской национальной идентичности и общенациональных ценностях, поэтому опираться нужно на то, что способно материализоваться:

- Так как с идеологической, культурной и ценностной стороны у нас пока много споров, можно в качестве национальной идеи выдвинуть неидеологическую, которая будет измеримой. Например, развитый Таджикистан, достойная жизнь каждого гражданина. Такие идеи ни у кого не вызовут неудовольствия.

Директор информационно-исследовательского центра «Симург» Искандар Асадуллаев убеждён, что для искоренения узкорегиональных и возвышения общенациональных интересов, государство должно поставить во главу угла идею создания оптимальных условий для развития каждого таджикистанца:

- Думаю, что одной из самых важных задач является умение организовать так жизнь, свободу, наши права и деятельность в целом, чтобы индивидуальное развитие каждого получило максимальные возможности.

Социолог Рустам Хайдаров согласен с необходимостью создания условий для развития человеческого потенциала, но плюс к этому, по его мнению, общество должно быть нацелено на формирование стабильного среднего класса и плюралистической политической системы:

- Эти три компонента могут формировать национальную идею, будут способствовать развитию нации и её успешной конкуренции в период глобализации. Мы видим, что создаётся универсальная политическая культура, везде распространяются демократические ценности, любому обществу необходима свобода слова. Это касается не только политики, но и в экономике мы принимаем общепринятые мировые стандарты.

Проходящая в Душанбе конференция показала, что дискуссия на тему национальной идеи только открыта, но ещё не завершена. Поэтому Фонд Фридриха Эберта планирует организовать ещё несколько подобных форумов в ближайшем будущем.

Чем объясняется столь бурный интерес к нынешней конференции в Душанбе и к ее тематике? Можно ли действительно говорить о росте национального самосознания в Таджикистане? С таким вопросом мы обратились к эксперту по странам Центральной Азии профессору Лутцу Жехаку:

- Несомненно. Рост национального самосознания можно было наблюдать 15 лет, с тех пор как страна приобрела государственную независимость. И даже до этого, в советское время. Здесь нужно учитывать одну вещь. Хотя таджики сегодня подчеркивают, что они сложились как нация давным-давно, еще в доисламское время, но таджикская нация в нашем понимании слова «нация» сложилась только в начале ХХ века, то есть на заре существования СССР. Согласно сталинской идее, нации в Средней Азии были созданы по одному критерию - языковому. То есть таджикская нация сложилась на основе языка, который с тех же пор и начал называться таджикским. Первый раз о «таджикском языке» говорилось в 1924 году по отношению к письменному персидскому языку Средней Азии. И только после национального размежевания в том же году была создана Таджикская автономная республика, тогда еще в рамках Узбекской ССР. С это времени и началось формирование таджикского национального самосознания, по крайней мере, в исторических памятниках, которые я очень тщательно изучал, мы не можем найти более ранних свидетельств. Причем, осознание себя таджиком развивалось не только на территории тогдашней Таджикской автономной республики, но и среди таджикоязычного населения Узбекистана. Ну а с приобретением независимости задача стала восприниматься глобально, - как обретение своего лица среди других наций на земном шаре.

Сейчас идут споры о том, что необходимо положить в основу национальной идеологии – религиозно-исторические или экономические ценности. Какая из основ представляется вам более перспективной?

- Не надо крайностей, не надо ограничиваться чем-либо одним. Но решению задачи перспективного развития мешает нерешенный вопрос о национальном самосознании таджиков. Хочу вам привести один пример. Вот уже несколько лет – года два или три - в Таджикистане идет очень бурная академическая дискуссия, где, с одной стороны, выступают представители древней среднеазиатской интеллигенции, - персоязычной, городской, из Бухары, Самарканда. И, с другой стороны, представители новой интеллигенции, которая вообще могла сложиться только в советское время. Они большей частью происходят с территории современного Таджикистана, а это сельские территории. Эта интеллигенция, в основном, русскоязычная. Так, Директор института истории, археологии и этнографии академии наук Таджикистана Рахим Масов и еще один историк, Табаров, выступают на русском языке со своими идеями о том, каким является таджикский народ, какой должна быть таджикская нация. Они упрекают, в частности, Мухамаджона Шукурова из Бухары, который пишет свои книги на таджикском, в том, что он, по их мнению, ненастоящий, узбекизированный таджик или таджикизированный узбек, - выбирайте сами. Одним словом, эти дискуссии в Таджикистане приобрели такой характер, что в них пришлось вмешиваться Президенту, и интеллигенция стоит, чуть ли не на грани – не хочу преувеличивать, но - на грани гражданской войны. Так что проблем в этом вопросе предостаточно. И корни этой дискуссии уходят, конечно, в решение от 1924 года делить среднеазиатские республики по языковому критерию. Но фактически в Средней Азии делить по этому критерию было нельзя, потому что не получилось целостных территориальных единиц. И сегодня эти проблемы нужно обсуждать и решать их.

  • Дата 18.04.2006
  • Автор М.Бушуев, Н.Бухари-заде, Бонн-Ташкент.
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/8HOC
  • Дата 18.04.2006
  • Автор М.Бушуев, Н.Бухари-заде, Бонн-Ташкент.
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/8HOC