1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

С точки зрения Ташкента

Узбекский политолог и экономист Рафик Сайфуллин объясняет последние экономические решения узбекского правительства.

Во вторник свой новый сезон начал Ташкентский международный Центр переподготовки журналистов. Созданный 10 лет назад при непосредственной поддержке Фонда имени Конрада Аденауэра, центр является сегодня одной из немногих в Узбекистане неправительственных организаций, где дискутируют независимые ученые и журналисты. Во вторник в ташкентский международный Центр переподготовки журналистов пришел политолог и экономист, бывший директор Института стратегических исследований при президенте Узбекистана Рафик Сайфуллин. В эксклюзивном интервью для «Немецкой волны» он прокомментировал некоторые тенденции политики нынешнего правительства, вызывающие недоумение у наблюдателей. В частности, многие в Узбекистане удивляются, почему Ислам Каримов, лично предложив южнокорейским бизнесменам взять в разработку урановые месторождения, во время переговоров с японским премьером Коидзуми, ограничился только констатацией интересов японцев в этой сфере. Сайфуллин считает, что японцы опоздали, и корейцам было отдано единственное готовое к разработке месторождение. Несколько других пока не отработаны, и узбекские геологи пока не готовы назвать цену, по которой японцам дадут право на разработки. Сайфуллин продолжает:

- Япония чуть-чуть опоздала. Могли бы быть более активными и немного более быстрыми, но в силу политической ситуации они не торопились со своими действиями. Южная Корея была свободна от этих "оков" внешнеполитических, она выиграла по времени. Япония была и после визита Коидзуми остается признанной в качестве стратегического приоритета внешнеполитической линии республики Узбекистан.

Есть, правда, сведения, что все остальные урановые месторождения уже «застолбила» за собой некая российская компания. Сайфуллин говорит:

- Что "Интеррос" ангажировал эти месторождения, об этом говорить еще рано. Все равно вопрос будет решаться руководством с точки зрения экономической целесообразности. Другими словами, кто больше заплатит. Если россияне будут готовы вложить и достаточно быстро и эффективно какие-то средства, и докажут это - конечно, им и будет отдано предпочтение. Если это сделает японская сторона, то понятно, на чьей стороне будет узбекское руководство.

Еще одна деликатная тема, которую на все лады обсуждают в Узбекистане – почему, несмотря на многочисленные декларации президентов Узбекистана и Казахстана о желании сотрудничать в экономике, вложения казахов в узбекскую экономику незначительны:

- Казахи не торопятся. Они заняли выжидательную позицию. Встречное движение есть. Надо унифицировать национальное законодательство. За 15 лет независимости эти законодательства друг от друга настолько разошлись во многих вопросах. Для того, чтобы реально реализовать идею таможенного союза, Узбекистану потребуется еще внести свой нормативно-правовой регламент и кучу изменений, чтобы потом на равноправных условиях войти в этот таможенный союз. И тогда все вопросы будут сняты.

На последнем своем саммите главы государства ЕврАзЭС подробно рассматривали идею Таможенного союза. Узбекистан, который вроде бы с таким энтузиазмом вступил в ЕврАзЭС, предложил, к общему удивлению, не торопиться с Таможенным союзом и даже вступать в него по очереди. Мнение Сайфуллина:

- В Узбекистане есть только одно опасение, что местный, частный предприниматель будет зажат. Большая лавина товаров и услуг, которая хлынет, когда уже будет таможенный союз и не будет препон, она станет большим препятствием для развития эти товаров и услуг на месте, даже в рамках таможенного союза. Это вопрос не столько дискуссионный, сколько больше правовой.