1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Классика

"С Россией нам было непросто"

Рольф Бек, руководитель фестиваля в Шлезвиг-Гольштейне, о сложностях подготовки "русского сезона"

default

Рольф Бек давно хотел посвятить фестиваль русской музыке

Выступая в Берлине 5 июня этого года со своей первой международной пресс-конференцией, президент Дмитрий Медведев не забыл и о нуждах культуры.

"Мы договорились продолжить патронат над знаковыми проектами в сфере культуры, - сообщил он. - С президентом Германии мы приняли решение объявит совместный патронат над Международным музыкальным фестивалем "Шлезвиг-Гольштейн" 2008, где Россия участвует в качестве главной страны-партнера».

И вот фестиваль в северной земле начался. Фестиваль большой, один из крупнейших в Германии. В голых цифрах: полторы сотни концертов за семь недель, 47 площадок (от филармонии до храма, от замка до перестроенного под концертные нужды коровника). Гольштинию связывают с Россией тесные исторические узы: отсюда в страну Петра и Екатерины ехали и крестьяне, и ремесленники, и аристократы. Но едва ли общее историческое прошлое стало единственной или главной причиной посвятить России музыкальный фестиваль 2008 года. Что же? С этого вопроса я начала беседу с директором фестиваля Рольфом Беком:

- Россия – это, без сомнений, одна из величайших «музыкальных держав» в любом отношении: будь ли то композиторская или исполнительская школа, система музыкального образования или просто отношение к музыке. Вообще-то решение сделать «русский акцент» на нашем фестивале зрело давно. Мы очень рады, что нам это наконец удалось…

Скажем, в прошедшую среду, в канун нашего интервью, в вашей программе было одновременно три «русских концерта»: камерный ансамбль солисты Петербурга играл в зале радиостанции НДР в Гамбурге программу Шнитке-Шостакович-Губайдулина, еще один ансамбль в необычном составе гитара и виолончель исполнял в замке Глюксбург пеструю программу от Баха до де Фальи и Стравинского, в Мёльне читали «Анну Каренину» в сопровождении фортепьяно, в Кильском замке давал фортепьянный концерт Григорий Соколов. Наконец, в курортном городке Бад Зегеберг, в местом соборе Мариенкирхе, выступал ансамбль тувимского горлового пения «Хуур-Хуур-Ту» - последний пункт, правда, не имеет прямого отношения к русской программе фестиваля. Похоже, руководство фестиваля готово идти на известный риск:

- Да, мы предлагаем очень разнообразную программу, но не стоит недооценивать немецкую публику: она готова к этому разнообразию. Скажем, на вчерашнем концерте ансамбля из Тувы был настоящий аншлаг – в церковь, рассчитанную на шестьсот слушателей, набилось восемьсот человек!

Но возвращаясь к России: очевидно, что за составлением такой программы стоит грандиозная – и, очевидно, непростая организационная работа:

- Действительно, в случае России готовить фестиваль было особенно сложно. Наша главная проблема заключалась в том, что ни у кого в России не было до нас дела. Мне очень жаль, что у такой страны нет ни одного культурного представительства за рубежом. На сей же раз нам пришлось действовать исключительно на свой страх и риск. Так сложно нам не работалось ни с одной другой страной.

Похоже, вы чувствовали себя «брошенными на произвол судьбы» - или чувствуете до сих пор (несмотря за заявление нового российского президента)?

- Впечатления двойственные. С одной стороны, продолжают ходить слухи, что некая финансовая помощь из России все-таки поступит. Это будет для нас хоть и приятным, но крайне странным обстоятельством: ведь фестиваль уже начался. Но еще раз подчеркиваю, что наши сложности были связаны не с финансированием как таковым в первую очередь, а с организацией, с получением информации и так далее. Да, у нашего фестиваля так или иначе существуют связи со многими российскими коллективами, выступавшими у нас в прошлые годы. Но организационные сложности все равно были, и очень существенные. И должен сказать, что эти сложности, к сожалению, еще не кончились, они прибывают по мере приезда ансамблей. Во всем этом проекте недостает руководящей структуры с российской стороны.

Боже мой, что это за сложности?

- Ну, например, за два дня до концерта Российский национальный оркестр сообщил нам, что приедет без виолончелей и контрабасов, и нам надо срочно отыскать их «на месте». Должен сказать, что это не совсем для нас привычный стиль работы. Мы, конечно, со всем справимся, но хотелось бы, чтобы подобные неожиданности все-таки случались пореже.

Давайте поговорим о приятном: у фестиваля есть прекрасная традиция – традиция молодежной хоровой и оркестровой академии. Хоровой академией руководите вы лично, оркестровой – ваш коллега, прекрасный (даже, не побоюсь этого слова, великий) дирижер Кристоф Эшенбах.
Раскройте секрет: как удается добиться столь высокого уровня за несколько месяцев и с двадцатилетними (по среднему возрастному показателю) музыкантами?

- Это действительно секрет, разгадки которого не знаю и я сам. Наверное, этот вопрос следует переадресовать маэстро Эшенбаху. Но нельзя недооценивать и подготовительной работы: так, в этом году мы получили 1300 заявок на участие в оркестре. Они поступили от студентов из самых разных стран. Затем мы провели 35 прослушиваний по всему миру. По результатам этих прослушиваний в этом году мы пригласили 120 молодых музыкантов. И они – как и в прошлые годы – удивительно быстро срослись в единый ансамбль. Главное в такого рода проектах – настроение, атмосфера. Молодые музыканты не обременены рутиной, их объединяет чистая радость музыки.

Аудио- и видеофайлы по теме