1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

С Политковской умерла другая Россия

Тема убийства Анны Политковской стала на этой неделе основной и для культурных обозревателей немецких газет.

default

"Она не могла похвастаться особой харизмой, не блистала красноречием, нередко ее участие в ток-шоу на фоне выступлений других участников выглядело блеклым, - пишет консервативная газета Die Welt.- И все же на момент убийства Анна Политковская обладала и в России, и за рубежом бóльшим влиянием, чем на других этапах ее карьеры. Она служила живым доказательством того, какой уникальной властью обладает печатное слово".

Точечный огонь

Главной темой журналистской деятельности Политковской была сама Россия, в первую очередь – "грязная война", которая вот уже много лет ведется на юге страны, в Чечне. Об этой теме давным-давно забыли даже мировые СМИ, причем, забыли сознательно. Слишком уж опасной, сложной, темной была для нас эта субстанция.

Анна Политковская стала далеко не первым репортером, поплатившимся за свою профессиональную деятельность жизнью с момента прихода к власти Путина. Однако это покушение означает перелом в истории преследования журналистов в России, считает издание. Убийцы не стали симулировать несчастный случай или разбойное нападение. Это было демонстративное заказное убийство.

Наверняка это покушение дополнит собой печальную коллекцию нераскрытых дел последних лет. Но даже если расследование окажется успешным, главной своей цели заказчик убийства уже достиг. История России и Восточной Европы наглядно демонстрирует: чтобы запугать миллионы, вовсе не нужно ставить к стенке несколько тысяч неугодных. Как правило, достаточно подобрать символичную мишень.

"С момента ареста Михаила Ходорковского ни один российский олигарх не осмеливается делать независимые политические заявления. После смерти Политковской вряд ли найдется журналист, который захочет пойти по ее стопам в Чечне", - считает Die Welt.

Политковская возвращала жертвам достоинство

Buchmesse in Edinburgh - Anna Politkowskaja

Анна Политковская

"Во времена ужесточающейся цензуры и самоцензуры в российских СМИ эта мужественная и одновременно хрупкая женщина упорно продолжала рассказывать о зверствах в Чечне и в вооруженных силах РФ, - пишет умеренно-консервативная Frankfurter Allgemeine Zeitung. – Она была последним критическим голосом, который достигал внимания общественности как в России, так и за рубежом. Все остальные голоса уже давно заглушены".

Анна Политковская собирала и публиковала имена и истории чеченцев и русских, которых похищали, пытали и убивали за то, что они не боялись жаловаться на издевательства. Их наказывали за то, что они обращались в Страсбургский суд по правам человека, а нередко и просто за то, что они случайно оказались в неудачное время в неудачном месте, став свидетелями преступлений российских военнослужащих.

Своими публикациями о преследуемых и беззащитных людях, которые были для власть предержащих лишь безликой массой, Анна Политковская наделяла их не только голосом, но и достоинством, которого они были лишены. Кто-то назвал ее человеческой совестью. В этой роли Политковская не знала дипломатического языка, резюмирует обозреватель Frankfurter Allgemeine Zeitung.

Запад тоже боится Кремля

Леволиберальная газета Die Tageszeitung отмечает, что в последнее время в России Политковской почти не было слышно и видно. Ее смелые репортажи о пытках, похищениях и убийствах на Северном Кавказе были доступны лишь немногочисленным читателям "Новой газеты". Государственные теле- и радиоканалы отказывались пускать ее в эфир, издательства не хотели печатать ее книги.

"Страх расплаты заставлял ответственных редакторов отворачиваться и надевать защитную маску равнодушия. Вместе с Политковской умерла другая, отважная, высоконравственная Россия", - пишет издание.

Расчет Кремля оправдался, продолжает Die Tageszeitung. Преступления на Северном Кавказе замалчиваются, в том числе и на Западе. Эта тема практически полностью исчезла из политической повестки дня.

Запад тоже боится – боится мести нового, уверенного в себе российского руководства, боится, что Москва закрутит газовый кран, как только услышит из Европы критику в свой адрес. Не в последнюю очередь ответственность за это молчание несут и местные предприниматели. Рассчитывая на многомиллионные прибыли на российском рынке, они закрывают глаза на происходящее. (тп)

Контекст