1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

С операционного стола - на свалку...

Что происходит с тоннами медицинских отходов, почему на городских свалках находят человеческие органы?

Сегодня в нашей постоянной рубрике мы обратимся к довольно необычной теме, - утилизации мусора. В Центральной Азии проблема переработки мусора стоит довольно остро, но о ней предпочитают не говорить. Ведь денег для того, чтобы построить, например, современные заводы, научить население сортировать мусор, как это принято, скажем, в Европе, или хотя бы закупить новые контейнеры, все равно нет. И если с бытовым мусором, утилизация которого, происходит еще по советской схеме, коммунальные службы более-менее справляются, то, например, с медицинским отходами дело обстоит весьма плачевно. Ведь до тех пор, пока не найдено оптимального решения этой проблемы, существует элементарная угроза для здоровья людей. Впрочем, подробнее об этом расскажет моя коллега Наталья Позднякова.

Сегодня пойдет речь о том, как решают проблему утилизации медицинских отходов в Киргизии. Но можно предположить, что примерно такая же ситуация сложилась и во всех других центрально- азиатских республиках. О том, что происходит с использованными бинтами, шприцами или органическим материалом, который остается после хирургических операций, мало кто знает, да и говорить об этой деликатной теме до недавнего времени было не принято, разве что косвенно. В этой связи довольно часто обсуждают проблему вторичного использования одноразовых медицинских материалов, что может стать источником распространения разного рода инфекций, в том числе и ВИЧ. И это - не единственный пример. Далее рассказывает наш корреспондент в Бишкеке Саида Юсупханова.

Как сообщил в интервью "НВ" директор института профилактической медицины Омор Касымбеков:

-Вот эти отходы, которые накапливаются в медицинских учреждениях, представляют угрозу по следующим параметрам. Они инфицируются, так как они контактируют с биоматериалами. И такие предметы, используемые в медицинской практике, как шприцы, биологические материалы, бинты, вата - все это должно быть утилизировано. Вот эта служба очень плохо развита, и ,следовательно, несоблюдение каких-то правил и требований может привести к тому, что население ( вы же сами знаете, сейчас много людей, которые роются в таких местах), если оно получит доступ к медицинским отходам, то эти отходы могут явиться источником инфицирования.


Нерешенная проблема с использованными медицинскими инструментами и биоматериалами, которые остаются после операций, привела к росту внутрибольничных инфекций в Киргизии. Они являются одной из главных причин заболеваемости и высокой смертности госпитализированных больных. Омор Касымбеков отметил, что для осуществления полноценной и безопасной утилизации медицинских отходов Министерству здравоохранения Киргизии катастрофически не хватает средств. Тем не менее, сейчас ведомство активно работает в этом направлении. В стране была принята "Целевая программа по управлению медицинскими отходами и профилактике внутрибольничных инфекций":

- Сейчас ее внедрение идет повсеместно на те лечебные учреждения, которые находятся в других регионах. Суть ее в том, чтобы наладить мониторинг за медицинскими отходами, за сортировкой и утилизацией. Чтобы эти опасные биоматериалы не попадали во внешнюю среду и не загрязняли внешнюю среду и не являлись источником инфицирования людей, которые по тем или иным причинам могут получить доступ к этим отходам.

Некоторые эксперты предлагают сжигать медицинские отходы или закапывать их. Однако директор института профилактической медицины убежден, что подобные методы уничтожения отходов приведут к заражению почвы и атмосферы. По его словам:

-Нужно искать другие технологии или методы утилизации. Например, есть такие методы, когда полимерные материалы перерабатываются в гранулы и используются вторично для покрытия дорог. Или же есть другие технологии, когда обязательно эти медицинские отходы прежде чем утилизироваться во внешнюю среду должны подвергаться дезинфекции, обеззараживанию - автоклавированию. Нужно создать систему санитарно - эпидемиологической безопасности этих изделий. Вот события, произошедшие недавно в Казахстане, в Чимкенте, когда повторное использование шприцев, катетеров с загрязненными биоматериалами крови привели к заражению значительного количества населения, особенно детей. В связи с чем, на экономическую систему здравоохранения Казахстана падает тяжкий груз. Ведь людей, которых инфицировали пожизненно надо лечить от ВИЧ - инфекции, в последующем переходящей в СПИД. Медицинские учреждения явились фактором риска заражения людей.

Между тем, Болот Джаналиев, начальник Республиканского патолого-анатомического бюро, не согласен с тем, что проблема утилизации медотходов в Киргизии представляет реальную угрозу. По его словам:

-На сегодняшний день нет единого подхода, единой системы по утилизации медицинских отходов, в том числе и биологических отходов, но биологические отходы утилизируются. Что является био отходом? Это, во-первых, удаленный орган во время операции, биопсийный материал, основная масса биоотходов - это плацента. В год около 20 тонн биоотходов. Захоронения этих биотходов осуществляется на кладбищах. На сегодняшний день эти захоронения финансируются мэрией Бишкека. Конечно, они жалуются, что не хватает денег, но мы должны стараться. Сами понимаете, где идет разложение, там есть вероятность распространения инфекции. Чтобы этого не было, мы используем дезинфицирующие средства.

Однако начальник патолого-анатомического бюро признал, что в Бишкеке действительно имели место факты, когда сотрудники медучреждений избавлялись от биоматериалов, оставляя их в простых мусорных контейнерах, предназначенных для бытовых отходов. По данным начальника патолого-анатомического бюро, ежемесячно только в столице Киргизии количество медицинских отходов в виде использованных мединструментов составляет несколько десятков тонн, а в виде биоматериалов - более полутора тонн в месяц.

Итак, что же происходит с тоннами медицинских отходов, кто занимается их утилизацией, и почему не редки случаи, когда на городских свалках находят человеческие органы ? На эти вопросы попытается ответить моя коллега Галина Трошина, которая провела собственное расследование.

В республике все еще нет специального оборудования для хранения и уничтожения использованного медицинского материала. Если в странах Европейского Союза для этих целей используют специальные контейнеры, из которых уже нельзя достать содержимое, то в Киргизии врачи довольствуются пластиковыми пакетами, в которые собирают использованные материалы: таковыми являются шприцы, иглы, бинты и капельницы. Бывшие в употреблении одноразовые средства уничтожают сами медики, чтобы исключить возможность вторичного использования. Городские службы коммунального и бытового хозяйства занимаются лишь тем, что вывозят на свалки бытовой мусор из больниц. Муса Макеев - заведующий отделением пластической микрохирургии Национального госпиталя говорит:

- Допустим, иголка от шприца. Ее могут использовать те же наркоманы или же сделать на этом нечестный бизнес: снова упаковать и продать ее. Эту иголку надо полностью разрезать, мы делим ее на несколько частей, физически, ножницами. Точно также шприц - ножницами разрезаем, также все ампулы от лекарств, антибиотиков физически раздавливаем. И в таком состоянии, когда это нельзя снова использовать или упаковать, мы в специальной полиэтиленовой специальной упаковке сдаем мусорщику. А он уже относит на мусор и там дальше - даже не знаю.


С биологическими отходами, к которым относят удаленные части человеческого тела, ситуация еще сложнее. Утилизацией ампутированных ног и рук занимаются сами медицинские учреждения. Отходы такого рода должны сжигать в котельных. Но зачастую в этой цепи возникает сбой из-за недобросовестных работников. И тогда на городской свалке, куда городские службы коммунального и бытового хозяйства должны вывозить лишь бытовой мусор из больниц, находят медицинские отходы. Кубанычбек Нарузбаев начальник Управления государственного контроля в Агентстве по охране окружающей среды и лесному хозяйству рассказывает:

- Я вот вспомнил, что где-то там нашли руку на свалке. Подумали, что бомжа съели. А мне кажется, что это были медицинские отходы.


Подобные факты медики стараются не комментировать. В то время как экологи не отрицают такой возможности. Чиновники признают, что существующее оборудование и сама система утилизации давно устарели. Кубанычбек Нарузбаев говорит :

- Обычно рекомендуем применять такие печи, которые снабжены газоулавливающими приспособлениями и установками. Есть большие котельные, где есть газоуловители. То есть эта котельная приспособлена для сжигания различных токсичных веществ. У нас специального полигона для уничтожения медицинских отходов нет. Поэтому мы рекомендуем выбирать котельные, которые оборудованы пылеустановками.

Изменить порядок и способ уничтожения медицинских отходов можно, и в этой связи, есть даже конкретные проекты. Вот только денег у Киргизии для производства или закупки специальных контейнеров, а также для строительства перерабатывающего завода, нет. А потому местные чиновники рассчитывают лишь на зарубежных спонсоров.