1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мнения

Сюзанне Остхоф свободна, но свободны ли мы?

Все страхи за судьбу Сюзанне Остхоф остались позади. Подробности ее похищения до сих пор неизвестны - как и детали операции по ее освобождению. Комментарий Петера Филиппа.

default

Каким образом Сюзанне Остхоф оказалась на свободе, скорее всего, останется неизвестным. Это защитит ее похитителей, которые через три недели после захвата заложницы все же изменили свое решение. Важным, по крайней мере, в первые часы после освобождения, является отнюдь не преследование преступников или исследование мотивов похищения. Тем более что действовали они, судя по отрывочной информации, не из финансовых и не из политических соображений. Похитители приняли женщину-археолога за шпионку. Впрочем, какими бы ни были эти мотивы, ничто не оправдывает похищение и угрозу смерти гражданского человека.

Все вздохнули свободно

Освобождение избавило от напряженного ожидания всех, кто переживал за судьбу Сюзане Остхоф и всеми силами пытался ей помочь. Да и правительство Германии, которое, несмотря на дистанцирование от иракской кампании, вдруг стало мишенью насилия, теперь вздохнет свободно. Обретя, впрочем, опыт, который уже имеют французы, в первую очередь французские журналисты, которых неоднократно похищали в Ираке. Хотя Франция, как и Германия, тоже выступала против войны в Ираке.

Этот факт, в сущности, лишний раз показывает, что никому не гарантирована защита от терроризма и что сущность террора как раз и состоит в том, чтобы слепо выступать против невинных. Для террористов главной задачей является деморализация вообще – с тем чтобы люди просто не могли более наладить нормальную повседневную жизнь.

"Одержимость" или "социальная активность"?

Сюзанне Остхоф принадлежит к числу тех немногочисленных иностранцев в Ираке, которых не пугает подобного рода опасность. Одни называют это "одержимостью", другие - "социальной активностью". Но что бы ни двигало ими, следует признать: людей такого рода мало.

Большинство иностранцев, находящихся сейчас в Ираке, за исключением военных, - либо расчетливые дельцы, либо ловцы удачи, которые из любой запутанной ситуации пытаются извлечь прибыль и для которых судьба иракцев ничего не значит. И мы должны гордиться тем, что среди нас есть люди праведные, которые стремятся, как Сюзанне Остхоф, ломать эти стереотипы и бескорыстно помогать людям в Ираке. Но в Германии таких людей, судя по всему, очень мало. Потому что в отличие от Франции и Италии здесь никто не устраивал массовых демонстраций в знак протеста против захвата заложницы. Абсолютно очевидно, что здесь важнее рождественские рынки. Может быть, и это станет для нас уроком – выступать против войны недостаточно, нужно учиться вступаться за ее жертвы. Сюзанне Остхоф так и поступала, и потому сама стала жертвой. Ее освобождение должно хотя бы заставить нас задуматься. И именно сейчас, в эти предрождественские дни.