1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

США расширили экономические санкции против Беларуси

В черный список попали дочерние предприятия концерна Белнефтехим: «Лакокраска» (Лида), «Стекловолокно» (Полоцк) и «Белорусский нефтяной торговый дом» (Минск). Как белорусские политики и экономисты комментируют ситуацию?

default

Лидер движения «За Свободу!» политик Александр Милинкевич называет ходы американской стороны сомнительными: «Экономические санкции бьют, прежде всего, не по власти, а по простым людям.

Кроме того, причины введения санкций не известны большинству народа, потому что интерпретацию их дает пропагандистское телевидение. И в этом тоже проблема. Введение санкций — сомнительный ход, потому что крах экономики, это с большой вероятностью удар сильнейший по перспективам независимости Беларуси», — уверен Милинкевич.

Стратегически грамотный удар

О том, что экономические санкции против Беларуси могут быть расширены, временный поверенный в делах в делах США в Беларуси Джонатан Мур заявил три недели назад. На экстренной пресс-конференции по поводу выдворения из страны 10 американских дипломатов. То, что в списке Министерства финансов США оказались именно эти предприятия, руководитель аналитического центра «Стратегия» экономист Леонид Заико считает закономерным: «Сорок процентов всех доходов от экспорта — переработка тяжелых и легких нефтепродуктов, и сопутствующих товаров, потому что «Белнефтехим» занимается большой гаммой, включая калийные удобрения.

Стратегически все сделано абсолютно правильно. — Политик говорит, что косвенно это подтверждает и реакция белорусского руководства. — Если бы она была сдержанная, то это означало бы, что нет серьезных показаний, что шаги американской стороны опасны. А так как реакция была достаточно эмоциональной, очевидно, что американские специалисты нанесли удар достаточно грамотно».

Так есть ли угроза?

Официальный Минск, впрочем, утверждает, что ощутимой угрозы для экономики страны нет. «Я не думаю, что эти санкции существенно скажутся на работе этих предприятий», — заявил первый заместитель премьер-министра Беларуси Владимир Семашко, пояснив, что продукция данных предприятий поставляется не только в США, а востребована на многих мировых рынках.

Политолог Александр Класковский с вице-премьером не спорит: «Это все-таки более символический жест. Белорусская сторона предвидела это и приспособилась. Как известно, был предпринят ряд шагов. В частности — перевод расчетов на евро и другие окольные пути были найдены, чтобы минимизировать для этих предприятий концерна прямой экономический ущерб».

«Куда чувствительней может оказаться удар, нанесенный по имиджу Беларуси», — говорит политолог: «Имиджевый ущерб проявляется в долгосрочной перспективе и может быть достаточно болезненным. Здесь речь уже идет о том, что инвесторов все это может отпугнуть».

Нужен диалог

Александр Милинкевич предлагает свой рецепт выхода из тупиковой ситуации: «Диалог должен быть с властью. Но только, конечно же, на 12 условиях Евросоюза. Выбрать из них первый — освобождение политзаключенных — и сделать подробную дорожную карту.

Шаг за шагом: что делает Беларусь и что делает Евросоюз. — Политик уверен еще и в том, что диалог с властью дает возможность проводить экономические реформы. — Если власть в ближайшие год два не начнет этого делать, то и без всяких санкций будет крах экономики. А наша задолженность перед Россией вырастет до катастрофических размеров».

Эмоции или разум?

Как поведут себя белорусские власти? Способны ли они пойти на компромисс? Александр Класковский замечает: «Белорусская внешняя политика на высшем уровне часто мотивируется эмоциональными, скажем так, факторами».

Леонид Заико уверен: «А что мы можем сделать? Тут можно только кричать, можно топать ногами, больше ничего. Сбить какой-то шар американский — не собьют. Спутник американский мы тоже не собьем. Поэтому, вообще-то, ничего-то и нет».

Политолог Класковский не так категоричен: «Я думаю, и эти нотки уже звучат: если Запад нас не хочет принимать такими, как мы есть, то найдется другая сторона, которая нами заинтересуется. То есть идет намек на сближение с Россией. Может быть поднят вопрос о возвращении ядерного оружия в Беларусь. Мол, Америка не выполняет условия Будапештского меморандума, плюс ответ на размещение элементов американской противоракетной обороны в Европе… Начнутся такие военные игры».

Контекст