1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

США: итальянская мафия в Нью-Йорке или «Италия в миниатюре»

22.05.2002

Наверное, нет человека, которому не доводилось бы слышать, читать в прессе или смотреть фильмы об итальянской мафии. При этом речь часто идет не только о самой Италии, но и о США, где «Cosa nostra» (как утверждают некоторые эксперты) по-прежнему существует и активно действует – причем не только в лентах голливудских режиссеров. Мы, конечно, не будем стремиться соперничать с Голливудом и рассказывать очередную историю об итальянской мафии, а займемся значительно более конкретным вопросом - а именно самим фактом появления в Америке итальянцев. Их массовое переселение в США началось около века назад, и сейчас в некоторых американских городах итальянские общины играют весьма существенную роль. Прежде всего это заметно в Нью-Йорке, где есть даже особый итальянский квартал, Little Italy. Там побывала моя коллега Елена Байер, репортаж которой я и предлагаю вашему вниманию.

В конце 19 века под звуки популярной тогда «O, sole mio» переполненные корабли покидали порты южной Италии. Среди пассажиров особенно много было сицилийцев, решивших искать счастье вдали от родины. Каждый из них увозил с собой в сердце не только сентиментальные мелодии и память о выжженных солнцем холмах Сицилии. Семейные и родственные связи, верностью которым так славятся итальянцы, в чужой стране помогали в трудный час тому, кто, не зная языка, попадал из сельской идиллии итальянской провинции в Молох Нью-Йорка.

Итальянские иммигранты стали селиться в одном из самых дешевых кварталов Манхэттена, с узкими грязными улицами и заброшенными домами. Вскоре на Mulberry Street ютилось уже более 40 тысяч человек. Ни эпидемии туберкулеза, часто сопутствовавшего в то время бедности, ни прочие трудности не помешали этому кварталу выжить и стать Италией в миниатюре - Little Italy, Маленькой Италией, как и по сей день называют этот необычный квартал нью-йоркцы.

Вновь прибывший из-за океана иммигрант встречал в Little Italy не только привычную атмосферу итальянской улицы с цветами на подоконниках, с кафе и ресторанами. Родственники или знакомые родственников сразу подыскивали новичку работу в одной из фирм, принадлежащих друзьям или родственникам друзей, а то и невесту - тоже, разумеется, из хорошо знакомой итальянской семьи.

Зародившиеся уже тогда традиции и связи десятилетия спустя стали фундаментом явления, существование которого вплоть до конца 50х годов не просто замалчивалось, а настойчиво отрицалось теми, кто по долгу службы должен был с ним бороться. “Сosa nostra" - “наше дело" - это на вид безобидное название в 30-е годы было известно даже тем американцам, чьи знания итальянского не выходили за рамки общеизвестных гастрономических понятий. Стреляющие по поводу и без повода набриолиненные молодчики с явным итальянским акцентом надолго стали неотъемлемым атрибутом бестселлеров и голливудских кинолент.

Так известный во всем мире фильм Фрэнсиса Форда Копполы “Крестный отец" рассказывает историю легендарного Карло Гамбино - основателя самого многочисленного и влиятельного из пяти мафиозных кланов Америки, которые сложились еще во времена сухого закона. Более 60 лет эти кланы прочно держали под контролем контрабанду запрещенного в те годы спиртного, подпольные казино и тотализаторы. Позже спиртное заменили наркотики, а щупальца спрута опутали строительный бизнес, транспорт и коммунальные услуги. Так, например, в Нью-Йорке итальянская мафия десятилетиями контролировала вывоз мусора, отчего эта услуга обходилась горожанам довольно дорого.

В 1990 году Little Italy стала свидетельницей ареста Джона Готти - последнего босса знаменитого клана Гамбино. Закончился золотой век истории итальянской мафии в США. С тех пор дом номер 247 на Mulberry Street, где был арестован Готти, опечатан нью-йоркской полицией. Но это не мешает ему оставаться одним из самых дорогих объектов Манхэттена. Скорее наоборот: маклеры по недвижимости готовы платить за дом баснословные деньги. Ведь здесь за чашечкой душистого эспрессо обсуждал свои темные дела знаменитый Карло Гамбино, принимая сообщников в клубе, который он назвал в честь своего любимого стихотворения Эдгара По - “Ворон".

Сегодня оставшиеся в живых “вороны" переселились благодаря многолетним усилиям ФБР и полиции в более тесные апартаменты в федеральных тюрьмах США. Оставшиеся на свободе “воронята" вынуждены были серьезно потесниться, уступая место азиатской и колумбийской мафиям. Знаменитый же итальянский квартал в Нью-Йорке был почти поглощен Чайна-Тауном.

Туристы и не подозревают, что сегодня в Little Italy из прежних обитателей остались лишь глубокие старики, не пожелавшие покинуть насиженные места, да работники итальянских кафе и ресторанов на легендарной Mulberry Street. И, тем не менее, итальянский квартал по-прежнему остается такой же всемирно известной достопримечательностью Нью-Йорка, как и статуя Свободы, Импайер Стэйт Билдинг или Уолл-Стрит.

Тайвань: модные увлечения жителей непризнанного государства

А теперь переместимся в Восточное полушарие и поговорим не о «теневой», а, так сказать, о «лицевой» стороне жизни общества – о моде и модных увлечениях. На Тайване, жителям которого приходится испытывать постоянный страх перед коммунистическим Китаем, возникновение любых общественных тенденций вообще происходит крайне любопытно. История и современность этого самопровозглашённого государства, не признанного большинством стран мира, определяются постоянным политическим и военным противостоянием с его ближайшим соседом - КНР. Поэтому неудивительно, что даже в быту тайваньцы не хотят ориентироваться на материковый Китай. Но США и другие западные державы находятся слишком далеко – так что модные веяния и потребительские вкусы приходят на Тайвань из Японии. Подробности – в репортаже Романа Покровского:

Остров Тайвань, как известно, китайский, однако он продолжает вращаться в культурной орбите Японии, своей бывшей колониальной владычицы. В 1895 году в результате поражения Китайской Империи в войне Тайвань на 50 лет оказался под властью японцев. Именно в эти полвека здесь были заложены основы современного общества. Проводилась ассимиляция - тайваньское население училось в японских школах и служило в японской армии, даже сражаясь на фронте во время Второй мировой войны. Тайваньцы, живущие в нынешней Китайской Республике, могут, с одной стороны недолюбливать бывших колонизаторов, но, с другой стороны, они признают, что японцы многое сделали для ускорения технического и общественного развития Тайваня. Иными словами, прогресс пожаловал на остров не с запада, а с востока, из Японии, которая совсем близко. Первая железная дорога и первая канализация на Тайване были заложены в конце 19 века по распоряжению японского губернатора. Японцы ушли отсюда в 1945 году, сразу после капитуляции. Однако Страна Восходящего Солнца удивительно быстро оправилась от поражения в войне и снова показала себя передовым индустриальным государством. В послевоенное время тайваньцы и особенно молодежь начали с уважением взирать на бывших колонизаторов. Можно сказать, что подспудно тайваньцы ориентируются на Японию во многом, будь то политика, экономика или быт. Уже несколько десятилетий местная детвора воспитывается на японских мультипликации и комиксах. Последнее и довольно стойкое увлечение - это серия мультфильмов под названием "Покемон" - "Карманные Монстры". Главное действующее лицо - похожий на грызуна хвостатый желтый зверек с розовыми щечками, которого зовут Пикаччу. Естественно, тайваньские магазины вовсю торгуют детскими товарами с изображением Пикаччу и остальных героев сериала.

Еще одно поветрие «в стиле Японии» - товары, украшенные японской эмблемой Хелло Китти (ХК), симпатичной кошачьей рожицей. Тайвань охватил настоящий потребительский ажиотаж. Подавляющая масса тайваньских детей одета в примерно одни и те же маечки и шортики, где красуется вездесущая кошачья физиономия. Поклонники японского котенка утверждают, что он - незаменимый компаньон, ведь его физиономия выражает радость, когда вам весело, и грустит, когда вам грустно. Недавно стало известно, что после Тайваня очередной жертвой Китти-мании стал Сингапур. Триумфальное шествие по всему Тайваню кошачьего логотипа и также целого сонма японских мультипликационных героев объясняется просто. Местный спрос идеально подготовлен. Здесь до 80 процентов мультфильмов в видеопрокате имеют японское происхождение. Мультипликация ненавязчиво создает у подрастающих потребителей стереотип, который затем умело используют в рыночных целях. Нет ничего удивительного в том, что все больше подростков и даже взрослых привыкают к японской продукции - ведь вкус к ней целенаправленно воспитывается.

Могущественная Япония представлена на Тайване буквально на каждом шагу. Телевизионная реклама неустанно расхваливает достоинства таких японских изделий, как виски "Сантори" или пиво "Асахи". В каждом втором магазине в Тайбэе продаются японские рисовые колобки онигири или тянущаяся лапша рамен. Об изобилии бытовой электроники и автомашин из Японии можно и не упоминать. Что там для подростка - для всякого тайваньского потребителя японская торговая марка является синонимом качества и престижа. Тем временем экономика Японии еще не целиком оправилась от затяжного кризиса, и потому японский ширпотреб и поп-культуру усиленно реализуют на Тайване, где потребительский спрос неуклонно растет. Не проходит и месяца, чтобы на острове с гастролями не побывала какая-нибудь очередная японская знаменитость. Можно утверждать, что прибыль здесь гарантирована. Две похожие на школьниц японские девушки с косичками - популярный дуэт "Паффи". Их концерты на Тайване неизменно давали огромный кассовый сбор. Этот коллектив, тоже пришедший сюда на волне японской потребительской экспансии, даже пытался петь по-китайски, чтобы завоевать сердца и, разумеется, кошельки тайваньской публики.

Непременному успеху японских знаменитостей на Тайване нисколько не мешает тот факт, что местная молодежь совсем не обязательно понимает японский язык. В школах преподается английский, но для факультативных занятий тайваньские учащиеся почти всегда выбирают японский. Т. е., японский язык в моде, но это не значит, что все его по-настоящему выучивают. Впрочем дело не в знании языка. Здесь в принципе любят все, что происходит из Японии и при этом эффектно смотрится и звучит. Японское слово "кавайи" - милый, симпатичный - тайваньская публика понимает без перевода.