1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Супруги Хазельман: "Наши дети гомосексуалы, и они счастливы"

У супругов Хазельман сын и дочь - гомосексуалы. Они узнали об этом 20 лет назад. Как они чувствовали себя тогда и как чувствуют сейчас? Корреспондент DW побывал у них в гостях.

Когда Зильке Хазельман (Silke Haselmann) и ее брат Хольгер (Holger) были подростками, она скрывала от него, что ей нравятся девочки, а он от сестры - что влюбился в одноклассника. Родители догадывались о гомосексальных наклонностях сына, но от расспросов воздерживались. А вот каминг-аут дочери был для них как гром среди ясного неба.

Каминг-аут сына

Хольгер решился на то, чтобы открыто сказать о своей принадлежности к геям перед своим совершеннолетием. Он был удивлен, что его признание не спровоцировало скандала в семье. "Мама, правда, расплакалась, но сказала, что догадывалась об этом, и крепко меня обняла. Отец был сдержанней, ему надо было сначала все это переварить и осмыслить", - вспоминает Хольгер.

"Я был морально не готов к этому", - вспоминает отец Хольгера, - хотя знал, что Хольгер, будучи маленьким ребенком, дружил с девочками и любил играть с куклами. А отцу, увлеченному спортом, хотелось, чтобы сын играл в футбол или в теннис. Зато футболом серьезно увлеклась дочь Зильке. Она ходила с отцом на футбольные матчи, на тренировки и мечтала поступить в институт физкультуры.

С семьей Хазельман мы сидим за столом в уютной кельнской квартире Зильке. С нами - ее жена Ивон и 14-летняя дочь Леа, брат Хольгер с родителями - Берндом и Бригиттой. Они согласились рассказать DW о своей необычной семье.

Internationaler Tag gegen Homophobie - Familie Hasselmann (DW/V. Weitz)

Хольгер и Зильке Хазельман

Сначала отец Хольгера сводил гомосексуальность сына к "издержкам" подросткового возраста и считал, что дело это преходящее, пока не оказался свидетелем того, как его сын страдает от безответной любви к однокласснику. "Тогда я понял, что у моего сына все гораздо сложней, чем я предполагал", - вспоминает отец.

Вскоре после каминг-аута сына родители обратились за консультацией специалистов из кельнской ЛГБТ-организации. Семинары для родителей гомосексуальных детей проводил профессор из Бонна, у которого было трое детей, и все трое - гомосексуалы. "Без его доверительных бесед и советов мы так бы и жили в заблуждении, полагая, что это что-то вроде болезнии, и нашего сына можно вылечить от нее", - рассказывает Бригитта.

Сейчас Хольгеру - 40 лет. У него было несколько бойфрендов, с последним они прожили вместе восемь лет. 

Каминг-аут дочери

Cпустя год после каминг-аута старшего брата, дочь Зильке представила родителям свою подругу. Для них это был настоящий шок. Но как бы то ни было, внучки у них есть. Старшей, Лее, сегодня 14 лет, и она счастлива со своими двумя мамами. Младшая, Юлия, только что родилась. Обе были зачаты с помощью искусственного оплодотворения.

Школьные друзья и подруги Леи знают, что у нее две мамы и нормально к этому относятся. "Правда, - рассказывает Леа, когда я впервые сказала подруге, что у меня две мамы, она ужаснулась и ответила: "Если у тебя будут проблемы, ты всегда можешь обратиться ко мне за помощью". Я была удивлена: никакой помощи мне не надо, я вполне счастлива".

У Леи и Юлии две мамы

У Леи и Юлии две мамы

Бригитта - мама Зильке и Хольгера - убеждена, что родители гомосексуальных детей очень рано замечают, что они - другие, вот только не все адекватно реагируют на их гомосексуальность. "Мы тоже сначала пытались отвлечь Хольгера от игр с куклами, но ему были не интересны машинки и самолеты, - рассказывает Бригитта. - А вот интерес дочери к спорту и футболу мы никак не связывали с тем, что у нее могут быть лесбийские наклонности".

Супруги Хазельман любят своих детей не меньше, чем если бы они были гетеросексуалами. "Однако я пожелал бы им более легкой судьбы, ведь несмотря на то, что общество и государство стали толерантными к людям нетрадиционной сексуальной ориентации, у многих еще немало предубеждений по отношению к ним. Это у нас, в Кельне, проходят пышные гей-парады и фестивали, а в провинции до сих некоторые люди боятся признаться в своей гомосексуальности" , - говорит Бернд Хазельман.

Бригитта считают, что во многом как раз благодаря гомосексуальности их детей, семья стала более дружной и сплоченной. "У нас очень внимательные и душевные дети. Мы ни от кого не срываем, что сын - гей, а дочь - лесбиянка, - рассказывает Бригитта. - В Кельне сегодня никого этим не удивишь. Я считаю, что дети платят нам любовью за то, что мы принимаем их такими, какие они есть. А как же иначе, ведь они наши дети!"

Смотрите также:

 

Контекст