1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Суд разрешил отцу не общаться с сыном

Забота о своем ребенке входит в обязанности отца. Но если отец общаться с ребенком категорически не хочет, то контакты могут превратиться в мучения как для него, так и для сына.

default

Дети имеют право на общение с родителями. Но что делать, если отец категорически отказывается видеть своего внебрачного сына? Мать ребенка посчитала, что это несправедливо и что государство должно заставить нерадивого папашу участвовать в воспитании отпрыска. Решив добиться поставленной цели, женщина обратилась в суд. Однако Федеральный конституционный суд Германии 1 апреля постановил, что никто не вправе принуждать родителей к общению со своими детьми, так как это противоречит Основному закону страны.

Принудительное общение на пользу не пойдет

За делом, наделавшим много шума еще в прошлом году, - история выяснения личных отношений. В ее эпицентре оказался внебрачный ребенок, появившийся на свет - вопреки воле своего биологического отца - девять лет назад в восточногерманском Бранденбурге. Дело в том, что мужчина был в тот момент женат, в браке росли двое детей. После рождения внебрачного сына он, не желая разрушать семью, резко прервал все контакты со своей бывшей возлюбленной - матерью своего незаконнорожденного сына. Но брошенная женщина мириться с таким положением дел не захотела и попыталась через суд заставить мужчину встречаться с ребенком.

В 2004 году земельный суд Бранденбурга встал на сторону матери, постановив, что в случае отказа от общения с внебрачным сыном отцу будет выписан денежный штраф в размере 25 тысяч евро. Мужчина, который все это время исправно платил алименты, обжаловал это решение в высшей судебной инстанции страны. И выиграл дело.

Во вторник, 1 апреля, Конституционный суд ФРГ отменил постановление бранденбургских коллег, обосновав это тем, что в большинстве случаев принудительное общение на благо ребенку не идет и нарушает личные права отца. Вот как объясняет это решение эксперт по правовым вопросам Карл-Дитер Мюллер (Karl-Dieter Müller), присутствовавший на заседании суда в Карлсруэ: "Судьи при вынесении вердикта исходили из благополучия ребенка. Отстаивая справедливость своего решения, они, в частности, задались вопросом, а пойдет ли принудительное общение с отцом на пользу ребенку? Их решение однозначно: нет, не пойдет. Это противоречит конституции и нарушает права отца".

Почему общение между отцом и ребенком должно происходить только на добровольных началах и каким образом это связано с нарушением личных свобод, лучше других объяснила адвокат выигравшего дело мужчины Хайке Хазе (Heike Hase): "Точно так же как у женщины есть право сказать: "Я не хочу ребенка, поэтому я решаюсь на аборт или отдаю его на усыновление", точно так же мужчина обладает правом сказать: "Я не могу принять этого ребенка, потому что это противоречит моему внутреннему состоянию".

Немцы согласны с судьями

Решение Конституционного суда стало темой бурной дискуссии в СМИ. Если же говорить об общественном мнении по поводу этого спора, то лишь немногие жители Германии оказались на стороне брошенной женщины. Большинство же согласно с решением суда - насильно, как известно, мил не будешь. Забота о своем ребенке входит в обязанности отца. Но если отец общаться с ребенком категорически не хочет, то это сплошные муки как для него, так и для сына.

В заключение стоит добавить, что оказавшийся в эпицентре событий мальчик живет сейчас в детском доме.

Оксана Евдокимова

Контекст