1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Суд в США отказался закрыть дело Романа Полански

Судья заявил, что защита не представила достаточных доказательств для прекращения разбирательства, а вопросы, касающиеся "дела Полански" будут рассмотрены лишь, когда режиссер лично явится в суд.

Роман Полански

Роман Полански

Суд в Лос-Анджелесе, в понедельник, 3 апреля (местное время), отклонил ходатайство адвокатов режиссера Романа Полански о закрытии уголовного дела по обвинению в изнасиловании несовершеннолетней, возбужденного против  лауреата премии "Оскар" 40 лет назад. Судья Скотт Гордон в 13-страничном мотивировочном заключении, отметил, что защита не предоставила "достаточных и убедительных" доказательств тому, что дело должно быть прекращено.

Судья также оставил без ответа вопрос адвоката режиссера о том, какой срок заключения может грозить 83-летнему Полански, если он все-таки решится вернуться в США. По словам адвоката, его подзащитный хотел бы иметь возможность спокойно приехать в страну, где, в частности, находится могила его второй жены, актрисы Шарон Тейт, убитой в 1969 году бандой Чарльза Мэнсона. Скотт Гордон заявил, что любые вопросы, касающиеся "дела Полански" могут быть рассмотрены только тогда, когда режиссер лично предстанет перед судом.

В 1977 году 43-летний Полански был обвинен в растлении и изнасиловании 13-летней девочки. Режиссер заключил сделку со следствием, признал вину в сексуальных отношениях с малолетней и провел 42 дня в психиатрической клинике для преступников. Однако после его освобождения судья, ранее разрешивший сделку, сообщил адвокатам Полански, что изменил свое мнение и намерен осудить режиссера на 50 лет лишения свободы. 1 февраля 1978 года Полански бежал в Великобританию. В 2009 году по запросу американской юстиции Полански просидел 10 месяцев под домашним арестом, но в его экстрадиции было отказано. В 2015 году  аналогичное решение принял суд в Польше.

Смотрите также:                                                                 

Контекст