1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Узбекистан

Субкультура Узбекистана: "другая музыка" звучит тише

Неофициальная культура в Узбекистане имеет разнообразные формы. Но творцам и исполнителям, которые мыслят вне штампов, предусмотренных официальной линией министерства культуры, трудно получить доступ к широкой публике.

Рок-фестиваль, но не в Ташкенте

Рок-фестиваль, но не в Ташкенте

"Другая музыка" в Узбекистане - это, с одной стороны, рэп или хард-рок в среде подростков. C другой, интеллектуальный рок - попытки музыкантов противопоставить свое творчество так называемой попсе, и бардовская песня. Музыкант и журналист из Ташкента Сид Янышев рассказал в интервью Deutsche Welle, что в республике примерно раз в год проходит фестиваль рэпа, который в основном ориентирован на молодежь в возрасте 15-16 лет, причем в основном на русскоязычную публику. Представителей титульной национальности больше интересует популярная музыка, причем именно узбекская.

Попса и рок

Как сказал собеседник Deutsche Welle, поп-музыки сейчас очень много. Что касается рок-движения, то оно, по мнению узбекистанского эксперта, сейчас находится в упадке. Хотя еще 8-10 лет назад оно было на подъеме. "У нас существовал фестиваль "Дети цветов", он проводился в течение нескольких лет. Я тогда был членом жюри фестиваля, и на стадии отборочных прослушиваний участвовали до 100 групп, преимущественно из Ташкента".

Однако количественные показатели не всегда говорят об истинном уровне культуры, в том числе и культуры неофициальной. Во времена СССР сложилась традиция слушать не только музыку, но и тексты групп, которые считались создателями "другой музыки".

В Узбекистане ситуация иная. По словам Сида Янышева, если сравнивать рок-культуру Узбекистана с московской или питерской, где ранее преобладали интеллектуальные направления, где была поэзия, где была настоящая среда, то в республике таких групп были единицы. "Подавляющее число групп были из числа так называемых "черномаечников", как мы их называли - то есть тяжелый рок, металл, и по возрасту они были все равно до 17-18 лет", - говорит Сид Янышев.

Власти относились к року терпимо

Власти разрешали организаторам проводить концерты и фестивальные туры на больших площадках.

"Но в начале 2000 года фестиваль приказал долго жить, - говорит Сид Янышев, - в первую очередь, потому, что прекратила свою деятельность продюсерская компания, выступавшая его организатором. Затем на протяжении нескольких лет наблюдались единичные концерты. Но недавно, помню, был концерт в одном из клубов, который был буквально жестоко подавлен властями. Зал оцепили, зрителей и выступавших задержали сотрудники милиции, концерт был сорван. Это была первая ласточка в деле вмешательства властей в субкультуру. Был клуб, в котором каждую неделю были рок-концерты, и власти его просто закрыли".

Эти слова Сида Янышева подтверждает другой собеседник Deutsche Welle, тоже музыкант, учащийся в Европе (его имени он попросил не называть). Рэп в Узбекистане широко развивается, особенно с 2005 года, это направление хорошо спонсируется, оно нравится молодежи. "Но под большим запретом вмешательство в политику, чтобы никакие слова там ничего не затрагивали. Насчет бардовского движения, там музыканты могут для себя получить площадку. А вот с роком я в Узбекистане не сталкивался, сколько не наблюдал. На профессиональный уровень такую музыку не пускают, насколько я слышал", - сообщил он.

"Другая музыка" в подполье

Массовые рок-фестивали прекратились семь-восемь лет назад. На данный момент в Ташкенте нет рок-концертов, хотя, как говорит Сид Янышев, там продолжают функционировать до десяти-пятнадцати рок-групп. Но они репетируют "подпольно", ни о каком тиражировании их творчества на дисках речи быть не может. Хотя в то же время существует так называемый "рок-фест" в театре "Ильхом", пока еще менее подотчетном местным властям. Он проходит один раз в год. Там одним из главных критериев отбора являются тексты, но из-за этого в таких фестивалях участвуют пять-шесть групп. Говорить о массовости тут не приходится - театр маленький, много народа не вмещает.

Ограничение деятельности рок-музыкантов происходило параллельно с общим зажимом властями любых свобод, можно говорить и о свободах культурных. "Я упомянул театр "Ильхом". Два с половиной года назад был убит его руководитель Марк Вайль. Многие деятели культуры считают, что с его смертью большая часть субкультуры умерла. И непоощрение властями субкультуры, чего-то нетрадиционного и нестандартного, напрямую связано с зажимом в стране любого инакомыслия, и политического, и гражданского", - считает собеседник Deutsche Welle.

Ташкент. Театр Ильхом

Ташкент. Театр "Ильхом"

Барды есть, Высоцких нет

Имеются ли в Узбекистане звезды музыкально-текстовой неофициальной культуры, такие, как, к примеру, Бутусов, Гребенщиков или Шевчук? "Я пел десять лет, и, наконец, стал известным певцом в кругу друзей". Так пел Гребенщиков. Вот по такому принципу у нас есть звезды, имеющие ореол в узком кругу друзей. Таких людей, о которых знал бы весь Узбекистан, нет. И известных, оригинальных в смысле текстов и гармонии - таких единицы", - говорит Сид Янышев.

Иное дело - барды. Каждый год проходит несколько фестивалей авторской песни в разных регионах республики. Самый большой - Чимганский. Но, говорит музыкант и журналист Сид Янышев, нельзя сказать, что в Узбекистане есть свой Визбор, свой Окуджава, или, например, свой Михаил Щербаков.

"Тексты сводятся к туристической романтике, кострам и горам, либо это однобокая лирика. Мы живем в достаточно закрытом государстве со множеством недостатков, есть темы, которые можно поднимать, как когда-то их поднимал Высоцкий. Но бардов, которые писали бы на социальные или гражданские темы, на фестивалях не слышно. И о мелодике этих песен говорит то, что они не остаются в памяти так, чтобы все пели и знали их наизусть", - отмечает Сид Янышев.

Музыка и интернет

Однако, в отличие от времен СССР, которые мы используем для аналогий и сравнения с нынешней ситуацией в Узбекистане, для музыкантов появилась дополнительная возможность выходить на публику - это интернет. И в местном интернете можно найти форумы, где обсуждается рок, рэп, имеется реклама выступлений. В какой мере исполнители в Узбекистане используют такую возможность, как электронная сеть?

"В узбекистанском интернете такая культура практически не представлена, и такое понятие, как узбекистанский интернет трудно назвать существующим. Те молодые талантливые люди, которые как-то записываются в домашних условиях, если выкладывают свое творчество в интернете, то никак не в узбекском поле, а на российских сайтах", - говорит ташкентский журналист Сид Янышев.

Автор: Виталий Волков
Редактор: Наталья Позднякова

Архив:

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме