1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Пресса

Стратегия и тактика Путина: запугать всех

Кадырову не удалось обеспечить даже минимум безопасности в стране. Три года он молчал о преступлениях российских военных.

В июле Владимир Путин в очередной раз обнадежил избирателей и кандидатов: Кремль согласен на любого президента, которого выберет чеченский народ. Это обещание давалось до того, как в августе были обнародованы результаты опросов, согласно которым три четверти граждан собирались голосовать за трех других перспективных кандидатов, а не за Кадырова, а две трети населения высказались категорически против его выдвижения. При этом ни один из трех вышеупомянутых кандидатов не является сторонником сепаратизма, все они постоянно проживают в Москве. Речь идет о российском миллионере Малике Сайдуллаеве, нажившем свои капиталы на лотерейном бизнесе, единственном чеченце-депутате Думы Асламбеке Аслаханове и о предпринимателе Хусейне Джабраилове. И тем не менее Кремль добился того, что ни один из них не будет баллотироваться на пост президента. Четвертый перспективный кандидат – бывший спикер Верховного совета РСФСР Руслан Хасбулатов - заранее отказался от участия в выборах. По его словам, там, где царит насилие и патрулируют вооруженные солдаты, отсутствуют нормальные условия для выборов.

Кадырова в Грозном ненавидят. В конце августа министр информации, печати и средств массовой коммуникации Чечни Бислан Гантемиров высказал то, что и без того все знают: если бы выборы в Чечне проходили законным порядком, то Кадыров в лучшем случае набрал бы пять процентов голосов. Кремль отреагировал гневно. На следующий день верный путинец Гантемиров, которого Москва поначалу также прочила в свои наместники, вынужден был уйти со своего поста. Кадырову не удалось обеспечить даже минимум безопасности в стране. Три года он молчал о преступлениях российских военных. Точнее сказать, в телевизионных передачах на чеченском языке он все же выступал с осторожной критикой действий солдат, но в остальное время буквально расстилался перед ними. Вот это чеченцы даже в большей степени ставят ему в упрек, чем перемену позиции. И это несмотря на то, что Кадыров в прошлом был фанатичным приверженцем независимой и фундаменталистской Чечни, открыто призывавшим своих соотечественников к газавату – священной войне – и к убийству россиян. Об этом много писали российские газеты, когда это еще было возможно, – то есть до прихода к власти президента Владимира Путина.

Перевод: Елена Грановская, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА

Контекст