1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Страницы совместной истории

26.05.2007

Петер Лайнеман – о бывшей тюрьме КГБ в Потсдаме

default

«Мне очень важно, чтобы посетители не просто испытали шок от увиденного, но и задумались, поняли, что это – не только свидетельство истории, что такие же методы применяются и сегодня в разных странах мира.»

Отношение берлинцев к советским военным памятникам – трепетное. Совсем недавно завершилась реконструкция – за городской счет – мемориального комплекса в Трептов-Парке, и бронзовый солдат со спасенной девочкой на руках снова сияет во всём своем великолепии. Еще раньше отремонтировали памятник советским воинам-освободителям в Тиргартене, тот, что по западную сторону от Бранденбургских ворот. Помню, как перед ремонтом бульварная газета «Бильд» требовала поскорее начать работы, а то «турисы», это она так презрительно туристов называет, «совсем наши танки перепачкали!» На две застывшие перед памятником тридцатьчетверки и в самом деле повадились тогда приезжие. Теперь за порядком присматривает полицейский. Менее трепетно относятся в Германии к другому советскому наследию – тому, что оставил на территории бывшей ГДР зловещий КГБ. Но и это часть совместной германо-российской истории, которую из прошлого не вычеркнешь. На этой неделе в соседнем с Берлином Потсдаме – столице земли Бранденбург – состоялась торжественная церемония по случаю начала сооружения национального мемориала в доме, где раньше находилась тюрьма КГБ.

Здесь в Потсдаме, в доме номер один по улице Ляйстиковштрассе находится единственная в Центральной Европе сохранившаяся практически в первозданном виде тюрьма КГБ. Здание и сегодня навевает тоску. В ставшем чистеньким Потсдаме, среди живописных отреставрированных особняков оно похоже на гнилой зуб в белоснежной улыбке кино-дивы. Штукатурка осыпается, на окнах ржавые решетки...

Построен был этот дом в начале прошлого века и поначалу служил обителью благотворительной организации евангелической церкви. В августе сорок пятого года здание приглянулось командованию Советских оккупационных войск, его конфисковали и сделали одним из многочисленных объектов «Военного городка номер семь». Уникальность именно этой бывшей тюрьмы КГБ на территории Германии в том, что она не была со временем передана, как другие, в ведение Госбезопаснсоти ГДР, а использовалась советской контрразведкой по прямому назначению вплоть до середины восьмидесятых годов. Потом здесь был военный склад, а после вывода российских войск из Германии – в девяносто четвертом году - здание вернули прежнему владельцу. Слово – управляющему делами благотворительного союза евангелической церкви Петеру Лайнеману:

«Это здание – свидетельство особого периода немецкой истории, о котором мы знаем куда меньше, чем о других. Этот тот период, когда Германия находилась под оккупацией Русской, Красной Армии.»

Сперва в тюрьме сидели немцы, заподозренные в совершении нацистских военных преступлений. Потом стали сажать тех, кто, якобы, собирался вести партизанскую войну против оккупантов, потенциальных диверсантов, а затем и просто за «антисоветскую» пропаганду, под которую можно было подвести кого угодно, даже школьников. Петер Лайнеман:

«Это были, по нашим сведениям, представители всех кругов общества. Есть судьбы, которые до сих пор вызывают у нас повышенные эмоциии. Ну, например, школьники одной из потсдамских школ, которых посадили в возрасте шестнадцати лет. Некоторые из них были убиты, другие отправлены в Сибирь. А вина их заключалась в том, тчо они не хотели учить русский язык. Этого было достаточно, чтобы совсем молодых людей, несовершеннолетних арестовать, пытать и сослать в Сибирь.»

После пятьдесят третьего года немцами стала заниматься преимущественно восточногерманская охранка – ШТАЗИ, а в дом номер один по Лайстиковштрассе в Потсдаме стали сажать чем-то провинившихся военнослужащих западной группы войск – кого за спекуляцию военным обмундированием, кого за связи с местным населением, кого за ту же «антисоветскую» пропаганду. В тюрьме была камера пыток и камера ... реанимации, которая, однако, далеко не всегда оказывалась успешной. Сколько человек здесь погибли, никто не знает. Сохранилась и стоячая камера – настолько маленькая, что провинившийся арестант мог здесь только стоять. Иногда – несколько дней. Тюрьма была пересыльной – через пару месяцев или через полгода заключенных по этапу отправляли далее на восток. «Из Потсдама в Воркуту» – так называлась постоянная выставка до того, как здание закрыли на капремонт. О том, что здесь будет после завершения работ, рассказывает Петер Лайнеман:

«Само здание станет главным экспонатом будущей выставки – ведь больше сохранившейся в таком виде тюрьмы КГБ нет. Кроме того, здесь будет пристройка для чтения лекций, демонстрации документальных фильмов. Мне очень важно, чтобы посетители не просто испытали шок от увиденного, но и задумались, поняли, что это – не только свидетельство истории, что такие же методы применяются и сегодня в разных странах мира. Мы хотим добиться повышения чувствительности, совестливости прежде всего молодых людей.»

Вот такое в Германии отношение к памятникам истории, истории разной. И, кстати, организаторы будущей выставки по-прежнему ищут свидетельства очевидцев, особенно из числа бывших советских граждан, прошедших через застенки тюрьмы КГБ в Потсдаме. Если кто-нибудь из Вас что-нибудь знает, пишите нам.

Гость студии – шпагоглательница, одна из трёх в мире.

Интервью со шпагоглательницей Джулс (Аудиофайл)

Более подробная информация о Джулс на сайте в интернете:

www.nothingimpossible.net

Ссылки в интернете