1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия из первых рук

Страна стариков

29.12.2005

Год кончается. Что делать в преддверии Нового года? Ясное дело, подводить итоги старого. Можно, например, поговорить о политике, тем более что год в Германии выдался на редкость бурный: досрочные парламентские выборы, новое правительство, новый канцлер - Ангела Меркель, первая в истории Германии женщина на этом посту. Но политика - дело сиюминутное, мы говорили о ней весь год. А вот тема, которая вдруг вышла на первый план в Германии в канун Нового года - это не политическая, и даже не экономическая, а демографическая ситуация в стране. Многие даже заговорили о «демографической катастрофе». Вот, давайте, и мы сегодня поговорим о демографии. Получится и подведение итогов года, и взгляд в будущее. Начнём со статистики:

Немцы живут всё дольше и, тем не менее, вымирают

Мы все доживём до 100, а если конец мира не настанет, то и до 110 - поют эти жизнерадостные мечтатели. Может быть, и доживут, вопрос только, кто их кормить-то будет? Сейчас в Германии проживает 82 с половиной миллиона человек. Но, если верить демографам, то к 2050 году население сократится до 75 миллионов. Это - средний прогноз, а менее благоприятный - это всего 60 миллионов. Тенденция далеко не новая - за последние 30 лет Германия уже потеряла 5 с половиной миллионов жителей. Положение было бы ещё хуже, если бы не два фактора. Во-первых, приток мигрантов. Так, в 2004-ом году в Германии умерло на 110.000 человек больше, чем родилось. Но за тот же период в Германию приехали 80.000 человек. Так что население сократилось всего на 30.000. Во-вторых, средняя продолжительность жизни в Германии постоянно растёт. У мужчин она подошла к 76-ти годам, у женщин перевалила за 81 год. Только для сравнения: в России мужчины живут в среднем 58 лет, женщины - 72 года. Росту средней продолжительности жизни в Германии можно только радоваться. Это следствие высокого качества жизни и медицинского обслуживания. Однако при сохранении нынешнего уровня рождаемости через 50 лет каждый третий житель Германии будет старше 60 лет. Кто прокормит всех стариков? Дело в том, что практически все социальные системы в Германии основаны на принципе солидарности поколений. Например, нынешние пенсионеры получают деньги не за счёт накопления капиталов, а за счёт взносов, которые вносят в фонд пенсионного страхования рабочие и служащие, и их работодатели. Если пенсионеров будет всё больше, а трудоспособных граждан всё меньше, волей-неволей придётся повышать пенсионные взносы или урезать пенсии. Ещё один путь - повышать и без того уже гигантские дотации пенсионным фондам из госбюджета. Но денег в бюджете нет. Поэтому сейчас новое коалиционное правительство Германии, с одной стороны, намерено повысить возраст выхода на пенсию до 67 лет, а, с другой стороны, всерьёз занялось политикой в области планирования семьи. В частности, будут повышены расходы на детские дошкольные учреждения. Планируется повысить так называемые «родительские деньги» на период ухода за ребёнком и освободить от налогообложения оплату частных нянь и гувернанток.

Но почему политики в Германии так поздно спохватились? Ведь демографы давно и настойчиво предупреждали об опасности старения населения. Одна из причин, возможно, кроется в истории Германии:

Солдаты для фюрера

Немцы могут только завидовать французам: там население не сокращается, а растёт. Как так получается? Страна со сравнимым уровнем и образом жизни, а вот с конца девяностых годов во Франции - настоящий бэби-бум. Уровень рождаемости в той или иной стране зависит от целого комплекса причин. Правительственная политика - только одна из них. Так вот во Франции после войны Президент Шарль де Голль мог обратиться к согражданам с призывом: стране срочно необходимы 12 миллионов детей. В Германии такой призыв был немыслим. Директор Берлинского института мирового населения и глобального развития Райнер Клингхольц объясняет, почему:

«В Германии все дискуссии по проблемам демографии напрямую связаны с нашей историей. А именно с периодом национал-социализма, с такими понятиями, как расовая идеология, чистота расы и тому подобное. Поэтому после Второй мировой войны никто не решался не только всерьёз проводить государственную политику по повышению рождаемости, но даже затрагивать эту тему».

И действительно, для национал-социалистического режима повышение рождаемости в немецких семьях было приоритетным направлением политики и идеологии. Сам Гитлер называл материнство «полем битвы немецкой женщины». Начиная с 1938-го года женщины, родившие трёх детей и больше, награждались специальным «материнским орденом». Фюреру требовалось пушечное мясо. Доходило до абсурда: солдатам, отправлявшимся с фронта на побывку домой, выдавали колыбели с наказом сделать ребёнка для фюрера. После такой бесноватой пропаганды расовой чистоты населения никто из послевоенных политиков вообще не хотел касаться темы повышения рождаемости. Райнер Клингхольц говорит:

«Политики послевоенного периода как один, сознательно избегали этой темы. Конрад Аденауэр как-то сказал: «Дети рождаются сами собой». Гельмут Шмидт уверял, что политикам нечего совать нос в постели граждан. Гельмут Коль вообще не хотел заниматься проблемой повышения рождаемости. То же самое можно сказать и о правительстве канцлера Герхарда Шрёдера в начале его правления».

И только в последнее время в Германии всерьёз заговорили о демографической проблеме. Например, о том, что низкая рождаемость в Германии может быть напрямую связана с нехваткой детских садов и школ продлённого дня. Во Франции положение с детскими учреждениями намного лучше. А немки зачастую стоят перед жестким выбором: дети или карьера. Но всерьёз заговорить о проблеме рождаемости немцев заставили причины материального характера:

«Широкая дискуссия на эту тему началась только года два тому назад. Интересно, что толчком послужил кризис систем социального страхования и обеспечения. Между тем, этот кризис пока вообще никак не связан с демографическими проблемами. Он вызван массовой безработицей в стране. А старение населения начнёт играть главную роль где-то с 2015 года. Очень хорошо, что в последние месяцы, даже буквально в последние дни из дискуссии напрочь исчезла идеология. Все партии в парламенте согласны с тем, что государство должно значительно увеличить расходы на дошкольные детские учреждения и школы».

Возможно, это связано с тем, что министром по делам семьи и молодёжи в новом коалиционном правительстве стала Урсула фон дер Ляйен. Она быстро набирает популярность среди населения. Это даёт ей возможность жестко отстаивать интересы семей с детьми в правительстве. В то же время госпожа министр призывает не драматизировать ситуацию, избегать таких алармистских терминов, как «демографический кризис» и «демографическая катастрофа». Надо просто облегчить молодым женщинам выбор в пользу ребёнка. Госпожа фон дер Ляйен знает, о чём говорит, она сама - мать семерых детей.

Один из тех, кто давно и во весь голос говорит о «демографическом кризисе» и «демографической катастрофе» в Германии это профессор Гервиг Бирг. Он долгие годы работал в ООН, затем в Институте демографии и социальной политики в Билефельде. Мы попросили профессора Бирга объяснить, почему он считает, что старение населения так опасно для страны, и как с этим бороться.

Дети стоят огромных денег!

Профессор Бирг, Вы в своих работах пишете, что Германия держит сразу три печальных демографических рекорда. А что это за рекорды?

Ну, во-первых, мы стали первой страной в мире, где год за годом смертность превышала рождаемость. Это не меняется уже с 1972-го года. Во-вторых, Германия - страна с самой высокой долей бездетных людей, мужчин и женщин. У нас это более трети населения. И в третьих, мы активней всех других стран покрывали дефицит детей и молодёжи за счёт миграции. В расчете на 100.000 населения, то мы принимали мигрантов больше, чем даже США, Канада или Австралия. Так что все, кто уверяет, что Германия не является иммиграционной страной, откровенно лгут.

А каковы последствия старения населения, в чём конкретно это будет выражаться для отдельного человека?

А конкретно это будет выражаться в снижении уровня жизни. За счёт чего мы живём? За счёт нашей экономики. Между тем, число профессионально подготовленных и работоспособных людей в возрасте от 20 до 40, то есть, тех, кого демографы называют «человеческим фактором», каждый год сокращается на 300.000 человек. И это не меняется уже с начала 90-ых годов. Такое кровопускание ничем не компенсируешь. Приток мигрантов тоже не поможет. Ведь требуются именно высококвалифицированные профессионалы, а в Германию приезжают люди, у которых зачастую нет даже солидного школьного образования.

А почему в самой Германии такая низкая рождаемость?

Есть две причины, вернее, две группы причин. Самая главная заключается в том, что дети - это препятствие на пути к достижению какой-то цели. Или так это многие воспринимают. Например, если вы хотите два раза в год ездить в отпуск или купить красивую виллу, то дети - это препятствие. Дети стоят огромных денег. Для детей надо жертвовать личными удобствами. С другой стороны, дети обогащают жизнь, привносят в неё то, что ни за какие деньги не купишь. Но мы, немцы, привыкли подходить к жизни с первой, материалистической, эгоистической меркой. Хотя, это во всём мире так: чем выше уровень благосостояния, тем меньше детей. Вот за это и придётся расплачиваться. А вторая причина - это наследие национал-социализма.

Профессор Бирг, новое федеральное правительство уже предложило целый ряд мер. А чего, по-вашему, не хватает, что ещё надо сделать:

Я считаю, что действенной мерой было бы введение семейного избирательного права. То есть, чтобы родители имели право голоса за своих несовершеннолетних детей. Тогда политики гораздо серьёзнее подходили бы к проблемам семей с детьми. Ясное дело, что надо развивать систему дошкольных учреждений и школ продлённого дня. Но тут, по-моему, все согласны. А вот следующее предложение наверняка вызовет бурю негодования: почему бы при приёме на работу не отдавать предпочтение людям с детьми? Есть вакантное место, есть несколько претендентов с примерно одинаковой квалификацией, предпочтение тому, у кого есть дети. Идея, на мой взгляд, напрашивается сама собой, но у нас в стране никто даже и обсуждать её не хочет».

Вот и всё на сегодня. Итоги года и взгляд вперёд с точки зрения демографии. Кстати, песни в передаче все были о том, что и в старости много хорошего. И исполнители были те, кого любит исключительно пожилое поколение. Вот, например, Хайно- кумир тех, кому за 70. Вот, представляете, чем старше будет население в Германии, тем чаще будут звучать по радио и телевидению вот такие вот шедевры. Хороша перспектива, да? А мне остаётся ещё поблагодарить профессора Гервига Бирга и наших авторов Себастиана Герольда и Биргит Беккер, и пожелать нам всем радостно и молодо встретить Новый год. Удачи Вам и всего хорошего.