1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Глобус

Страна матриархата

15.05.2002

Здравствуйте, друзья, в студии Карина Кардашева. Как я обещала в прошлой передаче, сегодня мы расскажем вам об удивительном народе, проживающем в Индии, в штате Мегхалая, а также в соседних районах Бангладеша. Это родина народа кхаси, где правят женщины, где царит настоящий матриархат.

14 апреля 1990 на севере Индии произошёл мужской бунт. По крайней мере, так утверждает группа мужчин народа кхаси, рассказывая о своем тогдашнем всплеске недовольства и возмущения. Сегодня «бунтари» находятся в плачевном состоянии. Вот уже 12 лет Лакаин - основатель и вице-президент организации «Построй себе новый дом» - борется за установление «нового мирового порядка», но пока что ничего из этого не вышло.

Однако надежда не покидает его. В конце концов, сам факт создания и 12-летнее существование организации, поставившей своей целью свержение господства женщин в народе кхаси, уже большое достижение. Но что никак не может понять Лакаин, так это то, что основанное им движение не находит поддержки именно у той части населения, чьи права оно представляет, а именно – у мужчин кхаси. Всего полторы тысячи из 80 тысяч мужчин этого народа примкнули к рядам организации. Похоже, требования этого, возможно, единственного в мире движения за мужскую эмансипацию звучат не слишком убедительно.

«Эти мужчины совершенно запутались», - с мягкой улыбкой говорит Хазина Кхарби». Она - самая младшая дочь в семье и, следовательно, наследница дома.

«С какой стати мы должны ломать систему, которая существует испокон веков? И для чего вводить патриархат, при котором возможно такое невероятное преступление, как десятки тысяч абортов? Чего, спрашивается, мужчинам надо? Политической власти они уже добились. Наш король может быть и мужского пола, а дядя в каждой семье имеет титул «советника матери клана».

Лакаин, слыша такие слова, в отчаянии трясет головой. По его мнению, мужчины кхаси возмутительным образом угнетены и унижены, превратились в племенных быков и нянек, смотрящих за детьми. Им остается только сомнительная честь служить частью «прекрасно сохранившегося и все еще жизнеспособного института матриархата».

«Чужакам легко судить, они видят в мужчинах кхаси лишь любопытный объект для исследований, пережиток давно минувших времен матриархата, когда мир населяли «сверх-матери», а мужчины служили лишь инструментом оплодотворения. Да, вам легко говорить, вы не родились среди народа, чье имя не оставляет ни малейшего сомнения в том, кто в доме хозяин: «Кха Си» означает – рожденный женщиной по имени «Си». Мы слишком часто были в пути, защищая границы нашей страны, поэтому женщины в отсутствие мужчин и взяли власть в свои руки. Но сейчас мы здесь, а наши матери все еще продолжают нас учить, что пламя – женского рода, а пепел - мужского».

Лакаин не желает больше быть пеплом. Хотя многолетняя борьба его порядком измотала:

«Эта культура высосала из нас все соки, мы превратились в ничтожества. Я, мужчина, раб своей собственной семьи. Всё здесь принадлежит женщинам: дети, дом, образование, деньги. Женщины рожают и хоронят, наследуют и завещают, учатся и дают ребенку свое имя. А мужчины всю жизнь остаются только лишь сыном такой-то».

О чем Лакаин не упоминает, так это о том, что у себя дома он уже навел порядок. У него царит патриархат. Он взял себе в жены одну из беднейших девушек, и теперь это ЕГО дом, в котором выросли ЕГО дети и это ЕГО деньги, на которые живет семья. Кроме того, ЕГО дети носят ЕГО фамилию. Проблема лишь в том, что остальные кхаси всё это игнорируют. Для них это дом его ЖЕНЫ, а ЕЕ детей постоянно спрашивают, почему они носят не ту фамилию.

Больше всего Лакаина огорчает тот факт, что оба его сына, женившись, расстались с иллюзиями отца. Они живут в домах своих жен, повинуются тещам и считают себя потомками собственной матери, как это было издавна.

«Их дочери пойдут учиться в университет, а плохо образованные сыновья останутся без работы. Поэтому вся жизнь кхаси катится под гору», - негодует Лакаин.

То, что все катится по наклонной плоскости, замечают и другие. Улицы столицы штата - Шиллонг - стали в последнее время небезопасны. Число нападений, перестрелок, изнасилований и убийств постоянно растет.

«Наши мужчины крадут, разбойничают, бросают жен с детьми. Нам ничего не достаётся, вот и мы тоже ничего не даем. Беспорядки происходят потому, что мужчины везде чужие: как в доме своей матери, который принадлежит младшей дочери, так и в доме жены, где они лишь в гостях. Проблема в том, что власть не в руках мужчин».

А вот король кхаси видит проблему в другом. Возможно потому, что он уже обладает властью. Лабориус Маник Зием сидит в бархатно-красных приемных покоях в самом центре Шиллонга, он молод и деловит – три телефона на его столе звонят без перерыва. На границе с Бангладешем опять проблемы. Все чаще появляются банды мародеров из бедной соседней страны и грабят его народ. У короля кхаси нет времени на таких людей, как Лакаин, кроме того, он не понимает, в чем собственно проблема. Для него как раз такие мужчины – проблема.

«Это все равно что перевернуть кастрюлю вверх дном и попробовать в ней что-нибудь сварить», - считает он. Для него «пропатриархальная» организация Лакаина – кучка разочарованных эгоистов, которых заботят только деньги их жен.

«Это ведь всего лишь вопрос равновесия. В нашей культуре нет понятия доминирование. В то время как в остальном мире только дискутируют о правах женщин, здесь эти права существуют с давних времен. Наши предки знали, что именно женщины делают народ сильным».

Король кхаси любит рассказывать такую историю: в одном клубе, известном еще со времён британского колониального владычества грубыми мужскими разговорами, несколько мужчин высказали королю кхаси свое мнение: «Да кто ты такой? Король кхаси? Да вами же правят ваши бабы!». Все посмеялись, а затем прозвучал поистине королевский ответ: «Вот вы гордитесь тем, что вы – эдакие мачо. А вы уверены, что вы действительно сыновья ваших отцов? Не кажется ли вам, что ваши матери знают это лучше?» После таких слов среди «мачо» воцарилась тишина.

О поэте, драконах и лодочных гонках

Сегодня мы продолжаем знакомить вас с играми народов мира. На этот раз мы расскажем о гонках на драконовых лодках. Это - одно из самых популярных состязаний во многих странах. Около 2000 любителей этой игры проживают только в Германии. В России "Драконы" есть в столице Приморья, где этот спорт уже несколько лет развивают энтузиасты, объединившиеся в команду "Тигры Владивостока".

В стране, где зародился этот вид спорта, а именно в Китае, гонки на «драконах» - не только захватывающий и красочный спектакль, но и дань традиции.

Так, в Центральном и Южном Китае вторым по важности праздником после Нового года считается день «Дуань у» или «праздник двойной пятерки»: на пятый день пятого лунного месяца по китайскому календарю проходят знаменитые состязания по гребле на длинных лодках, корма и нос которых украшены головами дракона. Как известно, всё, что связано в Китае с эти существом, окутано легендами. Однако героем ежегодных лодочных состязаний является реально существующий исторический персонаж. Этот день ученые связывают с памятью первого известного нам китайского поэта Цюй Юаня.

Случилось это более двух тысяч лет назад, в 278 году до нашей эры в царстве Чу, располагавшемся на территории современного Южного Китая. Сановник, аристократ, поэт Цюй Юань, пытался предостеречь царя Чу от неверных политических решений, указывая ему на коррумпированность царских служителей. Однако вскоре поэт сам стал жертвой клеветы и царь сослал его в ссылку. К несчастью предостережения Юаня оправдались, и царство Чу было разгромлено соседним царством Цинь. Поэт-патриот, не в силах спасти свою страну от гибели, 5-го числа пятого лунного месяца, покончил с собой, бросившись в реку Мило (провинция Хунань). Согласно преданию, после смерти поэта рыбаки сели в лодки и долго искали его тело в реке, дабы спасти плоть Юаня от поедающих ее рыб (по научной версии), или драконов (по легенде). Но напрасно. Тогда они стали энергично бить веслами по воде, а также бросать в воду специальное блюдо цзунцзы - завернутый в листья бамбука или бананового дерева клейкий рис и свиное мясо с приправами, чтобы умиротворить рыб или, как гласит легенда, драконов.

Вот и сегодня, спустя более двух тысяч лет, в день праздника «Дуань у» в Центральном и Южном Китае продают цзунцзы и устраивают соревнования на драконовых лодках - в память о гибели Цюй Юаня.

Историк Лио Шелин вот уже 20 лет собирает легенды и летописи о прародителе драконовых лодочных гонок:

- Вот место, откуда Цюй Юань бросился в реку. Я родился и вырос у реки Мило, я пил ее воду. Для меня Цюй Юань значит очень много. Я преклоняюсь перед ним и почитаю его.

Однако, по мнению Лио Шелина, гибель Цюй Юаня не была историческим поводом для возникновения гонок на драконовых лодках. Этот вид спорта, по словам историка, намного старше.

- Каждый год весной в Китае идут проливные дожди, что приводит к наводнениям. В древности люди не могли объяснить себе этот феномен и думали, что в воде живут драконы, которые просыпаются от зимней спячки. Каждый год во время половодья рыбаки изготовляли лодки, которые выглядели как драконы, и устраивали на них гонки, чтобы успокоить властелинов воды.

Итак, что же представляют собой традиционные соревнования на драконовых лодках сегодня? В одну такую лодку, длина которой около 30 метров, могут сесть до 100 человек.

Трико и наколенники – вот и вся экипировка команды. Её участники – не тренирующиеся весь год спортсмены, а обычные жители – крестьяне, ремесленники, торговцы.

Ту или иную деревню каждый год представляют разные люди. Деревенский глава решает, кому на этот раз участвовать в соревнованиях; предпочтение отдается самым сильным мужчинам в возрасте между 25 и 35 годами. Единственное условие – каждый участник должен уметь плавать, ведь нередко во время соревнований вся команда оказывается за бортом.

Решающим фактором в состязании является не столько сила и спортивная кондиция участников, сколько единообразие и синхронность движений. Под ритмичные удары гонга хорошо спаянная команда делает до 110 гребков в минуту. Для того, чтобы пройти 800 метров, им нужно чуть более 3 минут. Одним из важнейших участников команды является рулевой:

- Лодка должна идти стопроцентно прямо – лишь тогда можно достичь самого хорошего результата. Трасса, по которой нам предстоит проплыть, известна заранее.

Как правило, команде предстоит проплыть половину пути в одну сторону, а затем, не разворачивая лодку – столько же в обратном направлении. При этом все сидящие в лодке должны синхронно встать и пересесть, развернувшись на 180 градусов. Это один из самых сложных трюков. Потому-то у такой лодки нет носа и кормы, она совершенно симметрична и с обоих концов украшена головами дракона.

5 лунный месяц в Китае – это по нашему календарю, как правило, начало июня, В это время на полях немного работы, а половодье лишь благоприятствует гребле. Выступить на соревнованиях за свою деревню – большая честь для каждого мужчины. «Лучше мы бросим нашу землю невозделанной, чем прогуляем тренировку», - так говорят китайские деревенские гребцы.

- За пару недель до соревнования мы начинаем бегать, тренироваться.

Команды из соседних деревень каждый день встречаются друг с другом, чтобы помериться силами. Традиция встреч между соседними деревнями тянется испокон веков. Кажется, общительность, единство, сплоченность порою, для китайцев важнее, чем сам спорт.

В отличие от стандартных соревнований по гребле, в деревенских драконовых лодках женщинам нет места. Более того, считается, что они приносят несчастье, если слишком близко стоят у берега.

ВЕНЕСУЭЛЬСКАЯ КУХНЯ

А сейчас мы переходим к ставшей традиционной рубрике передачи «Глобус» – «Кухни народов мира». Сегодня о национальной кухне своей страны я попросила рассказать уроженку Венесуэлы Миутси Аррай де Эккер, проживающую ныне в Германии. В конце передачи у вас как всегда будет возможность записать один из венесуэльских рецептов.

- Каждый день на завтрак в Венесуэле едят «Арепаc» - величиной с тарелку теплые кукурузные (маисовые) лепешки. В них кладут сыр, мясо или ветчину. Есть также еще и «Качапас» - сладкие маисовые лепешки, которые едят, как правило, с маслом и сыром.

А то, что вы нередко готовите на завтрак у себя дома, носит в Венесуэле название perico: это обыкновенная яичница с помидорами и луком.

- На рождество едят «hallacas»: маисовые лепешки, начиненные мясом и различными овощами, и тушеные на зеленых банановых листьях.

Кстати, традиция приготовления hallacas восходит к тем временам, когда бедным приходилось довольствоваться остатками тех продуктов, которые перепадали им после празднеств в богатых семьях. Так получалась необычная смесь: изюм и мягкое говяжье филе, козье мясо и колбаса, овощи и оливки, каперсы, лимоны и орехи. Это рагу заворачивали в маисовые лепешки, клали на зеленые банановые листья и тушили до готовности.

- Одно из блюд национальной кухни называется «pabellón criollo».. Состоит оно из риса, жареных бананов, мяса и черных бобов. Интересно в приготовлении этого блюда то, что после того как мясо сварено, его нужно разделать, причем непременно руками. А происходит это так – из мяса буквально выщипывают волокна до тех пор, пока оно не распадется на маленькие кусочки. Что касается черных бобов, то их следует варить накануне, ведь на это уходит до 10 часов. Надо заметить, что по правилам для такого блюда нужны вовсе не те бананы, что продаются на каждом углу, а специальные бананы для жарки. Любопытно, что в Венесуэле существует несколько сортов бананов, из которых четыре относятся к овощам. Бананы- овощи, например, plátano, topocho - намного больше в размерах и обычно подаются в жареном виде, в крайнем случае, в тушеном. А бананы-фрукты (среди них manzano – яблочные бананы и titiaro - самые маленькие и самые вкусные) - в сыром, сушеном, иногда в составе фруктовых салатов, а иногда с мороженым. А напоследок предлагаем вашему вниманию легкий рецепт: Рис с бананами по-венесуэльски Полкило риса, полкило бананов, сливочное масло или маргарин, зелень петрушки, черный молотый перец, соль.
Сварить рассыпчатый рис и хорошенько высушить его. Ломтики бананов обжарить в масле и осторожно смешать с рисом. Поперчить, посолить и посыпать зеленью петрушки. В таком виде рис с бананами можно подавать к жареному мясу или рыбе.

Но что же пьют в Венесуэле?

- В Венесуэле пьют много пива с утра до вечера, особенно по праздникам и на пляже. Те же, кто не пьют пива, пьют соки. Некоторые смешивают их с водой – этот напиток называется «баттилос», или с молоком - «медингалос».

Я благодарю Миутси Аррай де Эккер за рассказ о венесуэльской кухне и желаю вам приятного аппетита!