1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Стимул производителям – разорение "челнокам"

Недавно в Ташкенте прошли забастовки торговцев вещевых рынков. По свидетельству экспертов, это чуть ли не первые акции протеста за всю историю существования независимого Узбекистана.

default

Условия торговли все больше ужесточаются.

Недавно в силу вступили несколько постановлений кабинета министров Узбекистана о мерах по совершенствованию ввоза и реализации потребительских товаров на внутреннем рынке республики. Теперь, к примеру, торговля импортными товарами на рынках разрешена либо тем челнокам, которые сами ездят за товаром, либо их официальным дистрибьюторам, которые имеют торговые точки, оснащенные контрольно-кассовыми машинами. Но самое большое недовольство торговцев вызвало первое из постановлений правительства, согласно которому за ввозимый импортный товар должен уплачиваться таможенный сбор в размере 90 процентов от его стоимости. Торговцам пришлось выбирать: или поднять цену, или отказаться от бизнеса совсем, или продолжать торговать, но в обход государства, то есть – нелегально. Судя по всему, большинство выбрало второй путь. Так или иначе, но рынки Ташкента опустели.

Каждая из сторон преследовала свои интересы. Государство старалось помочь отечественным производителям, торговцы же столкнулись с проблемами, до сих пор им незнакомыми. Кто прав, кто виноват?

Подробнее - в репортаже Натальи Бушуевой:

Постановления правительства, по словам заместителя начальника Управления по налогообложению физических лиц Государственного налогового управления Абдукахора Кадырова, нужны для того, чтобы защитить отечественных производителей и сделать продукцию местного производства конкурентоспособной. Представители челночного бизнеса так комментируют происходящее. Говорит женщина, работающая на одном из ташкентских рынков:

“Предположим, мы сможем растаможить товар по такой цене, которую предлагает нам правительство. Но наш народ при его зарплате не в состоянии будет этот товар купить. До последнего времени мы были в общем довольны. Но сегодня ситуация изменилась. Менее обеспеченные торговцы уже ушли. Сейчас стоит вопрос о том, что уйдут вообще все, так как работать становится все труднее и труднее”.

Против решения правительства челноки даже пошли на беспрецедентный шаг – забастовку. Рассказывает участница акции протеста:

“Три дня была забастовка. Мы предъявили свои требования. На наши требования никакого ответа не последовало”.

События комментирует заместитель начальника Управления по налогообложению физических лиц Государственного налогового управления Абдукахор Кадыров:

“Те челноки, которые привозят свою продукцию, раньше могли продавать свой товар кому угодно: зарегистрированным предпринимателям, незарегистрированным предпринимателям, по наличному расчету, по безналичному. Сейчас это все будет ограничено. Торговля будет вестись цивилизованно. Торговцы должны отпускать оптовую продукцию только в безналичном расчете. Дистрибьюторы, то есть распространители данной продукции, должны иметь стационарную торговую точку, иметь кассовый аппарат”.

Как сказал Абдукахор Кадыров, “цель всех изменений, связанных с рынками, состоит в том, чтобы пресечь нелегальный оборот валюты. Ведь не для кого не секрет, что всю выручку челноки складывают в сумки”. Впрочем, у челноков на это один ответ - “Мы остались крайними”:

“Мы не миллионеры. Это ошибочное мнение. Есть люди, которые считают, что все челноки – миллионеры. На самом деле мы еле-еле сводим концы с концами. К любому челноку приди в дом и посмотри, как он живет. Многие вынуждены брать деньги в долг и их прокручивать, чтобы накормить детей. У многих даже в доме кровати нет”.

С точки зрения правительства, вводимые изменения позволят упорядочить ввоз физическими лицами импортных товаров, пресекать их нелегальный провоз на территорию республики, а также предотвратить ввоз в Узбекистан некачественных товаров. Но как комментируют сами челноки, они будут вынуждены при таких жестких условиях действовать нелегально:

“Они нас вынуждают обманывать, окольными путями привозить этот товар и продавать из-под полы”.

“Те, кто уже раньше съездил и купил товар, вынужден сегодня продавать его из-под полы, потому что если подойдет налоговая инспекция, документов, естественно, нет и будут проблемы. Но если я растаможу по такой цене, которую сейчас требует государство (например, обувь по 18 долларов за пару), у меня при местных зарплатах никто ничего не купит”.

Вот какой разговор состоялся между продавцом и покупателем на одном из рынков Ташкента:

“ - Я не знаю насчет челночного бизнеса, я вот дочке не могу туфельки подобрать подешевле. В школу надо. А сколько это стоит?

- 12 тысяч. Как вы думаете. Если я растаможу этот товар и заплачу за каждую пару 18 долларов, вы сможете купить эту обувь? Она будет тогда стоить 30 – 35 долларов.

- Тогда босиком надо будет ходить”.

А вот мнения других покупателей:

“Я отношусь к этим нововведениям очень плохо. Потому что я знаю, чем это пахнет. Все будет очень дорого. У кого денег много, те и сейчас покупают дорогой товар, а те, у кого мало, те покупают дешевую китайскую продукцию. А местной продукции все равно нет”.

“Цены очень выросли. С нашей пенсией за ними не угнаться. Просто как зрители ходим по рынку”.

Заместитель начальника Управления по налогообложению физических лиц Государственного налогового Управления Абдукахор Кадыров продолжает тему:

“В связи с тем, что все государства стараются защитить своих производителей, наше государство тоже ввело данную пошлину для защиты внутренних производителей. Если, например, обувь будет произведена в Узбекистане, она будет более конкурентоспособной, так как похожая импортная обувь при пересечении границы уже будет налагаться таможенной пошлиной в размере 90 процентов от стоимости. Может быть, ассортимент и не будет соответствовать спросу, но по крайней мере отечественные производители будут иметь стимул”.

Пока же отечественная продукция еще не завоевала должную популярность среди потребителей.

Наталья Бушуева, Дарья Брянцева, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА