1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Станислав Шушкевич: „Это все было сделано за одну ночь ”

Интевью с экс-спикером парламента Беларуси, одним из авторов Беловежского соглашения, узаконившего распад СССР.

Вы как-то в одном интервью говорили, что то, что случилось в Вискулях, -- это цивилизованный развод республик СССР...

С. Шушкевич : Да и вообще тогда и в мыслях не было, что это развод, понимаете, когда мы заключали договор. Ведь вообще мы приехали не для того. Но там мы осознали, что СССР развален и развален он действиями ГКЧП окончательно. До этого он был развален неразумностью Горбачева, который хотел заменить собою Политбюро ЦК КПСС. И если бы он предложил в марте 1991 года конфедерацию нормальную, то я гарантирую вам, что она существовала бы по сей день, потому что той автономии, которую дает конфедерация, вполне достаточно было бы бывшим субъектам СССР. Но он этого не предложил и раздрай продолжался. И вершиной этого раздрая был ГКЧП, когда советскими методами хотели загнать в еще более жесткий Советский Союз всех субъектов, ну, кроме прибалтов, конечно, бывшего Советского Союза. Но ума у них не хватило, как это сделать. Потому что они хотели сделать это по-советски. С умишком Янаева, конечно же, нельзя было такие вещи сделать. А никто уже не загонялся по-советски, поэтому они были отторгнуты. В общем, вышли из употребления.

Почему двое из беловежских зубров сейчас уже высказывают критику в адрес Беловежского соглашения, а вы по-прежнему остаетесь на своих позициях?

С. Шушкевич : Будем говорить прямо. Борис Николаевич хотел избавиться от Горбачева и если уже так открытым текстом. Он совсем не хотел разваливать Российскую империю. И он был абсолютно убежден, что хватит сил, рычагов, что все приползут в Россию на брюхе и будут просить о помиловании, ну а когда к 1996 году он понял, что это не так. Он впервые в 1996 году сказал, что он сожалеет. Не знаю, в Беловежской пуще он подписывал с большим удовольствием. Добровольно. Что касается Леонида Макаровича, я думаю, это был временный всплеск эмоций. Он действительно, 1 июня 205 года на парламенте Украины произнес, мне кажется, очень нехорошие слова, что если бы он знал, что будет твориться в Украине, он бы, скорее, дал отрубить себе руку, чем подписал Беловежское соглашение. Ну потом встретились мы с ним здесь в Беларуси, вспомнили все, что было. И я понял, что это был чистый всплеск эмоций, и что он гордится тем, что произошло.

Что вы сейчас думаете о том соглашении, которое было подписано.обо всех его пунктах через 15 лет. Правильными они были или какие-то из них вы бы изменили?

С. Шушкевич : Не только потому что они правильные. Вообще это уникальное соглашение в мире, поскольку обычно такие соглашения готовят несколько месяцев, парафируют у всех служб, согласовывают между странами-подписантами на всех уровнях: юридическом, экономическом, политическом. После этого подписывают, когда уже все дотерто. А здесь это все было сделано за одну ночь и один день.

Вот за это вас и критикуют. Это же была явная импровизация .

С. Шушкевич : Но дело в том, что ни одного замечания в адрес этого договора нет. Юристы его проанализировали: ничто не может быть истолковано двусмысленно. Нет никаких подвохов, чтобы зацепиться. И когда Российская Дума была в состоянии близком к омаразмению, она ведь денонсировала Беловежское соглашение, а потом поняла, что сделал глупость и молчит до сих пор об этом, потому что зацепиться не зач то. О, если бы там были юридические бреши. С каким бы удовольствием они за них зацепились. Нету этих брешей. Все 14 статей приличные. А дальше были определенные проблемы, принималось очень много решений, которые, простите, можно было бы выбрасывать в мусорный ящик. По одной простой причине, потому что они принимались по-большевистски, по-советски, как постановления ЦК КПСС и Совмина. Раз мы имеем дело с независимыми субъектами, с независимыми странами объединенного СНГ, то надо было проводить эти решения через национальные законодательства. Ничего этого не делалось. Вот сейчас будут реформировать. Сейчас придут к выводу, что это надо было делать. Ну, что сделаешь. Хорошо, что хоть сейчас.

Почему, на Ваш взгляд, на данный момент предпринимаются попытки реформировать СНГ ?

С. Шушкевич : Потому, что без СНГ боятся существовать. У нас хватило ума, такта и настойчивости сотворить СНГ. И сколько его потом ни портили. Даже после этой порчи это содружество нужно, потому что худо-бедно, но оно как-то помогает бесконфликтным образом решить некоторые вопросы. Оно не является серьезной структурой для экономического и политического взаимодействия. Однако как консультативный орган для умиротворения алчных потребностей некоторых соседствующих структур мне кажется, этот орган остается достаточно компетентным. Ну а то, что штаб-квартира превратилась в оргкомитет по созыву саммитов -- это вполне нормальная судьба политологически малограмотных правителей в той стране, где этот орган находится.