1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Сталин и немцы

Историческое развитие Германии в XX веке происходило под массивным воздействием двух диктатур-антиподов - Гитлера и Сталина. Новая книга посвящена в том числе и сравнительному анализу этих режимов.

default

Вопрос о влиянии Сталина на ход общественного развития Германии в прошлом веке не теряет своей актуальности и сегодня, и остается одной из важных тем исследований немецких историков и политологов. Один из крупных научных центров по изучению сталинизма - Институт современной истории (IfZ) находится в Мюнхене. Недавно институт выпустил сборник статей "Сталин и немцы" ("Stalin und die Deutschen"), являющийся результатом совместных исследований немецких и российских ученых. В книгу под редакцией профессора Юргена Царуски (Jürgen Zarusky) вошли тексты выступлений ученых - участников коллоквиума "Сталин - итоги исследований. Взгляд из Германии", прошедшего в IfZ.

Сборник состоит из двух частей. Одна посвящена различным аспектам советско-германских взаимоотношений в период, когда Сталина находился у власти. Среди них - специфическая культура отношений Сталина с немецкими коммунистами в тридцатые годы, роль видных немецких коммунистов в "большом терроре" тех лет в СССР, противоречивость и непоследовательность внешней политики Сталина. Составители сборника отмечают, что Сталин оказал огромное влияние на развитие Германии, начиная с двадцатых годов прошлого века, а отношения между Сталиным и Гитлером варьировались от союзнических до враждебных.

Логика господства

Combo Hitler Stalin

Два разных диктатора: Гитлер и Сталин

Материалы второй части представляют сравнительный анализ двух диктатур. Отмечая много общего в двух режимах, авторы указывают все же на необходимость учитывать при сравнении, что речь не идет о зеркальном отражении. В сборнике эта тема получила освещение в четырех статьях, в каждой из которых рассматриваются различные аспекты возможного сравнения.

Герд Кенен рассматривает роль утопии, используемую обеими режимами в качестве мобилизующей силы.

Дитер Поль сравнивает механизмы массового уничтожения, применяемые Сталиным и Гитлером.

Леонид Лукс анализирует "логику господства" двух режимов, отмечая часто упускаемую схожесть, а именно амбивалентный характер обеих систем, их идеологическую неподвижность и монолитность структур

Культы Сталина и Гитлера, как признает Лукс, имели разные исторические корни и социальную природу. Если в СССР культ отражал патриархальность политической культуры большинства населения и кризис в рядах правящей партии, то в Германии он являлся вотумом недоверия парламентской системе как таковой, бегством правящей элиты от ответственности.

Логика гитлеровской системы весьма существенно отличалась от сталинизма, прежде всего, относительной предсказуемостью своей внутренней политики. В отличие от Сталина, Гитлер не порывал со старыми элитами и тем более не уничтожал их в массовом порядке. Вместе с тем, по мнению автора, Сталин проводил гораздо более осторожную и взвешенную внешнюю политику, сочетающую свободный от идеологии трезвый расчет с компонентами доктрины мировой революции. Внешняя политика Гитлера, напротив, отличалась непредсказуемостью и авантюрностью. Ее радикализация и стремление к территориальной экспансии были необходимы для того, чтобы оправдать ожидания тех слоев населения, которые привели Гитлера к власти.

Различие диктаторских стилей

Юрген Царуски исследует различия в стиле руководства двух диктаторов. Используя классификацию Макса Вебера, выделявшего легальный, традиционный и харизматический тип законного господства, автор указывает, что ни один из них не существует в чистом виде и, как правило, встречаются в переплетении.

Для Гитлера большую роль играл его харизматический дар. Именно он позволил ему сплотить большую часть немцев. Сталин, который долгое время был на вторых ролях в политической жизни, не обладал столь мощной харизмой. Вместе с тем после прихода к власти его авторитет неуклонно рос, хотя власть Сталина базировалась, прежде всего, на бюрократических институтах и не пользовалась поддержкой большинства населения, подавляющую часть которого составляло крестьянство. Еще одно отличие заключается в том, что Гитлер часто шел на компромисс со старыми элитами, в то время как Сталин взял курс на их нейтрализацию и уничтожение.

Автор называет Гитлера "вождем, единственным в своем роде", в то время как Сталин может претендовать лишь на роль последователя. Обозначение Гитлера как "фюрера" постепенно вытеснило "рейхсканцлера" и не предполагало даже формальных ограничений его функций. Юрген Царуски считает, что позиция Сталина была в обществе менее прочной, чем у Гитлера. Сталина можно, по мнению автора, считать патроном, в то время, как Гитлер претендовал на роль пророка, которого практически невозможно заменить.

В качестве еще одного отличия автор выделяет сохранение в Германии 30-х -40-х годов элемента легальной легитимности, так как Гитлер пришел к власти хотя бы формально законным путем. В России, где большевики захватили власть в результате переворота, этот элемент изначально отсутствовал.

Анализируя идеологические основы двух диктаторских режимов, автор указывает, что идеология национал-социализма вследствие своей эклектичности и отсутствия прочного философского базиса, не была столь догматична как марксизм-ленинизм.

В целом, сборник, написанный историками Германии и России, раскрывает ряд ранее неисследованных аспектов "немецкой политики" Сталина и предлагает анализ двух тоталитарных режимов, базирующийся на глубокой источниковедческой и историографической базе.

Вадим Шаталин

Архив

Контекст