1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Справка: Фиксированные цены на лекарства в Германии

Во всех немецких аптеках рецептурные лекарства продаются по одинаковым ценам. Их устанавливают сами фармацевтические компании, однако государство ограничивает размеры наценок у оптовых торговцев и в аптеках.

Набор таблеток

Рецептурные лекарства оплачивают больничные кассы

В каком бы уголке Германии вы ни оказались, зайдите в любую аптеку - и всюду вы получите нужное вам рецептурное лекарство за одни и те же деньги. В ФРГ медикаменты, равно как и книги, вот уже много лет продаются по фиксированным ценам. Так решили немецкие законодатели, убежденные в том, что вопросы, касающиеся физического и духовного здоровья нации, не должны зависеть от рыночного механизма ценообразования, основанного на колебаниях спроса и предложения.

Регламентируются не производители, а торговцы

Особенность немецкой модели регулирования рынка лекарственных препаратов состоит в том, что государство регламентирует на федеральном уровне не отпускные цены производителей, а наценки на лекарства в оптовом и розничном секторах. 1 января 1978 года одновременно с законом о лекарственных средствах (Arzneimittelgesetzt) в ФРГ вступило в силу постановление министерства экономики о ценах на лекарственные средства (Arzneimittelpreisverordnung).

Аптекарь консультирует покупателя

Немецкие аптеки борются за клиентов не низкими ценами, а качеством обслуживания

Действующая по сей день пересмотренная версия этого документа от 14 ноября 1980 года содержит таблицы с максимально допустимыми наценками, которые имеют право устанавливать как торгующие медикаментами оптовые предприятия, так и непосредственно обслуживающие население аптеки. Именно этот механизм и обеспечивает фактически фиксированные цены.

Следует, однако, подчеркнуть, что речь идет исключительно о рецептурных лекарствах, то есть тех медикаментах, которые отпускаются только по рецепту врача и, как правило, предназначены для лечения серьезных болезней. Что же касается безрецептурных лекарств, к которым относятся, например, бесчисленные средства от простуды, то на них с 2004 года государственное регулирование больше не распространяется. Это было сделано для стимулирования конкуренции между аптеками в интересах потребителей.

Хороший заслон от контрафактной продукции

В целом такая модель вполне оправдала себя. Она, в частности, гарантирует выживаемость аптек даже в маленьких населенных пунктах, поскольку лишает конкурентов в более крупных соседних городах (аптечные сети в Германии не разрешены) возможности переманивать клиентов сниженными ценами на наиболее важные медикаменты. Модель эта является также хорошим заслоном против контрафактной продукции, ведь любая попытка продать лекарство ниже официальной цены сразу же порождает сомнения в подлинности препарата.

Филипп Рёслер

Филипп Рёслер вынужден реформировать сложившуюся систему ценообразования

В то же время никак не ограничиваемое государством право фармацевтических компаний устанавливать отпускные цены на свою продукцию привело к тому, что многие лекарства стоят в Германии заметно дороже, чем в соседних странах. Это особенно касается новейших уникальных препаратов, которым на рынке пока нет альтернативы (например, для лечения раковых заболеваний или СПИДа). Именно из-за таких медикаментов расходы немецких больничных касс начали принимать в последние году угрожающие размеры, превысив в 2009 году 30 миллиардов евро.

Для того, чтобы остановить этот процесс, министр здравоохранения Германии Филипп Рёслер (Philipp Rösler) решил реформировать систему ценообразования на немецком рынке фармацевтической продукции. В частности, предполагается обязать производителей представлять исследования, доказывающие, что выходящий на рынок новый препарат, действительно, обладает дополнительными качествами по сравнению с уже имеющимися лекарствами, а потому оправдывает и более высокую цену на него.

Автор: Андрей Гурков
Редактор: Андрей Кобяков

Контекст

Архив

Аудио- и видеофайлы по теме

Новости

Контекст