1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Россия

Список осужденных по "болотному делу" пополнился четырьмя фамилиями

Четверо фигурантов "болотного дела" признаны виновными и осуждены на сроки от 3 лет и 3 месяцев условно до 3 лет и 6 месяцев в колонии общего режима. Оглашение приговора сопровождалось новыми задержаниями.

Очередной процесс по так называемому "болотному делу" завершился 18 августа в Замоскворецком суде Москвы обвинительным приговором. Четверо подсудимых, обвиняемых в участии в "массовых беспорядках", якобы завершивших акцию протеста 6 мая 2012 года на Болотной площади, получили сроки: трое - реальные, с отбыванием в колонии общего режима, и четвертая обвиняемая - условный.

Четверо новых осужденных

На скамье подсудимых на сей раз оказались Алексей Гаскаров, Александр Марголин, Илья Гущин и Елена Кохтарева. По примеру предыдущих судебных процессов в рамках "болотного дела", уже завершившихся приговорами, исход нынешнего суда многие наблюдатели считали предрешенным: суд согласится с государственными обвинителями и признает подсудимых виновными.

Судья Наталья Сусина, председательствовавшая на процессе, предрешенность этого дела подтвердила в самом начале финального заседания. Она объявила, что суд признал подсудимых виновными. По словам судьи, мотивом для совершения преступления стали "неприязнь к органам власти и их представителям, сознательное намерение организовать массовые беспорядки для достижения своих идеологических целей".

Спустя три часа, которые ушли на чтение приговора, были оглашено наказание, которого, по мнению судьи Натальи Сусиной, заслуживают фигуранты "болотного дела". Алексей Гаскаров и Александр Марголин были приговорены к трем с половиной годам лишения свободы, Илья Гущин - к двум с половиной годам колонии, а для Елены Кохтаревой суд счел достаточным наказание в виде условного срока в три года и три месяца.

С надеждой на апелляцию

Стоит отметить, что прокуратура, с текста заключения которой фактически был списан приговор, запросила для Гаскарова и Марголина по 4 года лишения свободы каждому. Илье Гущину, для которого гособвинение просило 3,5 года лишения свободы, суд назначил 2,5 года заключения, применив норму о назначении наказания ниже низшего предела. Однако изменение срока в меньшую сторону не должно вводить в заблуждение, отмечают адвокаты.

"Несмотря на то что суд вынес смягченный приговор, тем не менее он обвинительный. Мы обратим внимание апелляции на то, что довод защиты о том, что массовых беспорядков на Болотной площади 6 мая не было, суд первой инстанции не учел", - заявил по окончании заседания адвокат Сергей Панченко, представлявший в суде интересы Ильи Гущина. Сторона защиты намерена обжаловать приговор.

Будет ли подавать апелляцию адвокат Елены Кохтаревой, которая единственная из этой четверки признала вину и попросила прощения у сотрудников ОМОНа, за что, видимо, и получила условный срок вместо реального, пока не известно. Те, кто пришел поддержать фигурантов "болотного дела", действия пенсионерки не одобряют, но понимают ее и за принятое решение не осуждают.

Неугасающий интерес к "болотному делу"

Несмотря на то, что это уже далеко не первое заседание суда по "болотному делу", процесс собрал солидную группу поддержки. По некоторым оценкам, к Замоскворецкому суду пришли свыше 200 человек. Впрочем, про двести человек можно говорить, если считать вместе с журналистами.

Полностью перекрыв Татарский переулок, на который выходит главный вход здания Замоскворецкого суда, ОМОН и полиция сгруппировались по периметру заграждения, скрываясь за автозаками, будто специально приготовленными заранее. В тот момент, когда на крыльце появились защитники фигурантов "болотного дела", сотрудники правоохранительных органов вышли из укрытия и начали перестроение.

12 задержанных

Адвокаты давали комментарии, толпа волновалась, и полиция начала действовать. Несколько человек из группы поддержки "узников болотной" были препровождены в автозаки без видимой причины для их задержания. Первые пять человек были задержаны после формального предупреждения полиции о том, что акция, а именно стихийный пресс-брифинг на крыльце суда, не запланирована, а значит незаконна, и требованием разойтись.

Затем забрали группу молодых людей, развернувших плакат "Россия не тюрьма". В конечном итоге в автозаке оказалось 12 человек. Кроме того, пока в зале суда шло оглашение приговора, на здании, расположенном напротив, неизвестные повесили растяжку с надписью: "Путинское судилище - позор России". Бойцы ОМОН довольно быстро сорвали огромный плакат.

За оцеплением несколько женщин пенсионного возраста устроили импровизированную акцию протеста. Они соорудили своеобразный приз, который хотели бы вручить руководству страны, устраивающему политические процессы, подобные "болотному делу", и били судейским молотком в колокол, привлекая внимание окружающих. Полицейские, однако, никак на это не отреагировали.

История с продолжением

Дело о массовых беспорядках на Болотной площади в Москве было возбуждено после событий 6 мая 2012 года, когда разрешенная властями оппозиционная акция переросла в столкновения с полицией. В день проведения акции были задержаны более 400 человек. Около 30 из них впоследствии стали фигурантами так называемого "болотного дела", разбирательство по которому продолжается до сих пор.

В отношении восьми обвиняемых уголовное преследование было прекращено в результате амнистии. Другие восемь человек были признаны судом виновными в ходе процесса, завершившегося 24 февраля 2014 года, и получили наказание от условного срока до четырех лет лишения свободы. Сергей Удальцов и Леонид Развозжаев осуждены на 4,5 года колонии как организаторы беспорядков.

Осенью 2012 года в особом порядке был приговорен к 4,5 годам лишения свободы Максим Лузянин, ставший первым среди тех, кто пошел под суд по обвинению в участии в "массовых беспорядках". Еще один фигурант "болотного дела" - Михаил Косенко признан невменяемым и отправлен на принудительное лечение.

Смотреть видео 07:14

Спецрепортаж немецкого телевидения о "болотном деле"

Аудио- и видеофайлы по теме