Спецслужбы: новые пути работы с журналистами. | Центральная Азия - события и оценки | DW | 17.04.2005
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Спецслужбы: новые пути работы с журналистами.

Весьма знаменательной оказалось в конце прошлой недели встреча руководства МВДУзбекистана с журналистами.

На прошлой неделе в Интернете появился документ, свидетельствующий, что в

Узбекистане в недрах МВД составлен "черный список" журналистов, неугодных властям. В отношении этих лиц действует некий "план государственных политических репрессий на ближайшие два года".

Конкретные фамилии журналистов из "черного списка" в документе были указаны. Естественно, подобная информация вызвала серьезное беспокойство как в Узбекистане, так и за его пределами. Группа узбекистанских журналистов направила письмо на имя министра внутренних дел республики с просьбой подтвердить или опровергнуть эти сведения.

Весьма знаменательной оказалось в конце прошлой неделивстреча руководства МВД Узбекистана с узбекскими журналистами и их иностранными коллегами, работающими в Ташкенте. Впервые за годы независимости журналисты былидопущены в здание МВД. Заместитель Министра внутренних дел Узбекистана Алишер Шарафутдинов сказал об этом так:

АШ: Это первый шаг, который повлечет за собой серьезный конструктивный диалог между правоохранительными органами и СМИ.

Правда, для такого решительного шага навстречу общественности понадобилась поистине чрезвычайная ситуация: в Интернете появился документ под названием "План государственных репрессий на 2005-2007 годы". Авторство этого документа якобы принадлежит МВД. Среди лиц, которые, согласно документу, неугодны властям, оказались и официально аккредитованные в Узбекистане корреспонденты "Немецкой волны". В этой же компании и московские журналисты, пишущие о Центральной Азии: Аркадий Дубнов, Даниил Кислов, руководитель Центра экстремальной журналистики Олег Панфилов и другие. В плане максимально подробно расписано, кого МВД собралось депортировать, кого принудительно лечить, кому уготованы другие меры пресечения. Алишер Шарафуттдинов в отношении этого документа выразился по военному четко:

АШ: Это сплошной абсурд. И я со всей ответственностью могузаявить, что таких приказов и нормативных документов в МВД не было, нет, и не будет. Таких приказов не может быть в жизни. Потому что любой человек, который бы подписал такой документ, подписал бы свой собственный приговор.

Тем не менее, журналисты обратили внимание, что МВД приподготовке этой встречи не включило в список некоторых журналистов, очень в этой встрече заинтересованных. В частности, корреспондента "Немецкой волны" Юрия Черногаева.Руководителю узбекистанского бюро Лондонского Института поосвещению войны и мира Галиме Бухарбаевой пришлось вновь объяснять свои собеседникам в погонах, кто такие журналисты.

ГБ: Власти Узбекистана из нас искусственно создают врагов. Например, я никогда не хочу быть оппозиционным журналистом, я не хочу быть журналистом, который только критикует. И в какой -то степени мы думаем, что водораздел выпроводите между нами и вами. Мы этого не хотим. С нашей стороны есть желание получать вашу точку зрения.

Если в столице, будем надеяться, после встречи это поняли,то на периферии положение еще придется выправлять. Корреспондент Лондонского Института по освещению войны и мира Кудрат Бабаджанов говорит:

КБ: Нашим молодым журналистам угрожают только потому, что онипишут статьи для нас. Им говорят, почему вы работаете с ними, они женаходятся в черном списке? И это говорят официальные лица!

"Такого больше не будет",- пообещал замминистра. Но начальник Организационного - инспекторского управления МВД Анатолий Джураев все же счел нужным напомнить, где журналисты находятся:

АД: Не зря существует мудрая пословица: "От сумы и от тюрьмы не уйдешь. Поэтому каждый регулирует сам: суму ли носить или в тюрьмуидти.

По информации, полученной корреспондентом "НВ" Оразом Сарыевым от высокопоставленного сотрудника в силовых структурах Узбекистана, МВД республики в принципе не занимается идеологическим фронтом и разработка подобных мер не входит в компетенцию этого ведомства. В структуре МВД нет соответствующего идеологического отдела. Такой отдел имеется в СНБ. И определенные мероприятия в отношении журналистов сотрудниками этого отдела проводились и проводятся. Однако ничего общего с мерами, о которых говорилось в документе, обнародованном в Интернете, эти мероприятия не имеют. К примеру, в документе указаны сроки неких операций, направленных против критически настроенных журналистов, но в реальности дела по таким журналистам ведут конкретные оперативные работники, которые могут продлить дело, передать его в прокуратуру, закрыть и так далее.

Источник рассказал Оразу Сарыеву о некоторых деталях нового подхода в работе государственных органов с прессой. Еще в начале этого года по инициативе Генерального прокурора республики и Председателя СНБ был усилен контроль за правозащитными группами и журналистами, работающими в Узбекистане или занимающимися узбекской проблематикой вне пределов республики. Был введен в действие более жесткий режим аккредитации журналистов. В частности, при решении этого вопроса должны изучаться публикации лица, желающего получить аккредитацию при МИДе. В случае, если журналист оказывается отнесенным к категории "одиозных", ему следует чинить определенные препятствия в рамках правового поля, но, если эти возможности оказываются исчерпанными, следует четко определить место его возможной деятельности, маршруты, по которым он может следовать в рабочих целях. Далее, по утверждению источника, "неблагонадежный" журналист ставится на учет в СНБ, сотрудники этого ведомства ведут наблюдение за его публикациями и контактами. Затем, по результатам слежки проводится обобщение. Отчет СНБ, равно как и доклад МИДа, направляются в Генеральную прокуратуру. Далее, согласно новому распоряжению, исходящему от аппарата президента страны, прокуратура может поручить СНБ проведение оперативных мероприятий в отношении журналиста. В СНБ на него заводится дело, закрепленное за группой сотрудников, которые готовят и осуществляют конкретные действия. Похожая процедура распространяется на правозащитников и общественных деятелей.

Как сообщил корреспонденту "НВ" источник в силовых структурах Узбекистана, после событий в Киргизии узбекские силовики внимательно изучили факторы, способствовавшие развалу государственного устройства в соседней стране. С учетом этих факторов выработан новый подход к решению задачи по недопущению подобного в Узбекистане. Расширен отдел СНБ, занимающийся идеологическим направлением, усилена база оперативно-технических средств слежения, увеличено финансирование. Если раньше сотрудники СНБ действовали только в пределах республики, то теперь, благодаря расширению штатов и материального обеспечения работа будет вестись и в других странах. В особых случаях узбекская сторона будет информировать руководство этих стран о проведении на их территории оперативных действий, однако в обычных, "штатных" ситуациях работа может осуществляться и без этого. Далее, источник утверждает, что спецслужбам разрешено использовать в отношении отдельных "одиозных" фигур методы, выходящие за пределы предусмотренных законом процессуальных действий. На вопрос корреспондента о том, какие это меры, сотрудник силовых структур сказал, что, к примеру, экономический отдел СНБ при осуществлении контроля за бизнесменами достаточно давно ведет наблюдение за всеми перемещениями их денежных средств и предотвращает финансирование "нежелательных групп" извне. Те же банковские учреждения, которые трудно взять под полный контроль, с рынка выдавливаются иными средствами. Пример тому- недавняя история с закрытием "Бизнес банка". Теперь такая же система, которую источник назвал "туркменским вариантом", внедряется на идеологическом направлении.

Возвращаясь к вопросу о достоверности документа, опубликованного в Интернете, источник сообщил, что это фальшивка уже хотя бы потому, что многие лица, указанные в списке, особого интереса у СНБ не вызывают. Впрочем, есть и исключения. Таким исключением является, по утверждению источника, российский журналист Аркадий Дубнов.