1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Центральная Азия

Спецкомиссия выяснит условия содержания в киргизских тюрьмах

В Киргизии приступила к работе специальная правительственная комиссия по установлению реального положения в исправительных учреждениях страны. Поводом послужила серия бунтов в киргизских тюрьмах.

default

В Киргизии приступила к работе специальная правительственная комиссия по установлению реального положения в исправительных учреждениях страны. Напомним, что в киргизских тюрьмах произошла серия бунтов, один из которых закончился убийством двух сотрудников колонии и еще двух осужденных.

Начальник Главного управления исполнения наказаний Эрнст Исаев заявляет, что подобные волнения могут в ближайшее время вновь повториться, а в сложившейся ситуации винит министра юстиции Марата Кайыпова. Глава Минюста наоборот говорит о халатности со стороны начальника ГУИН и настаивает на его увольнении.

Начальник ГУИН и министр юстиции обвиняют друг друга

Открытое противостояние между руководителем ГУИН Эрнстом Исаевым и министром юстиции Маратом Кайыповым началось спустя некоторое время после трагических событий в ИК № 16. Система ГУИН напрямую подчиняется Минюсту. По словам Исаева, Марат Кайыпов никогда не прислушивается к рекомендациям и самовольно назначает на должности начальников колоний непрофессионалов, и все эти назначения носят коррумпированный характер.

Глава Минюста Марат Кайыпов в свою очередь в четверг огласил результаты внутриведомственного служебного расследования. Согласно его результатам к последним волнениям в тюрьмах привело бездействие со стороны начальника ГУИН Эрнста Исаева.

Марат Кайыпов уверяет, что еще 8 августа, то есть за неделю до печальных событий, начальник ГУИН был проинформирован о том, что один из осужденных 16 колонии планирует организовать беспорядки.

“С 8 августа до 14 августа, когда произошли трагические события, начальник ГУИН не предпринял никаких мер, для того, чтобы вывезти из колонии опасного преступника, который угрожал жизни сотрудникам колонии. Неделю начальник ГУИН сидел, сложа руки! И все-таки эти трагические события произошли. Как можно его действия признать законными?”

Марат Кайыпов уже внес представление в правительство о снятии с должности начальника ГУИН. Но глава кабинета- министров Игорь Чудинов решил создать свою правительственную комиссию, которая, вероятно, и решит, кто же виновен в последних событиях в колониях.

Реформы в системе исполнения наказаний

Министр юстиции Марат Кайыпов тем временем продолжает реформирование всей исправительной системы. И как он сам говорит, определенные положительные результаты уже есть. Так за последние три года около 6,5 тысяч заключенных были условно-досрочно освобождены или полностью амнистированы. В итоге сегодня в киргизских тюрьмах содержится чуть более 10 тысяч осужденных. Долгие годы эта цифра была на уровне 17 тысяч.

Сейчас, говорит Марат Кайыпов, разработана также программа по борьбе с распространением наркотиков в исправительных учреждениях:

“Кто там может быть замешан? Естественно, наши сотрудники. Следовательно, от сбыта наркотиков кто может заработать? Наши сотрудники и организованные преступные группировки, которые этим занимаются. Чтобы избавится от этой проблемы, мы подписали и внедрили пилотную программу “Метадон”, это заместительная терапия метадоном. Если мы наркоману, который желает вылечиться, сами будем давать наркотическое вещество, будем день за днем уменьшать дозу и, в конце концов, его вылечим, то такого бизнеса у нас в колониях не будет”.

В то же время не решенным остается вопрос содержания бывших “смертников”, их около 200, которым после отмены в Киргизии смертной казни высшая мера наказания была заменена пожизненным заключением.

“Они сейчас распределены по колониям строгого режима. Как с ними быть? По закону, по идее они должны содержаться в особом режиме. Таким тюрем в Киргизстане никогда не было и еще нет. Для того чтобы эти опасные преступники были безопасными внутри колонии, мы должны для них построить отдельные тюрьмы, что мы и делаем”, - говорит Марат Кайыпов.

“Реальных изменений в тюрьмах нет…”

Однако строительство этой специальной тюрьмы затягивается.

Руководитель правозащитного центра “Граждане против коррупции” Толекан Исмаилова считает, что и другие реформы, о которых сегодня рапортует Минюст, по сути, остаются только на бумаге:

“Реальных изменений, к сожалению, в тюрьмах нет. Там нет доступа к нормальному проживанию. Вчерашний мониторинг показал, что у них нет даже стульев в столовых. Все разграблено, столовые почти не функционируют. Нет условий даже для того, чтобы они могли сидя принимать пищу. Проживание не соответствует даже минимальным стандартам. Эти условия приравниваются к пыткам. Это холод, голод. Спальные принадлежности, продукты, все это оседает в централизованных базах, которые выделяют заключенным продукты и прочее всего на 60% от потребности”.

Определенные позитивные сдвиги в исправительной системе видит заместитель омбудсмена Киргизии Таалайбек Кошоков. Он, в частности, приветствует сокращение численности тюремного контингента. Однако при этом Кошоков отмечает, что пересмотр дел очень часто слишком затягивается. Одна из причин тому - практически бездействующая система государственной адвокатуры.

“Все жалуются, что адвокаты приходят только на выдачу санкций. И все, больше они не появляются. На то, чтобы нанять адвоката, у многих заключенных нет денег. Дежурные адвокаты у нас не работают! Ни над проведением следствия, ни над получением или составлением каких-либо заявлений дежурные адвокаты не работают, они вообще в тюрьмах не появляются”.

Процесс амнистирования построен на коррупции

Правозащитница Толекан Исмаилова к этому добавляет, что государственные адвокаты также коррумпированы. В итоге весь процесс амнистирования от начала и до конца носит коррумпированный характер.

“У людей, если есть деньги, эти вопросы решаются. А те люди, которые должны быть амнистированы, жалуются на то, что пока не пока не заплатишь людям, которые принимают решения, ничего не решится. То есть, это начинается от тюрем и заканчивается прокуратурой и еще более высокими институтами власти. Получается, что эта амнистия работает на коррумпированных чиновников. Кадровая политика сегодня не отвечает требованиям. Если заместителем министра юстиции являются люди, которые приводили в исполнение смертные приговоры, то есть это убийцы, то о каком гуманном отношении к заключенным можно говорить? Вот и получаются такие бунты и конфликты. Поэтому я хочу сказать, что на бумаге реформы есть, но к реальным действиям на пути к гуманизации Киргизстан еще не приступил”, - сказала руководитель правозащитного центра “Граждане против коррупции” Толекан Исмаилова.

Александр Токмаков, Бишкек

В тему:

Архив

Контекст