1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Украина

Спецдокладчик ООН: На Украине очень плохо с ответственностью нарушителей закона

Стороны конфликта в Донбассе обвиняют друг друга в нарушении прав человека. Какова ситуация на самом деле, DW рассказал спецдокладчик ООН по вопросам внесудебных казней Кристоф Хайнс.

Украинский солдат на линии разграничения в Донбассе

Линия разграничения в Донбассе

ООН критикует пророссийских сепаратистов за своеволие, а Киев - за нерасследование случаев пыток. Последние чаще всего приписывают добровольческим батальонам, не подчиняющимся властям Украины. Распустить такие вооруженные формирования или передать в состав регулярной армии предлагает в своем отчете спецдокладчик ООН по вопросам внесудебных казней Кристоф Хайнс.

Он посетил Украину, в частности Донбасс, Киев и Одессу, осенью прошлого года и в середине июня 2016 года представил Совету по правам человека ООН доклад. DW расспросила Хайнса о нарушениях прав человека в Донбассе и угрозе со стороны незаконных вооруженных формирований.

DW: В отчете вы высказываете предположение о наличии в Донбассе секретных тюрем и пыточных. На чем основано это предположение?

Кристоф Хайнс: Мы слышали об этом от представителей разведки с обеих сторон. Обычно они обвиняют друг друга в создании тайных мест заключения. Но мы не смогли расследовать и подтвердить фактами эти заявления.

- Вам также поступило немало жалоб на плохое обращение с подозреваемыми во время досудебного следствия, проводимого представителями Службы безопасности Украины (СБУ). Как отреагировали на это в разговоре с вами представители киевских властей?

Кристоф Хайнс

Кристоф Хайнс

- Они отрицают это. Говорят, что никогда не слышали о таких случаях. Меня очень взволновало то, что представители властей категорически отрицают такие факты. Кажется, они просто не хотят об этом говорить.

- Можете ли сказать, кто именно отрицает?

- Не вспомню сейчас имена, но это представители СБУ.

- Какова самая большая проблема в сфере прав человека на Украине?

- Я фокусировался, в частности, на праве на жизнь. Пришлось заниматься внесудебными казнями, нарушением международного законодательства. Главное, что меня удивило, - чрезвычайно слабая ответственность (за содеянное. - Ред.). Это касается обеих сторон конфликта. Мне кажется, на Украине очень плохо работает система ответственности - нарушителей нужно преследовать по закону.

- Назовите самые красноречивые случаи таких нарушений?

- Думаю, можно назвать Майдан-2014, когда в феврале были убиты около ста человек. С тех пор достигнут очень малый прогресс в расследовании случившегося, главный подозреваемый сбежал, улики утрачены. Так же и с инцидентом в Одессе 2 мая 2015 (в ходе столкновений и пожара в Доме профсоюзов погибло более 40 человек. - Ред.). Никто до сих пор не наказан. Кроме того, обе стороны конфликта на востоке Украины - и сепаратисты, и правительственные войска - прибегают к неизибрательным обстрелам.

- Как отличается ситуация с правами человека по разные стороны линии разграничения в Донбассе?

- Стоит говорить скорее о трех зонах: не охваченная конфликтом территория Украины, подконтрольная правительству часть востока страны и часть под властью сепаратистов. В зоне конфликта погибло уже более девяти тысяч человек, с правами человека там хуже, чем на остальной территории Украины.

Мы хотели поговорить с теми, кто контролирует территории к востоку от линии разграничения, но они просто не приходили. Но мы увидели, что две отколовшиеся республики (ЛНР и ДНР. - Ред.) не создали действующей судебной системы. На подконтрольной киевским властям части Донбасса такие структуры есть, но ими не пользуются.

- Как быть с ответственностью самопровозглашенных республик, у которых нет международно-признанного статуса?

- Потенциально группы повстанцев могли совершать военные преступления, преступления против человечности. Если будет достаточно доказательств, за это их можно преследовать.

- Даже при отсутствии официально объявленной войны или военного положения?

- Как минимум, есть не международный вооруженный конфликт. Преступления против человечности не требуют войны, они происходят и вне боевых действий. Военные преступления совершаются во время войны, но ведь там (на востоке Украины. - Ред.) идет вооруженный конфликт не международного характера.

- В вашем докладе содержится призыв к роспуску добровольческих батальонов, не подконтрольных властям в Киве. Насколько серьезна угроза с их стороны?

Контекст

- Часть из них уже влилась в структуры вооруженных сил Украины и стала частью системы. Но правительство в Киеве должно разобраться с группами, находящимися вне его контроля. Например, убедить их присоединиться к ВС или разоружить.

- Заметили ли вы во время визита работу пропагандистской машины в Донбассе, в том числе, касательно прав человека?

- Обе стороны используют права человека как инструмент обвинения друг друга в их нарушениях. Но не занимаются расследованиями таких случаев у себя. Они сосредоточены на отслеживании нарушений, совершаемых другой стороной. И пропаганда для обеих сторон играет важную роль.

- Вы так и не попали в Крым, удалось лишь встретиться с российским консулом в Одессе. О чем шла речь на переговорах с ним, и следит ли ООН за нарушением прав человека на полуострове?

- Я сказал им, что большая проблема - отсутствие прозрачности и ответственности за происходящее. Даже миссия Верховного комиссара ООН по правам человека на Украине не может попасть в Крым. Мне сказали, что визит можно организовать только через Москву. Но это признало бы легитимность аннексии. Поэтому сейчас сложно сказать, как именно в Крыму нарушаются права человека. Мониторинговая миссия в Киеве не может получить доступ на полуостров, но этот вопрос регулярно поднимается.

Смотрите также:

Смотреть видео 04:02

Против Украины и России - жители Донбасса подают иски в Европейский суд (28.08.2015)

Аудио- и видеофайлы по теме

Также по теме