1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Музыка

Софья Губайдулина: Не подогревать болезнь ненависти

Знаменитый композитор рассказывает в интервью с корреспондентом DW о своих великих учителях, ушедших друзьях и способности красоты спасти мир.

Софья Губайдулина считается в Германии (и, разумеется, не только здесь) одним из самых значительных композиторов современности. Губайдулина с 1992 года живет под Гамбургом, в конце октября она отметит свое 83-летие. Физической и творческой форме Софьи Асгатовны можно только позавидовать: на фестивале "Дни Шостаковича"в поселке Гориш под Дрезденом она только что представила свое новое сочинение "So sei es" ("Быть посему") и побеседовала с музыкальным обозревателем DW Анастасией Буцко.

DW: Софья Асгатовна, в архиве DW хранится уникальная историческая запись 1964 года: Дмитрий Шостакович, который тогда приезжал в Берлин по случаю премьеры своей оперы "Катерина Измайлова" ("Леди Макбет Мценского уезда"), выступает на встрече с восточногерманской "общественностью". Его спрашивают, какие значительные явления в советской музыке он мог бы назвать, и он называет два имени: Николая Пейко и ваше. Причем старательно выговаривает новое для аудитории имя "Гу-бай-ду-ли-на". И добавляет: "Она татарка".

Контекст

Софья Губайдулина:Да что вы! Никогда не знала об этом выступлении! Он назвал мое имя? Да еще рядом с именем Николая Ивановича Пейко, его ученика, а моего учителя? Это огромная честь для меня. Я встречалась с Шостаковичем всего пару раз, но эти встречи были для меня необыкновенно существенными, я на всю жизнь получила его благословение. Мое отношение к музыке Шостаковича – восторженное, для нашего поколения это было свет в оконце. Мы жили в изоляции, и такие фигуры, как Прокофьев и Шостакович открывали нам окно в новую звуковую субстанцию. Для меня Шостакович – одна из важнейших фигур ХХ века.

- Фестиваль Шостаковича в саксонском курортном местечке Гориш проходит в пятый раз. Как вам кажется, почему такой фестиваль появился именно в Германии?

-Я думаю, для мира, в принципе, безразлично, где появился такой фестиваль. То, что я наблюдаю здесь, кажется мне очень важным культурным явлением. Тут очень много креативности. Например, в программу включено два сценических представления "Фройляйн смерть встречает господина Шостаковича" и "Антиформалистический раёк", которые вскрывают глубинные пласты его музыки.

Актриса Изабель Караян (Isabel Karajan) великолепно сочетала музыку Шостаковича с текстами серебряного века – Хармса, Введенского, абсурдистскими текстами, которые помогают вникнуть в глубину всей звуковой картины Шостаковича. Исполняется какая-нибудь полька, а за этим стоит глубочайшая трагедия.

- Ваше новое сочинение "Soseies", премьера которого состоялась на фестивале, посвящено памяти вашего близкого друга, композитора Виктора Суслина...

- У меня с Виктором Суслиным были особые отношения. Это была не просто дружба, а дружба через звучание. Мы обе учились у одного педагога, того самого Николая Пейко. В течение более чем тридцати лет нашей дружбы мы часто встречались, импровизируя на разных неконвенциональных инструментах. Это уникальный случай, когда дружба коренится в звучании. Сначала к нам присоединялся композитор Артемов, а в последние десять лет - сын Виктора, Александр Суслин.

In Memoriam - только что опубликованный диск Губайдулиной и Суслина

"In Memoriam" - только что опубликованный диск Губайдулиной и Суслина

Эти звуковые встречи составляли существенную часть нашей жизни. Когда обнаружилась его болезнь (это был 2002 год), я написала вещь, посвященную ему. Она называлась "У края пропасти". Это была моя молитва о том, чтобы Виктор был жив. И действительно, моя молитва помогла: он жил еще десять лет, и мы еще десять лет импровизировали, общались, дискутировали...

И вот мы потеряли Виктора (Виктор Суслин скончался от рака в 2012 году - Прим. ред.). Когда он исчез, вступил в другую жизнь, я пережила очень большой отрезок жизни, когда продолжался разговор с Виктором. Сочинение "Soseies" явилось как бы результатом этого разговора. По существу, это прощание с другом. И, несмотря на все споры и разногласия: пусть все будет так, как есть, - so sei es!

- В фестивале в Горише активно участвовал Гидон Кремер, человек с очень сильной социальной позицией, не только музыкальной. Кремер – ваш близкий друг, "крестный отец" ряда ваших сочинений. Звучали они и в Горише, и в канун фестиваля в Дрездене, в рамках концерта "Моя Россия", которым Кремер постарался выразить свое отношение к конфликту между Россией и Украиной. Насколько для вас важно это сотрудничество?

- То, что Гидон здесь центральная фигура наряду с Шостаковичем, для меня очень важно. Я пережила за три дня фестиваля глубокую трансформацию в своем ощущении жизни, где есть не только негативное, но и позитивное. Все, что говорит Гидон, чем он живет, его манера играть, прикасаться к струне, - это для меня с начала и до конца исходный пункт моей жизни.

- Гидон Маркусович упорно верит в то, что красота спасет мир. Верите ли вы, что сплоченное усилие людей искусства может остановить войну?

- Эта вера идет, конечно, от Достоевского. У нас было с Гидоном много разговоров на эту тему. Самое важное, чтобы мы, художники, не подогревали ту болезнь, которая называется ненавистью. Этим мы можем спасти жизни. И мы обязаны это сделать