1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

DW-РАДИО

Сотрудничество с Центральной Азией - новый приоритет во внешней политике Германии

Правительство Германии выступает за активное сотрудничество с Восточной Европой и Центральной Азией

О намерениях активно сотрудничать со странами Восточной Европы и Центральной Азии заявил в Берлине государственный министр в МИД ФРГ Гернот Эрлер. В настоящий момент Германия готовится председательствовать в Европейском Союзе и формально возглавить страны "большой восьмерки" в 2007 году. Правительство ФРГ уже сейчас назвало сотрудничество со своими восточными соседями одним из приоритетных направлений во внешней политике. Что касается сближения с Центральной Азией, то оно будет основано, прежде всего, на оказании более весомой финансовой поддержки. Кроме того, странам региона будет оказана помощь в развитии различных институтов гражданского общества. Чего ожидает Германия от сотрудничества со странами Центральной Азии? Этот вопрос мы задали государственному министру в МИД ФРГ Герноту Эрлеру:

- Интерес для Европы, прежде всего, представляют запасы природных ресурсов, в частности, нефти и газа. Однако нам сложно делать прогнозы, поскольку резервы, по оценкам специалистов, ограничены и составляют всего четыре процента от мировой добычи. Но важно другое: в будущем наличие полезных ископаемых в Центральной Азии будет играть еще большую роль, нежели сейчас. И интерес к этому региону будет возрастать. Впрочем, это не единственный аспект нашего будущего сотрудничества. Центрально - азиатский регион, в котором проживает порядка шестидесяти миллионов человек, это важный партнер для Европы в будущем. В частности, и в том, что касается борьбы с международным терроризмом. Стабильная обстановка в регионе, расположенном в непосредственной близости от Афганистана, положительно отразиться на развитии ситуации на всем континенте.

Мы также спросили у господина Эрлера, насколько важную роль играет для Германии военная база бундесвера в узбекском Термезе? Не было бы более благоразумным ликвидировать эту базу, тем самым ясно обозначив позицию ФРГ относительно соблюдения прав человека в Узбекистане:

- Вопрос о закрытии военной базы в Термезе не стоит. Мы считаем, что свою позицию о положении с правами человека в Узбекистане Германия выражает довольно открыто. Что касается базы в Термезе, то ее наличие еще не свидетельствует о том, что мы перестанем обращать внимание на ситуацию с правами человека в этой стране. Но в то же время мы не намерены проводить политику изоляции.

Относительно андижанских событий немецкие власти весьма открыто выражали свою позицию. Замечу, во время моей последней поездки в Узбекистан я провел встречу с президентом Каримовым. Мы в течение двух с половиной часов обсуждали различные вопросы, в том числе затронули и андижанскую тему. Всем было понятно, что Узбекистану не удастся так просто заставить всех забыть о случившейся трагедии. Все равно объяснений не избежать. Мы затронули также вопрос о деятельности международных организаций на территории республики, например, присутствия в Ташкенте представителей международной правозащитной организации "Хьюман Райтс Вотч". На что Каримов ответил положительно.

Это было мнение государственного министра в МИД ФРГ Гернота Эрлера.

А между тем, как относятся к инициативе немецких властей в самом центрально- азиатском регионе? Ведь в последнее время во многих республиках наблюдается тенденция сближения с Россией. Насколько интересно и выгодно странам ЦА сотрудничество с Германией в свете будущего председательства ФРГ в Евросоюзе и "большой восьмерке"? С этим вопросом мы обратились к независимому политологу из Таджикистана Рустаму Бабаджанову :

- Сам факт, что Германия становится председателем – это признание того, что ФРГ на самом деле не только мощная экономическая держава, но это ещё и держава, которая может оказывать существенное влияние на мировую политику. И это одна из тех стран, которые впервые стали реализовывать модель социально-ориентированной рыночной экономики. В этом плане опыт Германии нам, конечно, очень интересен. И гораздо более важно, что Германия старается поддерживать страны Восточной Европы и Центральной Азии. Если будут предприняты какие-то реальные программы по сотрудничеству, по развитию, мы можем ожидать какие-то подвижки и в наших внутренних программах и наших внешнеэкономических и политических отношениях. Если заглянуть в глубину вопроса, то такая тяга у немецкого народа, у Германии к Центральной Азии, в целом, и к Таджикистану, в частности, существует издавна. И, возможно, она тоже поможет решить нашей республике свои экономические проблемы. А с другой стороны, мы для Евросоюза такой же партнёр, как и другие страны. Все-таки, давайте реально посмотрим на размеры нашей республики, масштабы нашей экономики, на те отрасли и те сферы деятельности, в которых присутствует интерес наших зарубежных партнёров. Я не думаю, что все страны Европы имеют большой интерес к гидроэнергетике, потому что Европа уже переходит на сероводородное топливо. Я не думаю, что у большинства стран Европы есть интерес к алюминиевой промышленности, потому что далеко не все страны Европы обладают дешевой электроэнергией и возможностями организовать производство на привозном сырье. То есть я против того, чтобы хорошие отношения обязательно подчеркивались наличием большого экономического присутствия в данной стране. Хорошие отношения должны подчёркиваться тем, что будет идти лоббирование интересов нашей страны на больших форумах на уровне Евросоюза, Европарламента или заседания «Большой восьмерки», тем, что наши предложения не отвергаются, что есть моральная или, тем более, экономическая поддержка.

По мнению независимого политолога из Таджикистана Рустама Бабаджанова, более тесное сотрудничество с Германией отразится и на ситуации с правами человека в стране:

- Любая страна, председательствующая в двух этих организациях, она, конечно же, будет прилагать усилия для того, чтобы принципы демократии, свободы слова и соблюдения прав человека продвигались в целом, в тех странах, которые подпадают под её сферу влияния. С другой стороны, что касается прав человека и свободы слова в Таджикистане, тут вопрос стоит иначе: насколько наше экономическое развитие позволяет реально реализовать то, что записано в нашей Конституции? И если у нас есть все эти гарантии, то нужно их обеспечивать не столько юридической, сколько реальной экономической базой, -

считает независимый таджикистанский политолог Рустам Бабаджанов.