1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Создание Международного уголовного суда

11.04.2002

Договор об учреждении международного уголовного суда должен вступить в силу 1 июля. Это стало возможным после того, как сегодня Договор был ратифицирован десятью странами – Болгарией, Боснией и Герцеговиной, Ирландией, Иорданией, Камбоджией, Демократической Республикой Конго, Монголией, Нигером, Румынией и Словакией. Для вступления Договора в действие было необходимо, чтобы его ратифицировали как минимум 60 государств. Среди стран, всё ещё не ратифицировавших Договор – Россия и США. О том, какими причинами при этом руководствовались Москва и Вашингтон, а также о том, какими компетенциями будет обладать Международный уголовный суд, и пойдёт речь в сегодняшней «Теме дня».

Международный уголовный суд будет работать на постоянной основе и от имени международного сообщества осуществлять правосудие в отношении лиц, виновных в совершении военных преступлений, геноцида, агрессии и преступлениях против человечности. По мнению представителей ООН, в качестве предшественника Международного уголовного суда можно рассматривать суд в Нюрнберге над главными нацистскими преступниками. Кроме того, уместными представляются параллели с Международным трибуналом по преступлениям в бывшей Югославии. Кстати, как и этот Трибунал, Международный уголовный суд будет находиться в Гааге.

Принципиальная договорённость о его создании была достигнута ещё летом 1998 года в Риме на проходящей под эгидой ООН конференции.

«Римские договорённости должны были стать сигналом о том, что геноцид, агрессия, преступления против человечности в будущем не останутся безнаказанными»,

- отмечает Герд Вестдиккенберг, возглавлявший делегацию Германии на римской конференции. Уже тогда решение о создании Международного уголовного суда было одобрено далеко не всеми странами-участниками конференции. Вот что заявил по этому поводу генеральный секретарь ООН Кофи Аннан:

«Я надеюсь, что США и другие государства после того, как увидят суд в действии, также присоединятся к нам. Я очень сожалею, что нам не удалось снять все противоречия. Но я надеюсь, что позиция Соединённых Штатов не является окончательной».

Позиция США вызвала удивление во всём мире. Как же так? Ведь именно Америка ещё в годы Второй мировой войны была одним из главных инициаторов создания трибунала по расследованию злодеяний нацистских преступников. Именно этот процесс эксперты считают первой попыткой привлечь к уголовной ответственности государственных лидеров, совершивших тяжкие преступления.

Между тем многие преступления, которые были совершены после Второй мировой войны, остались безнаказанными. Вольфганг Шомбург – немецкий судья, входящий в состав Гаагского международного трибунала по бывшей Югославии утверждает:

«Теперь станет возможным - и это очень важно - преследование всех уголовных деяний, которые будут совершены во всём мире с 1 июля 2002 года в сфере, геноцида, военных преступлений и преступлений против человечества. Эти три главные категории уголовных деяний международное сообщество уже сегодня признаёт в качестве уголовного преступления, однако, Международный уголовный суд будет рассматривать лишь деяния, совершённые после 1 июля».

О том, почему Соединённые Штаты отказываются ратифицировать Договор об учреждении Международного уголовного суда, речь пойдёт в репортаже нашего нью-йоркского корреспондента Юрия Дулерайна.

Среди ряда стран, отказавшихся присоединится к договору о создании Международного уголовного суда на первом месте США. Президент Клинтон в заключительный период своего пребывания в Белом Доме, подписал Римский договор, но и он не рассчитывал не то, что Сенат ратифицирует этот документ. Республиканские оппоненты отвергли саму идею, хотя исходила она от европейских союзников США. Некоторые из них, такие как члены НАТО Франция и Германия, пошли даже на изменение своих конституций, чтобы присоединиться к договору о создании постоянно действующего Международного уголовного суда. Однако законодатели – противники договора указывали на то, что уже существует Международный суд в Гааге, главный юридический орган ООН, и не следует, мол, расширять и без того разбухший бюрократический аппарат ООН. Республиканские конгрессмены выдвинули целый ряд законопроектов, от запрещения любых контактов американских представителей с Международным судом до возможного применения санкций против тех стран, которые ратифицируют Римский договор. Отдельный законопроект разрешал применение силы для освобождения американских граждан, попавших на скамью подсудимых Международного уголовного суда. Против ратификации Римского договора выступил также Пентагон. Военные не желают, чтобы американские солдаты подлежали юрисдикции Международного суда. Среди законодателей не только республиканцы, но и демократы требуют абсолютных гарантий того, что американских граждан не будут судить за границей. Такой гарантии никто дать не может. Как заявил сенатор Арлен Спектор, смеренный республиканец от штата Пенсильвания, поскольку США стали мишенью для атак во всем мире, американские военнослужащие в зарубежных странах могут стать жертвами уголовного преследования по идеологическим или политическим мотивам. Администрация президента Джорджа Буша намерена формально снять с договора подпись президента Клинтона, поставленную от имени США. В Америке есть немало сторонников Международного суда, организована даже неправительственная Коалиция за Международный уголовный суд. В нее входит свыше тысячи юридических, правозащитных и иных общественных организаций. Они подсчитали, что за последние полстолетия в 250 войнах и прочих вооруженных конфликтах погибло около 86 миллионов мужчин, женщин и детей, но мало кого из зачинщиков были привлечены к суду. Однако, как признает лидер Коалиции Уильям Пейс, голоса сторонников тонут в хоре оппозиции. Это объясняют и настроениями изоляционизма, и общим скептицизмом по отношению к международным организациям и, прежде всего к ООН, и недостатком информации о причинах создания Международного уголовного суда. Но факт остается фактом – большинство американцев не поддерживает его.

Это был материал нашего нью-йоркского корреспондента Юрия Дулерайна. В то же время судья Международного трибунала по преступлениям в бывшей Югославии Вольфганг Шомбург не считает, что отказ США ратифицировать Договор о создании Международного уголовного суда следует воспринимать только негативно:

«Самым обнадёживающим в этом процессе является то, что будет возможным на уровне Организации Объединённых Наций добиться хотя бы раз чего-либо вопреки воле США. И я надеюсь лишь на то, что правительство США в будущем поймёт: в его собственных интересах - принимать участие в том, что подготовили совместно уже 66 государств».

Комментируя позицию США, министр юстиции ФРГ Херта Дойблер-Гмелин, в частности, заявила:

«Независимость Международного уголовного суда не нравится определённым людям именно потому, что на него нельзя повлиять. Этот уголовный суд не поддаётся политическим манипуляциям и потому в итоге возьмёт верх».

А почему США поддерживают работу Гаагского трибунала по преступлениям в бывшей Югославии и выступают против создания Международного уголовного суда. Вот что думает по этому поводу министр юстиции ФРГ Херта Дойблер-Гмелин:

«Это происходит потому, что Международный трибунал по бывшей Югославии является так называемым судом по случаю, то есть при его создании политическое влияние, оказываемое Соединёнными Штатами, было очень велико. Сейчас же, при нынешней схеме Международного уголовного суда, который должен действовать постоянно, не будут проводиться различия между большими и маленькими странами, право будет одинаковым для каждого. С этой точки зрения, могу себе представить, что определённые крупные государства будут в этой ситуации испытывать известные трудности, причём, как мы уже видим, трудности неодинаковые. Я уверена, что верх возьмёт положительный пример».

По свидетельству Вольфганга Шомбурга, судьи Международного трибунала по преступлениям в бывшей Югославии, «процедурных препятствий для начала работы суда теперь больше нет»:

«Работа суда начнётся после 1 июля. Здесь, в Гааге, будет создан первый штат суда, будут избраны первые судьи, появятся первые органы прокуратуры. Уже составляются соответствующие планы».

Министр ФРГ Херта Дойблер-Гмелин:

«Осенью Генеральная ассамблея – я имею в виду Генеральную ассамблею ООН, примет соответствующие решения, и Международный уголовный суд сможет уже в следующем году, в феврале или марте, а возможно, и в апреле, начать работу. В нём будут работать постоянные судьи, а также обвинители, которые будут предъявлять обвинения. Впрочем - и это, считаю, очень разумно, - Международный уголовный суд не будет заниматься всем тем, что сочтёт подходящим для себя в смысле особого состава уголовных преступлений; мы заявим о том, что будем рассматривать дела, заниматься которыми не могут или не желают сами государства».

Как уже отмечалось, Россия пока также не ратифицировала Договор об учреждении Международного уголовного суда. В этой связи справедливым представляется вопрос – почему? Неужели Россия боится, что перед Международным уголовным судом могут предстать люди, повинные в совершении преступлений в Чечне? О том, что думают по этому поводу российские правозащитники и парламентарии, речь пойдёт в материале нашего корреспондента Анатолия Даценко.

Ни в Государственной Думе России, ни в аппарате уполномоченного по правам человека в РФ пока не нашлось человека, который решился бы прокомментировать вопрос создания Международного уголовного суда и события в Чечне, вернее их взаимосвязь или, напротив, отсутствие какой-либо связи между затягиванием со стороны РФ ратификации соответствующей международной конвенции и многочисленными фактами нарушения федеральными военнослужащими прав человека в Чечне. Я опросил не менее двух десятков депутатов Государственной Думы, представляющими различные фракции, однако все они, сославшись на свою некомпетентность в этом вопросе, отказались от интервью. В аппарате уполномоченного по правам человека ответили, что шеф в отъезде, а тех сотрудников аппарата, которые вправе дать комментарий для прессы, нет на рабочем месте. Они не появились и к концу рабочего дня. Между тем руководитель российского правозащитного центра «Мемориал» Олег Орлов полагает, что во многом именно из-за Чечни Кремль не торопится с ратификации конвенции о Международном уголовном суде. Собеседник, ссылаясь на осведомленные источники, говорит о том, что в высших эшелонах власти России, в том числе в кремлевской администрации есть разные точки зрения на этот вопрос. В частности, некоторые российские чиновники побаиваются, что присоединившись к Международному уголовному суду к шапочному разбору, российские представители не получат в нем должного веса и влияния. «С другой стороны, - добавляет Орлов, - в Москве опасаются, что в ходе работы Международного уголовного суда россиянам придется участвовать в осуждении самих себя за Чечню». Олег Орлов считает, что происходящие в Чечне не вписывается в полной мере в понятие геноцид, но однозначно тянет на военное преступление и преступление против человечности. «Таково, во всяком случае, мнение известных экспертов юристов, как российских, так и зарубежных», - замечает Орлов. Он напоминает о том, что под юрисдикцию Международного уголовного суда попадают только те преступления, которые будут совершены после его окончательного формирования и только в тех странах, которые ратифицируют конвенцию. Иными словами, все те ужасы, которые произошли в Чечне до сих пор, не будут рассмотрены Международным уголовным судом. Олег орлов убежден в том, что одно только опасение быть вовлеченным из-за Чечни в Международный судебный процесс не заставит Россию прекратить чеченскую войну. Главным фактором, способным повлиять на Кремль остается общественное мнение. Орлов с надеждой приводит результаты последних опросов, согласно которым большинство россиян уже не поддерживают идею продолжения чеченской войны. Руководитель «Мемориала» надеется на то, что помимо Чечни никаких иных обвинений России Международным уголовным судом предъявлено не будет.

Это был материал нашего корреспондента Анатолия Даценко. В то же время министр юстиции ФРГ Херта Дойблер-Гмелин надеется, что Россия, США и Китай вскоре изменят свою позицию и тоже начнут сотрудничать с Международным уголовным судом:

- То, что сейчас весь остальной мир достиг согласия, я считаю определённо положительным. Позвольте мне попросту перечислить, кто же вошёл в это число: это - все европейские государства, то есть члены ЕС, большинство из них входит в Совет Европы; это многие африканские государства; из арабских государств - Иордания, это - первое арабское государство, но процесс только начинается; есть и страны Восточной Азии, например Камбоджа... На протяжении нескольких десятков лет речь шла о том, что нам необходимо единое действующее в рамках всего мира право, которое карает наступательные войны, военные преступления, преступления против человечности, геноцид и применимо повсюду. Сейчас это стало реальностью. 60 государств и страны, которые к ним ещё присоединятся, будут сотрудничать с Международным уголовным судом, и скажу вам: к такому сотрудничеству мы стремимся привлечь и другие страны - США, Россию и, прежде всего Китай.