1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Наука и техника

Современные методы борьбы со СПИДом

15.07.02

В минувшую пятницу в Испании завершила свою работу 14-я Международная конференция ООН по борьбе со СПИДом. 15 тысяч исследователей, политиков, экономистов, врачей и активистов неправительственных организаций со всех концов планеты съехались в Барселону, чтобы обсудить достигнутые успехи и наметить дальнейшие шаги в борьбе с самым опасным врагом человечества – вирусом иммунодефицита. Собственно, об успехах говорить, к сожалению, не приходится – скорее наоборот. Печальная реальность превзошла самые худшие опасения экспертов, и названные на конференции цифры более чем наглядно подтверждают это: число ВИЧ-инфицированных в мире насчитывает сегодня 40 миллионов человек, свыше 20-ти миллионов уже умерли от СПИДа. За время, пока шла конференция, жертвами СПИДа стали ещё 50 тысяч человек – по 8,5 тысяч в день. Только за один прошлый год зарегистрировано 5 миллионов новых ВИЧ-инфицированных – то есть скорость распространения эпидемии составляет 10 человек в минуту. Если не будут достигнуты крупные успехи в разработке новых эффективных препаратов и вакцины против СПИДа, если не произойдёт кардинального прорыва в деле финансирования глобальных программ терапии лекарствами, имеющимися уже сегодня, то в ближайшие 8 лет число носителей вируса иммунодефицита может увеличиться ещё на 45 миллионов человек.

Всё более тревожной становится ситуация в Восточной Европе, особенно в России. По словам доктор Ульриха Хайде (Ulrich Heide), члена правления Немецкого фонда борьбы со СПИДом, если проанализировать ситуацию за последние пять лет, то по темпам распространения ВИЧ-инфекции с большим отрывом лидирует Москва – там прирост составил за этот период более тысячи процентов.

Да и вся Россия в целом является сегодня лидером по темпам распространения эпидемии. По данным профессора Вадима Покровского, возглавляющего Российский центр профилактики и борьбы со СПИДом, каждую неделю в стране прибавляется от одной до двух, трёх, а иногда и пяти тысяч новых носителей ВИЧ-инфекции. Общая численность ВИЧ-инфицированных уже превысила 200 тысяч человек. За один только минувший год было зарегистрировано 88 тысяч новых случаев заражения – это столько же, сколько за все предыдущие 14 лет с начала наблюдения в 1987-м году.

В Украине на сегодняшний день официально зарегистрировано почти 46 тысяч ВИЧ-инфицированных, 1660 человек умерли от СПИДа. При этом следует иметь в виду, что официальная статистика, согласно принятым в мире расчётам, как правило, занижена в 5-6, а порой и в 10 раз.

По оценкам экспертов, общее количество жертв СПИДа во всём мире за период с 2000-го до 2020-й годы может составить 68 миллионов человек. Недаром Петер Пиот (Peter Piot), бельгийский микробиолог, возглавляющий Программу ООН по борьбе со СПИДом (UNAIDS), с грустью признаёт, что мы находимся лишь в самом начале эпидемии – и это, конечно, не может не удручать.

Сегодня 95 процентов всех ВИЧ-инфицированных и больных СПИДом живут в развивающихся странах, причём 70 процентов – в Африке к югу от Сахары. Для описания ситуации в некоторых африканских странах даже слово “катастрофа” кажется слишком слабым: в Ботсване, например, ВИЧ-инфекцией поражены 39 процентов населения, в Зимбабве – каждый третий житель.

И хотя стоимость лечения за последние годы сократилась в 10 раз и составляет сегодня менее 1000 долларов в месяц на одного больного, это для большинства пациентов всё ещё непомерно дорого. А потому одной из главных проблем, обсуждавшихся в Барселоне, были деньги. На эффективную борьбу с ВИЧ-инфекцией, прежде всего, в развивающихся странах, требуется 10 миллиардов долларов в год. Реально же фонд ООН по борьбе со СПИДом располагает суммой лишь в 2,8 миллиарда.

Комбинированная терапия

Сегодня в Европе и в Северной Америке стандартное лечение ВИЧ-инфекции – это комбинированная терапия. Её основа – так называемый коктейль – сочетание 3-х разных индивидуально подобранных препаратов из тех 16-ти, что имеются сегодня на рынке, причём в одной таблетке. Пациент должен принимает два раза в день по такой таблетке. Не слишком обременительно, если иметь в виду, что ещё сравнительно недавно больные были вынуждены глотать 5 раз в день в строго определённое время до 20-ти таблеток. Беда лишь в том, что вирус всё чаще становится резистентным, то есть невосприимчивым к тому или иному медикаменту. В США у более чем половины пациентов отмечена резистентность, по крайней мере, к одному препарату. По словам Энн Коллиэр (Ann Collier), профессора медицины университета штата Вашингтон в городе Сиэтле, подобрать оптимальное сочетание лекарств становится всё труднее.

Механизм действия антивирусных препаратов

Правда, непрерывные мутации вируса в процессе размножения приводят к тому, что многие его варианты оказываются нежизнеспособными, зато другие лучше противостоят антивирусным препаратам. А поскольку вирус размножается с поразительной быстротой, преимущества непрерывной мутации перевешивают её недостатки. Сегодня фармакологические фирмы учитывают эту особенность вируса иммунодефицита. Но главное слабое место вируса, как и любого другого, связано с тем, что размножаться он может только внутри живой клетки-хозяина. Проникнув в ядро, вирус встраивает свой наследственный материал в наследственный материал клетки, после чего та начинает производить всё новые копии вируса. Поэтому все сегодняшние лекарственные препараты против ВИЧ-инфекции так или иначе нацелены на то, чтобы нарушить какую-либо из стадий этого процесса путём блокирования того или иного фермента. К наиболее эффективным относятся так называемые ингибиторы обратной транскриптазы – фермента, обеспечивающего синтез молекул ДНК из РНК, то есть “перевод” генетической информации вируса “на язык”, понятный клетке, – и ингибиторы протеазы – фермента, нарезающего репродуцированный клеткой вирусный наследственный материал на части нужного размера и монтирующего из них полноценные копии вируса. Роберт Скоули (Robert T. Schooley), научный сотрудник университета штата Колорадо, видит главное преимущество применения более чем одного препарата в том, что вирус может размножиться, лишь ускользнув посредством мутаций от каждого из них. Чем больше препаратов вы назначаете пациенту одновременно, тем сильнее должен вирус генетически меняться и тем меньше вероятность, что он с этой задачей справится.

Первый ингибитор интегразы может поступить на рынок через четыре года

В последнее время учёные активно разрабатывают так называемые ингибиторы интегразы – фермента, встраивающего уже переведённую наследственную информацию вируса в ядро клетки-хозяина. Британский фармакологический концерн GlaxoSmithKline уже провёл первые клинические испытания препарата. По словам представителя фирмы, их результаты вызывают оптимизм. Если всё пойдёт успешно, первый ингибитор интегразы может поступить в продажу через 4 года.

Пентафузид, или Т-20: наиболее успешный, но и самый дорогой препарат

А наиболее перспективный препарат из тех, что должны появиться на рынке США и Европы уже к концу нынешнего года, называется пентафузид, или Т-20. Он относится к совершенно новому классу – ингибиторам слияния, то есть призван блокировать само проникновение вируса в клетку. Препарат разработан швейцарским концерном Roche в сотрудничестве с американской фирмой Trimeris. Доктор Дейвид Редди (David Reddy), представитель концерна Roche, объясняет преимущество препарата для пациента тем, что репродукция вируса благодаря ему оказывается резко затруднена. Поэтому вирусов в крови будет меньше, а иммунных клеток, наоборот, больше.

Но этот препарат – не вакцина, то есть ВИЧ-инфицированные должны вводить его регулярно, дважды в день, причём с помощью шприца, как диабетики – инсулин. Это очень неудобно. Кроме того, новый препарат может со временем утратить эффективность, – признаёт доктор Редди. Сегодня мы знаем, что если препарат активно применяется против вируса СПИДа, то тот со временем вырабатывает к нему резистентность. Но мы знаем также, что грамотно подобранный коктейль других медикаментов в сочетании с нашим препаратом Т-20 сильно подавляет вирус, замедляя его мутации. Цена на Т-20 пока не установлена, но уже ясно, что это будет дорогой препарат – ориентировочно годовой курс лечения обойдётся в 15 тысяч долларов. Доктор Редди объясняет высокую стоимость тем, что это самый сложная молекула из всех, когда-либо разработанных в качестве антивирусного препарата. На её создание потрачено 490 миллионов долларов. Процесс производства препарата состоит из 106 различных операций и химических реакций – это примерно в 10 раз больше, чем обычно.

Что такое структурированное прерывание терапии?

Ещё один приём в борьбе с ВИЧ-инфекцией, поначалу воспринятый на ура, а сегодня вызывающий жаркие дебаты, – так называемое структурированное, или плановое прерывание терапии. Речь идёт о периодических 2-3-недельных перерывах в приёме медикаментов. В некоторых случаях такие перерывы способны восстанавливать чувствительность ранее резистентных вирусов к антивирусным препаратам. Но с другой стороны, иногда такие перерывы приводят к резкому сокращению числа иммунных клеток в крови пациента и к росту вирусной нагрузки.

Роберт Силисиано: "На ближайшие 70 лет СПИД останется неизлечимым"

Сегодня учёные сомневаются в том, что единожды попавшая в организм ВИЧ-инфекция вообще может быть полностью уничтожена. Проникнув в особые клетки, обеспечивающие иммунную память организма, вирус способен там надолго затаиться, ничем не выдавая своего присутствия. Во всяком случае, в обозримом будущем – на ближайшие 70 лет, как считает Роберт Силисиано (Robert Siliciano), профессор Университета Джонса Гопкинса в Балтиморе, штат Мэриленд, и представитель Национальных институтов здравоохранения США, – СПИД останется неизлечимым заболеванием. Тем большее значение обретает комплекс профилактических мер, направленных на предотвращение передачи ВИЧ-инфекции. Тут и просветительские кампании, и пропаганда безопасного секса, и разработка так называемых вагинальных микробицидов в качестве химической альтернативы презервативам, и, конечно, создание вакцины для прививки.

Как же обстоит дело с вакциной?

Сегодня в этом направлении активно работают многие фирмы в разных странах мира. Для координации их деятельности – а прежде всего, для обеспечения необходимого финансирования работ – создана Международная инициативная группа (IAVI – International AIDS Vaccine Initiative), которую поддерживают правительства Великобритании, Канады, Нидерландов и США. Начиная с 1987-го года, было разработано в общей сложности 30 препаратов, предназначенных для использования в качестве вакцины. Из них 19 дошли до стадии клинических испытаний, но провалились уже на первом или, в крайнем случае, на втором этапе. До третьей фазы испытаний смог добраться один единственный препарат, созданный калифорнийской биотехнологической фирмой VaxGen – лидером в этой сфере, который первым среди конкурентов получил разрешение американских властей на испытания вакцины против ВИЧ-инфекции на людях. Сейчас препарат испытывают две группы добровольцев. Одна численностью в 5400 человек состоит из американцев, пуэрториканцев, канадцев и голландцев, в силу своей половой ориентации или беспорядочной половой жизни подверженных повышенному риску ВИЧ-инфекции. Другая группа численностью в 2500 человек набрана в Таиланде и состоит из наркоманов. На первой группе проверяется действенность вакцины против вируса подтипа “В” при передаче его половым путём, на второй группе – действенность вакцины против вируса подтипа “Е” при передаче его через кровь. Итоги испытаний не подведены, однако президент фирмы Доналд Франсис (Donald Francis), выступая в Барселоне, заверил участников конференции, что “уже в ближайшие месяцы сможет сообщить весьма отрадные новости”. Правда, никаких деталей он не назвал, но выразил уверенность, что уже через 2-3 года вакцина появится на рынке. В целом же, большинство экспертов оптимизм Франсиса не разделяют. По мнению Петера Пиота, есть много причин, по которым вакцина до сих пор не разработана. Во-первых, мы потеряли много времени, поскольку не инвестировали достаточно средств в подобные исследования и не проводили клинические испытания на людях. А ведь это единственный способ установить, эффективен ли препарат. Во-вторых, вирус постоянно мутирует и видоизменяется, это самый хитрый и коварный из всех известных нам вирусов. Что он делает, чтобы выжить, попав в организм? Он трансформируется, едва организм начинает вырабатывать антитела. То есть нам нужна гибкая вакцина, составленная из самых разных компонентов вируса.

Два вида вакцин против СПИДа

Проходящие сейчас клинические испытания вакцины призваны стимулировать синтез собственных иммунных клеток – тех самых клеток, которые и являются объектом нападения вируса. Усама Хамуда (Osamah Hamouda), специалист по СПИДУ в Институте имени Роберта Коха в Берлине, подчёркивает, что, говоря о ВИЧ-инфекции, мы должны различать две вещи: одно дело – классическая вакцина, как мы все себе её представляем, то есть прививка, которая делает нас невосприимчивыми к инфекции. А другое дело – так называемая терапевтическая вакцина, призванная укрепить иммунную реакцию человека, уже ВИЧ-инфицированного. Такая вакцина помогает – в сочетании с другими препаратами – сдерживать размножение вируса в организме.

Многие эксперты полагают, что наиболее эффективной окажется вакцина, сочетающая в себе оба подхода: один, направленный на стимулирование производства антител, и другой, призванный сделать более интенсивным иммунный ответ. Клинические испытания такой комбинированной вакцины должны начаться уже в конце нынешнего года в Таиланде, в них примут участие 16 тысяч добровольцев. И всё же среди учёных пока преобладает скептицизм. По эффективности вакцина против вируса иммунодефицита вряд ли сможет в обозримом будущем сравняться с традиционными вакцинами – например, против кори или полиомиелита, – предохраняющими от инфекции на 95 или даже 98 процентов. Энтони Фочи (Anthony Fauci), директор американского Национального института по изучению проблем аллергии и инфекционных заболеваний в городе Бетесде, штат Мэриленд, полагает, что поначалу уже 50-процентная эффективность будет крупным успехом. Мы получим вакцину, считает Фочи, но не верю, что первая же вакцина будет хороша во всех отношениях. Создание вакцины – это процесс, идущий поэтапно. Методом проб и ошибок мы постепенно будем приближаться к цели. Но прежде чем мы станем обладателями вакцины, способной эффективно предотвращать распространение инфекции, пройдёт ещё не один год. Правда, эксперименты на животных позволили нам за последние 5 лет значительно продвинуться вперёд. Но надо быть реалистами: действительно хорошая вакцина против СПИДа появится, по мнению Фочи, очень нескоро.

Владимир Фрадкин, НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА