1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Совет НАТО-Россия: Обёртка историческая, а где конфетка?

28.05.2002

Сегодня на военно-воздушной базе НАТО в местечке Пратика ди Маре неподалёку от Рима 19 стран НАТО и Россия подписали так называемую «Римскую декларацию» о более тесном сотрудничестве. Ещё в преддверии подписания декларация была разрекламирована, как исторический документ, подводящий окончательную черту под периодом холодной войны. Какие же конкретные изменения в отношения НАТО и России вносит этот документ? Какие новые возможности он предоставляет сторонам?

На церемонии подписания её участники не скупились на патетику. Вот, как оценивает значение документа Президент США Джордж Буш:

«Сегодняшний день войдёт в историю как достижение для великого альянса и великой европейской страны - России. Бывшие противники после 50 лет противостояния и 10 лет неопределённости объединились как партнёры. И это партнёрство приближает нас к ещё более важной цели: единой Европе, Европе, впервые за всю свою историю объединившейся в условиях свободы и мира».

Не скупились на восторженные оценки и Канцлер Германии Герхард Шрёдер и Президент России Владимир Путин. Но прежде чем мы перейдём к содержанию декларации, я предлагаю послушать репортаж нашего корреспондента Леонида Сокольникова. Он следил за ходом саммита на базе НАТО в Пратика-ди-Маре:

Согласно протоколу президенты 20 стран прибывали на авиабазу в зависимости от срока их нахождения на посту руководителей государства. Для Владимира Путина было сделано исключение. Как почетный гость он приземлился прямо на авиабазе и был принят у входа в здание, отдаленно напоминавшего римский Колизей, последним. Все остальные делегации проделали путь по дорогам из города, перекрытым для остального транспорта по случаю столь ответственного саммита. Кстати, кортежи проезжали мимо, как написали итальянские газеты, недоброго знака. Разразившаяся ночью гроза разрушила верхнюю часть знаменитой античной стелы на площади Порта Капена. Перед тем как на саммите стали выступать все его участники, генсек НАТО Джордж Робертсон предложил одобрить Римскую декларацию, которая закрепляет новый формат отношений России – НАТО. Возражений участников форума не последовало. В 12 часов 20 минут по местному времени Владимир Путин и главы государств членов НАТО подставили свои подписи под Риской декларацией. Так отныне будет называться документ о создании нового совета Россия – НАТО. Затем состоялась первая сессия этого совета на высшем уровне. Встреча в Риме прошла спустя пять лет после подписания соглашения об образовании совместного постоянного совета Россия – НАТО. Пессимистически настроенные наблюдатели не видят в новом органе больших отличий по сути. Политики же наоборот уверены, что новый совет – важный шаг вперед, в результате значительных преобразований, случившихся как в отношениях между Россией и НАТО, так и в евро-атлантической стратегической обстановке после окончании «холодной войны». Подписание декларации, которую премьер-министр Италии окрестил свадьбой НАТО и России, явилась, по мнению Сильвио Берлускони, событием планетарного масштаба. При этом итальянский премьер сообщил, что в целом организация встречи 20 глав государств и правительств стоила Италии почти 25 миллионов долларов.

Что же изменилось по сравнению с прежним консультативным советом «НАТО-Россия»? Короткую справку об этом подготовила наш брюссельский корреспондент Герда Мойер:

«Первое, что изменится - это вопрос статуса. Прежний консультативный совет «НАТО-Россия» влачил жалкое существование ещё и потому, что его совещания проходили по принципу: 19 против одного. То есть представители НАТО прибывали на встречи с представителями России хорошо подготовленными, с единой позицией по отдельным вопросам. В таких условиях говорить о реальных и конструктивных дискуссиях не приходилось. Конечно же, Москва не могла воспринимать это как полноправное сотрудничество. Но и высокопоставленные дипломаты в НАТО признают справедливость этого упрёка. В новом политическом формате «Двадцатки» это должно измениться. Каждая страна говорит за себя, Россия получает полноправное место за столом переговоров, а именно - российская делегация будет впредь располагаться между Португалией и Испанией. Дело в том, что порядок размещения определяется не военной мощью и не влиянием отдельных стран, а строго

по алфавиту. Уже в старом консультативном совете обсуждались такие темы как борьба с терроризмом, нераспространение оружия массового поражения и преодоление кризисов. Теперь к списку тем добавились контроль над вооружениями, противоракетная оборона, гражданская оборона спасательные операции и то, что на жаргоне НАТО называется «новыми угрозами и вызовами». Стороны будут встречаться один раз в месяц на уровне послов, Россия направит в штаб-квартиру НАТО в Брюсселе постоянных представителей».

Насколько, однако, всё это реально? Или публике подбросили ещё одну глянцевую обертку, а конфетки внутри нет? С эти вопросом я обратился к профессору Кёльнского университета Герхарду Симону. Профессор Симон, что за странную конструкцию сегодня приняли по названием «Римская декларация» и в чём её смысл?

«Образован новый совет «Россия-НАТО» и смысл его – теснее привязать Российскую федерацию к НАТО., обозначить пути более тесного сотрудничества».

Какие новые права получает Россия? Может ли она, например, влиять на расширение НАТО на Восток?

«Нет, на расширение НАТО Россия влиять не сможет. Надо чётко понимать, что Россия не становится членом НАТО, хотя некоторые государственные деятели, например, Сильвио Берлускони и говорят нечто в этом духе. Просто представители России и НАТО будет совместно обсуждать задачи и проблемы и искать пути их решения. Но Россия – не становится членом НАТО. Например, на неё не распространяется записанное в уставе альянса положение о коллективной обороне в случае нападения на одну из стран НАТО. Россия не получит и права вето, потому что в НАТО, а следовательно и в совете НАТО-Россия все вопросы решаются на основании консенсуса. Так что, если угодно, ни у кого нет записанного в устав права вето».

Господин профессор, представьте себе 20 делегаций за одним столом, а после расширения этой осенью ещё больше – это же неминуемо превратится в дискуссионный клуб?

«Надеюсь, нет. Я исхожу из того, что накопилось столько важных вопросов и проблем, которые все должны решать совместно: борьба с терроризмом, нераспространение оружия массового уничтожения. Тут расхождений во мнениях практически нет».

Но возьмём гипотетический пример: США решают начать военную операцию против Ирака. Скандал запрограммирован.

«США могут начать такую операцию, но ведь не в рамках НАТО. Если они на это пойдут, то будут подыскивать себе союзников для операции. Я тут другое хочу отметить: вполне возможно, что гораздо больше возражений против такой операции будет даже не со стороны России, а со стороны правительства Германии».

Тогда последний вопрос, вернее два в одном: Все главы государств и правительств на саммите в Италии объявили этот день историческим. Разделяете ли Вы эту оценку? И второй вопрос: а может быть, историческое значение этого дня в том и заключается, что он символизирует начало конца НАТО?

«Да, но исторические даты у нас идут сплошной чередой. Это настоящая инфляция в последние десять лет. Так что я скептически отношусь к таким определениям, хотя бы уже потому, что я сам историк. Что касается НАТО – альянс явно изменится и будет играть иную роль. Это ясно. Но позвольте мне затронуть вопрос оценки. Да, в России декларацию восприняли без такого восторга как некоторые западные лидеры. И ясно, почему: ведь с российской точки зрения всё это сближение с НАТО продиктовано не мощью России, а её слабостью. Но я-то считаю, что именно поэтому новая политика Путина абсолютно оправдана: для России сотрудничество и партнёрство с Западом просто необходимо. С позиции силы она ничего добиться не сможет. Конечно, признавать это горько. Но это реальность. Поэтому сближение с Западом, участие в этом новом совете «НАТО-Россия» отвечает жизненным интересам страны».

Это было мнение профессора Кёльнского университета Герхарда Симона. Впрочем, и участники гигантского саммита под Римом явно понимали, что «Римская декларация» - это пока скорее заявление о намерениях, которое ещё предстоит наполнить конкретным содержанием. Не зря ведь известный своим реализмом Генеральный секретарь НАТО Джордж Робертсон подчеркнул:

«С открытием этой встречи начинается совершенно новая глава в евро-атлантических отношениях. Это встреча символизирует надежду на лучшее будущее. Поэтому на всех нас ложится большая ответственность. От нас ожидают, что это будет не очередная пышная протокольная встреча, а реальный прорыв. От нас ожидают, что новый совет «НАТО-Россия» не ограничится дискуссиями, а будет действовать. Что он будет не только анализировать ситуацию, но и находить пути решения. Не только размышлять, но и решительно действовать. На нас ложится огромная ответственность. Мы должны оправдать эти надежды».