1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Тема

Совет Безопасности прислушивается к инспекторам

27.01.2003

В понедельник в Нью-Йорке Ханс Бликс, руководитель Миссии ООН по верификации, инспекциям и контролю в Ираке (таково официальное название), и Мохаммед аль-Барадей, возглавляющий Международное агентство по атомной энергии, представили Совету безопасности ООН свои доклады, составленные по результатам последних инспекционных проверок в Ираке: военных баз, предприятий ВПК, министерств и ведомств, других объектов. Выводы экспертов о наличии оружия массового поражения и средств его доставки (ракет, авиабомб, артиллерийских снарядов) должны стать решающими в обсуждении вопроса о том, проводить – или нет – военную акцию против Саддама Хуссейна. Никакого секрета из этих докладов никто не делает, поэтому у нашего нью-йоркского корреспондента Юрия Дулерайна есть достаточно полная информация об их содержании:

Ханс Бликс, главный инспектор ООН по разоружению Ирака, и Мохаммед аль-Барадей, шеф Международного агентства по атомной энергии (МАГАТЭ) выступили в Совете Безопасности с докладами о том, что им удалось обнаружить в Ираке в ходе двухмесячных поисков. Коротко говоря – немного. И вина за это возлагается на Багдад. В частности, Бликс резко критикует иракский режим за препятствия, чинимые инспекторам в их работе. Комиссия намерена опросить иракских учёных об их исследованиях в области программ производства оружия массового уничтожения – химического, биологического или ядерного. Но на все требования дать доступ к научным сотрудникам, принимавшим участие в разработке этих запрещённых программ, Багдад отвечает, что учёные согласны давать интервью инспекторам только лишь в присутствии представителей правительства, а потом и вовсе отказали.

Ирак был обязан ликвидировать все имеющиеся у него запасы оружия массового уничтожения. Однако, несмотря на заверения Саддама Хусейна, правителя Ирака, в том, что его стране, якобы, нечего скрывать, что никакого запрещённого оружия там нет, Ханс Бликс в своём докладе отмечает, что до сих пор неизвестна судьба, по меньшей мере двух видов химического и биологического оружия, которым Ирак располагал к концу войны в Персидском заливе в 1991 году, это газ VX и бациллы сибирской язвы. Далее, как указывается в докладе Бликса, Багдад продолжает блокировать полёты инспекционных самолётов Ю-2, оборудованных фотообъективами для съёмок местности, что могло бы помочь обнаружить склады оружия.

В доме одного из научных работников инспекторы ООН выявили тысячи страниц документов, относящихся к разработкам программ изготовления запрещённого оружия массового уничтожения, а также нашли на складах, как минимум, 16 необъявленных режимом химических боеголовок и нелегально импортированных составных частей для производства баллистических ракет. В докладе главы инспекционной комиссии ООН также говорится, что декларация, поданная Ираком в Совет Безопасности 7 декабря минувшего года на 12 тысяч страниц, почти не содержит фактического материала об оружии массового уничтожения. Этот документ, как подчёркивает Бликс, полон увёрток, умолчаний, и фальсифицированных сведений.

Вместе с тем, в докладе Бликса положительно оценивается то, что инспекторы ООН получили доступ к сотням объектов на территории Ирака, включая президентские дворцы. Доклад подчёркивает, однако, что инспекторам требуется ещё время для продолжения поисков, и что пока им не удалось найти ответов на все вопросы.

К сообщению нашего нью-йоркского корреспондента добавлю (это последняя информация, касающаяся докладов Бликса и аль-Барадея, которая у меня есть), что ещё инспекторы ООН не нашли. Пропали со склада более тридцати тонн взрывчатки, которая используется в ядерных боеприпасах (её иракцы якобы использовали на песчаных карьерах), неизвестна судьба десятков ракет среднего радиуса действия, нескольких тысяч бомб и снарядов...

Кто–то может сказать: но ведь не нашли же ничего! Почему же тогда продолжают обвинять Ирак? Министр обороны США Дональд Рамсфелд отвечает на это так:

- Не Соединённые Штаты и не Организация Объединённых Наций должны доказывать, что Ирак по–прежнему обладает оружием массового поражения. Согласно резолюции ООН, Саддам должен предъявить инспекторам убедительные доказательства того, что он уничтожил это оружие, которое, как мы знаем, у него было. Пока он своих обязательств перед ООН не выполнил.

В любом случае доклады Бликса и аль-Барадея будут тщательно изучаться и серьёзно обсуждаться в Совете безопасности ООН, и решения по ним, я уже не говорю – проекта резолюции – придётся ещё подождать. Об этом сказал сегодня и официальный представитель американской администрации Ари Флейшер:

- Мы всегда говорили, что это очень важная дата. Но я не припоминаю, чтобы кто–то сказал, что в день, когда Ханс Бликс будет представлять Совету безопасности свой доклад, истекает срок какого–то ультиматума, надо делать какие–то окончательные выводы, обязательно принимать какое–то радикальное решение или что–то в этом роде.

В общем, скорее всего, рекомендации Бликса и аль-Барадея будут услышаны и срок инспекций в Ираке будет продлён. Но интересно, что ещё совсем недавно в Белом Доме считали 27-ое января неким рубежом, за которым чуть ли не автоматически должна последовать военная операции против Ирака. Однако администрация США несколько поумерила свой воинственный пыл. Причина тут в том, что даже союзники Соединённых Штатов по НАТО – в первую очередь, Германия и Франция – выступают против войны. Сенатор–республиканец Ричард Лугар подчёркивает:

- Германия, Франция, жители многих других стран, да и отчасти самих Соединённых Штатов настроены скептически. Люди спрашивают себя: а где же доказательства? Мы должны учесть эти настроения, если хотим выработать такую резолюцию Совета безопасности ООН, которая получила бы поддержку.

Однако президент США Джорд Буш не раз повторял: резолюция Совета безопасности желательна, но не обязательна. В крайнем случае, американцы вместе с британцами готовы и без мандата ООН (как было уже, например, в Косово), так сказать, призвать Саддама Хуссейна к порядку. Терпение Джорджа Буша подошло к концу.

- Саддам не разоружается. Он тянет время, обманывает, он просто водит инспекторов за нос. Всё это уже было. Всё повторяется, всё это мы уже видели в каком–то плохом фильме. У меня нет желания смотреть его ещё раз.

Ну, а как же международное право, выработанные международным сообществом механизмы дипломатического и, если необходимо, военного давления? После Второй мировой войны установился определённый порядок, в котором центральное место занимала Организация Объединённых Наций, а главным арбитром был Совет безопасности ООН. Неужели такой порядок устарел? Этот вопрос я задал историку Григорию Козлову:

Каждый механизм хорош для своего времени. В 30-летнюю войну, когда беззаконие в Европе достигло высшего уровня, во время Вестфальского мира были разработаны впервые общеевропейские механизмы войны, как должно происходить объявление войны, как должны действовать дипломатические службы, каким образом должна война начинаться. Этот этикет был доведен до определенного идеального уровня в 18 веке. Мы теперь живем, как нам кажется, в совершенно иной ситуации. После войны был разработан механизм объявления войны агрессору с учетом, казалось бы всех ошибок, которые были допущены человечеством в Первую и Вторую мировые войны. В качестве приоритета был поставлен приоритет национального суверенитета, который и являлся базовым при создании нового механизма объявления войны. Совет Безопасности ООН стал главным «жюри», но американцы не устают повторять, что после развала системы противостояния Холодной войны, которая во многом определила использование этого механизма, этот механизм Совета Безопасности ООН устарел. В свое время произошла жуткая трагедия в Кампучии, когда не было возможности договорится о вынесении мандата на то, чтобы прекратить геноцид своего собственного народа, который проводил Полпот, вьетнамцы в нарушение всех механизмов вторглись в Кампучию и спасли огромное количество людей. Многие сейчас упоминают Косово. Ситуация сейчас такова, что США – единственная супердержава, которая не просто имеет возможность, но и готова взять на себя ответственность за действия в той или иной точке мира. Это можно расценивать как прикрытую риторикой агрессию, это можно расценивать как великую миссию спасения всего человечества. Это можно расценивать как угодно. Но это реальность и с ней надо считаться и учитывать фактор Америки.