1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Дополнительный урок немецкого 2

Советы эксперта по Green card

23.06.2002

Начнем с писем-откликов. Борис Валентинович Петелин из Вологды откликается на печальное событие в Эрфурте, когда учащийся устроил бойню в стенах гимназии. Вот что Борис Валентинович пишет:

«Я, как и многие в России, потрясен ужасным случаем в Эрфурте. Искренне приношу свои соболезнования родственникам погибших учителей, учеников и полицейского. Особенно потрясает то, что были расстреляны учителя, которые никак не могли быть виновными в трагедии. В тех откликах, которые звучали в ваших передачах, назывались скорее не причины случившегося, а следствия. Вы не можете согласиться с тем, что подобных случаев, которые ранее имели место в США, становится все больше и в Европе. Можно добиться ограничений в продаже оружия, насилия на экранах телевизоров, но существенно ситуация вряд ли изменится. К тому же, все ограничения обычно бывают временного порядка. Я полагаю, что в Германии немало здравомыслящих людей, признающих пагубность такого положения, при котором свобода ценится больше, чем человеческая жизнь. Когда в мире в массовом порядке царит насилие над людьми под видом «гуманитарных интервенций», «борьбы с международным терроризмом» – что можно ожидать от простого человека с неустойчивой психикой?»

На трагедию в Эрфурте откликнулся и Юрий Жугин из города Железногорска Красноярского края:

«Пишу, потому что не могу молчать. Около года назад нечто подобное произошло в Чикаго, теперь вот в Германии. В следующий раз тоже самое повторится в какой-нибудь другой стране. Ни для кого не секрет, что влияние кинобоевиков на неокрепшую психику подростков огромно. Я пришел в полное недоумение, когда, когда во время сообщения об этой трагедии услышал комментарий полицейского, дескать, никакие триллеры и вестерны в данном случае не при чем. Отнюдь! Как раз они-то и сыграли, на мой взгляд, в Эрфуртской трагедии главную роль. В этих самых фильмах, в которых трупы сыпятся, как горох из дырявого мешка, а зритель восхищается классными съемками! У зрителя вырабатывается абсолютное равнодушие к факту убийства и насилия. На убийства подростки стали смотреть как на само собой разумеющееся и воспринимают его, как будничную мелочь. Вот поэтому обозленный несправедливым к себе отношением учащийся гимназии решил выразить свой протест таким вот образом. Это горе, когда подростки уже вжились в киношный мир и не могут нормально воспринимать реальность. Телевидение превратилось в хорошо поставленную школу бандитизма.

Когда-то еще при советской власти у нас в стране была свирепая цензура, контролирующая все идеологические направления, в том числе и кинопрокат. Цензура эта запрещала вестерны и триллеры, а во всех кинотеатрах пропагандировалась гуманная идея о честности, порядочности и благородстве. Да, в СССР были гулаги, да, у нас преследовали инакомыслие, сажали невинных людей за решетку. Все это было. Но у нас и учителей уважали, взрослым не перечили, родителей слушали. Преступность была редкостью. Теперь, когда вся эта система рухнула, а на экраны вырвалось огромное количество боевиков, в нашей стране развилась такая преступность, то переплюнуло и Чикаго тридцатых годов. Боевики, на мой взгляд, надо запретить. Можно подумать, что у человека нет других развлечений, как созерцать насилие и убийства. Не пора ли начать духовное возрождение народа и из озверевшего дикаря сотворить благородного рыцаря?» - Задается вопросом наш слушатель из Красноярского края Юрий Жугин .

Тему продолжает наш слушатель из Харьковской области Николай Романов:

«Эрфуртская трагедия не может оставить равнодушным здравомыслящих людей, где бы они ни жили. Спустя некоторое время, когда ужас пережитого отступил, и потекла будничная жизнь, возникают вопросы, на которые надо находить ответы и принимать решения. Для меня, преподавателя с опытом работы среди школьников и студентов, потрясающим стал тот факт, что ценой конфликта между учителями и бывшим учеником стала смерть – дикая и нелепая. Конечно, уроки невиданной до сих пор в Германии «школьной трагедии» должны извлечь и политики. Очевидно, последуют и соответствующие изменения в микроклимате в учебных заведениях. Но я бы хотел обратить внимание на одно обстоятельство, которое, на мой взгляд, довлеет над этим инцидентом. В истории постоянно наблюдается перелив жестокости и насилия от государства к обществу и обратно: если в тоталитарном государстве граждане подавлены в различных сферах проявления своей свободы и преступность, как феномен насилия растворяется в общей атмосфере ограничения гражданских прав, то в демократическом обществе заметен рост преступности именно при попустительстве государственных институтов. Не могу я согласиться с мнением, что масс-медийная информация, содержащая в себе утверждение культа силы, мало влияет на сознание подростков. Эрфуртская трагедия доказывает необходимость того, что следует исключить из повседневности пропаганду насилия или хотя бы держать её под контролем со стороны государства».

Елена Сердюкова из Москвы выражает нам признательность за бережное отношение к русскому языку и не только. Вот что она пишет:

«Прежде всего, позвольте выразить вам благодарность за бережное отношение к русскому языку, что, к сожалению, не часто встречается в современных средствах массовой информации. Ваши передачи приятны на слух, в них звучит грамматически правильная речь и естественные для русского языка интонации. Что касается содержательной сторон, я слушаю в основном новости и политические комментарии, обзоры немецкой печати. На мой взгляд, «Немецкая волна» выгодно отличается от некоторых иновещательных радиостанций тем, что слушателю – в более или менее явной форме – не навязывается какая-то определенная точка зрения на комментируемые события. Мне нравится передача «Дискуссионный клуб», где весьма корректно представлены различные взгляды на обсуждаемые проблемы. Отдельно хочу поблагодарить вас за передачи о Германии, её культуре и истории. Они в известной степени помогают мне решать серьезную психологическую проблему, а именно- избавиться от какого-то полуосознанного неприятия немцев. Я ни в коей мере не хочу никого обидеть, и прошу вас отнестись с пониманием к тому, о чем я хочу рассказать. Не секрет, что в раннем детстве мы играли в «русских и немцев», причем, «немцами» назначались самые непопулярные товарищи по играм. Тогда, по прошествии менее двадцати лет после войны, на улицах нередко можно было видеть безногих инвалидов на каких-то жалких самодельных тележках. Мы – я говорю и о своих друзьях – росли с чувством ненависти. Конечно, в школе нас учили , что между немцами и фашистами нельзя ставить знак равенства. Да, были сказки братьев Гримм, любимые немецкие фильмы-сказки, с детства вошедшая в мою жизнь музыка Бетховена и Баха, позже – немецкая философия и литература. Детской ненависти, разумеется, пришел логичный конец, но где-то глубоко в подсознании немцы оставались врагами.

Я владею несколькими иностранными языками и, естественно, наступил момент, когда подошла очередь и немецкого языка. Но как только начинались занятия, всякий раз срабатывал психологический барьер. Стоило мне здесь, в России, или за рубежом услышать громкую немецкую речь с казавшимися мне излишне самоуверенными интонациями, как я чувствовала себя, скажем, более чем неуютно. Так продолжалось довольно долго. Пока мне не встретились тактичные, хорошо воспитанные и образованные соседи-немцы, с судьбами, по которым история прошлась тяжелым катком. Вскоре я случайно попала на вашу волну, и чувствовала ту же человеческую теплоту, мягкую иронию и интерес к окружающему миру. А ваши уроки немецкого языка просто замечательны! Скажу больше – я полюбила немецкий язык. У чехов есть замечательная пословица – сколько языков ты знаешь, столько раз ты – человек! Я благодарна вам за возможность открыть для себя новый мир, новую грань бытия. И еще. Избавление от ненависти – благое дело, пожалуй, равноценное новой жизни».

Вот такое письмо-размышление прислала нам москвичка Елена Сердюкова. Спасибо Вам, уважаемая Елена Николаевна, за окровененное и полное тепла письмо. Мы будем рады, если вы останетесь с нами на наших волнах еще очень долго.

Оксана Шваб из Харьквоа откликается на передачи “Мосты” и вот что пишет:

“Я с большим интересом слушаю ваши передачи. Они содержательны и увлекательны. Особенно хотелось бы отметить серию передач “Мосты” о сегодняшних проблемах немцев в России, Казахстане, Украине. Заинтересовали меня выпуски “Мостов”, в которых шла речь о немцах Поволжья. Мой отец и дедушка родились и жили в республике немцев Поволжья. Я была бы очень признательна вам за текст передачи о работе Саратовского краеведческого музея. Кроме того, мне очень бы пригодился текст передачи о деятельности социолога Карстена Рёслера в Казахстане и России. Заранее вам благодарна за помощь”.

Дорогая Оксана, Вашу просьбу мы, конечно, выполним. Хотя, впрочем, тексты наших передач вы можете найти на сайте нашей радиостанции: www. dw-world.de Оставайтесь с нами на наших волнах!

По-прежнему много писем приходит с просьбой рассказать о green card в Германии, о возможностях для специалистов-компьютерщиков устроиться на работу в немецкие фирмы. За разъяснениями по этому поводу я обратился к сотруднику нижнесаксонской биржи труда Хендрику Штеену.

Господин Штеен, существуют ли статистические данные, сколько специалистов в области компьютерных технологий уже приехало в Германию и из каких стран?

- До сих пор выдано 12.000 грин-кард, по которым 14 процентов специалистов приехали из России, Украины и стран Балтии. Львиная доля, а именно 22 процентов, приходится на Индию и 8 процентов на Румынию.

12.000 грин-кард уже выдано, остается еще 8.000. Каким требованиям должны отвечать российские компьютерные специалисты для того, чтобы получить работу в Германии?

- Российский специалист-компьютерщик, который в настоящий момент находится в своей стране и желает работать в Германии, может через интернет выйти на страницу германской биржи труда: www.arbeitsamt.de. Подсказка для пользователей компьютерных систем выведет его к пункту ”Грин-кард”, где на немецком и английском языках в деталях разъясняется, что именно необходимо для работы в Германии. Во-первых, надо иметь законченное высшее образование. Если же его нет, существует еще одна возможность: одаренный специалист ищет немецкую фирму, которая гарантирует ему минимальный годовой доход в 51.000 евро и тогда без высшего образования можно работать в Германии.

Для меня ново то, что не только специалисты с законченным высшим образованием, но даже и те, у кого обычная профессиональная подготовка, могут приехать в Германию. Что это за специалисты?

- Если кто-то, скажем, из России на протяжении многих лет прибрел очень хорошие знания в области компьютерных технологий, может быть даже в какой то их специфической области, и эти знания представляют интерес, в частности, для Германии, то человек с такими знаниями найдет работу, несмотря на то, что у него нет диплома о высшем образовании. Поэтому ему и предоставлена еще одна возможность получить работу в Германии, если предприятие, напомню, обеспечивает ему определенный годовой доход.

Что это за предприятия, которые нуждаются в услугах компьютерных специалистов? Это небольшие фирмы или концерны?

- И те, и другие. 60 процентов так называемых зеленых карт, которые были выданы, принадлежат небольшим фирмам, на которых работают не более 100 человек. 15 процентов грин-кард ушли на предприятия, в которых заняты от 100 до 500 сотрудников.

Чтобы получить грин-кард, наверное, нужно не только быть хорошим специалистом по компьютерам, но еще и владеть языками: английским и немецким.

- Дело в том, что если фирма ищет такого специалиста, ей абсолютно безразлично, каким языком он владеет. Конечно, важен английский язык. Он считается международным. Владение немецким языком не является необходимым условием. С моей точки зрения, знания языков имеют второстепенное значение. Поэтому федеральная биржа труда не ставит во главу угла знания иностранных языков.

И все же меня интересует, будет ли предоставлена приехавшим специалистам возможность изучения немецкого языка?

- Это уже совсем другая постановка вопроса. Если фирма решает трудоустроить специалиста по компьютерным технологиям, который по ее мнению обладает превосходным запасом знаний, и если этот специалист не владеет немецким языком, который важен для работы на фирме, тогда предприятие инвестирует средства в языковую подготовку нового работника. Это дело двух сторон: работодателя и наемного работника.

По просьбе многих наших слушателей я беседовал со специалистом по проблемам green card нижнесаксонской биржи труда Хендриком Штееном.