1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Слёзы таджикской журналистики

О том, что происходит в стране: о коррупции и наркобизнесе, о всеобщей нищете и беззаконности, о каждодневном нарушении прав человека журналисты предпочитают молчать, но все хором пишут дифирамбы о власти.

"Вероятно, подошло время, когда без намека на сенсационность стоит попытаться понять, что же произошло в Таджикистане за последние годы. Десять лет - срок достаточный для того, чтобы что-то было забыто, а что-то - придумано", - говорит Юрий Земмель, живущий в Германии, в иммиграции таджикский журналист, на заре 90-х получивший звание "Заслуженный журналист республики".

В те же годы этой чести был удостоен другой известный работник таджикской прессы Отахон Латифи, который затем был убит, разделив судьбу многих таджикских журналистов, погибших за последние 10 лет. Так что не случайно нынешний праздник, как утверждает таджикская журналистка Джамиля Тохири, её коллеги называют "праздником со слезами на глазах".

10 лет независимости разрушили таджикскую журналистику

В празднике участвовали дети и близкие 62-х с погибших с 92-го года таджикских журналистов. Но никто не говорил и о них, и о десятках закрытых газет и журналов, и о сотнях таджикских журналистов, вынужденных жить в изгнании.

10 лет независимости разрушили таджикскую журналистику до такой степени, что сегодня тиражи большинства газет и журналов упали до двух-трёх тысяч. В стране нет ни одной ежедневной газеты. О том, что происходит в стране: о коррупции и наркобизнесе, о всеобщей нищете и беззаконности, о каждодневном нарушении прав человека, о политической жизни в стране, журналисты предпочитают молчать, но все хором пишут дифирамбы о власти.

10 политический шагов президента Эмомали Шариповича Рахмонова

Газеты заполнены портретами президента, цитатами из его выступлений и "мудрых высказываний", начиная с развития животноводства до проблем переустройства мира. Даже 11 сентября, когда весь мир с тревогой следил за событиями в Вашингтоне и Нью-Йорке, по таджикскому телевидению шел панегирик о президенте под названием : "10 политический шагов президента Эмомали Шариповича Рахмонова". Стоит отметить, что уровень таджикской журналистики, даже в советские времена, был гораздо выше, чем сегодня. А во времена горбачевской перестройки и первые годы независимости, в стране был журналистский бум. Выходили десятки независимых изданий, по утрам выстраивались очереди у газетных киосков.

1992 год

Профессия журналиста считалась самой престижной и популярной. Но, как считает Джамиля Тохири: "Все это в прошлом. В конце 1992 года власть в Таджикистане изменилась, изменилось и отношение к прессе".

Все независимые газеты были закрыты. На многих журналистов были открыты уголовные дела. Первыми политзаключенными тоже были журналисты. Мирбобо Миррахимов, Ахмадшох Комилов, Хайриддин Косимов, Хуршед Назаров, испытали все круги ада в застенках таджикских тюрем на протяжении двух лет. Их обвинили в попытке свержения существующей власти, им грозила смертная казнь.

Но таджикская оппозиция спасла им жизнь. Они были освобождены в результате обмена на военнопленных. Через 10 лет по такому же обвинению, в Москве, был арестован другой таджикский журналист, главный редактор газеты "Чароги руз", Дододжон Атовуллоев. Его тоже ждала смертная казнь, и только благодаря вмешательству демократических стран и международных правозащитных организаций Россия отказалась выдать журналиста таджикским властям.

Рахмонов - худший враг прессы

Международные правозащитные организации, неоднократно объявляли Таджикистан самой опасной страной для работы журналистов. "Репортеры без границ" и Американский комитет защиты журналистов несколько раз называли президента Таджикистана Рахмонова в числе худших врагов прессы.

Официально в Таджикистане нет цензуры. Но не одна газета и не один журнал не выходят без предварительного согласования с аппаратом президента республики. Единственная типография - "Душанбинский газетно-журнальный комплекс", который был построен на деньги нескольких поколений таджикских журналистов, - была присвоен аппаратом президента. Таджикские журналисты неоднократно обращались к демократическим странам, к международным фондам и организациям, заинтересованных в развитии свободной прессы, с просьбой построить в республике независимую типографию. Однако дальше обещаний дело не пошло.

В республике существует много фондов, организаций для содействия развитию демократических институтов, гражданского общества, независимых средств массовой информации, но нет ни одного издания, которое выходило бы с их поддержки.

А пока, граждане Таджикистана получают информацию от зарубежных радиостанций, местного самиздата, и газет, выходящих за пределами страны.

Наверное, еще долго на вопрос: "Может ли гражданин Таджикистана свободно выразить свое мнение?" ответ будет, как в анекдоте: "Да. Если он находится за рубежом и не думает возвращаться на Родину!"