1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

Слушания по Туркмении в совете ОБСЕ

По мнению европейских аналитиков, спекталь, разыгранный в Туркменистане 25-го ноября не смог убедить мир, что там действительно произошел террористический акт.

default

Туркменбаши боится экономических санкций.

Туркмения - первая страна, в отношении которой применен механизм ОБСЕ

Постоянный совет ОБСЕ провел в четверг слушания по Туркмении. Был заслушан доклад комиссии, занимавшейся расследованием ситуации, сложившейся в Туркменистане после событий 25 ноября – дня покушения на Сапармурата Ниязова.

Международная комиссия для изучения этого вопроса была создана по инициативе 10 государств – членов ОБСЕ, в том числе Германии. Этой комиссии под руководством профессора права из Сорбоны Э. Деко надлежало провести независимое расследование и представить ОБСЕ доклад о соблюдении прав человека в ходе расследования. Однако Деко и членов комиссии в Туркменистан не впустили, так что они вынуждены были работать над докладом, собирая информацию, находясь за пределами республики. По сообщениям СМИ, в докладе указывалось, что " попытка покушения была использована как предлог для всеобщих репрессий против тех, кто находится в оппозиции к режиму", что повлекло за собой "масштабные нарушения всех элементарных принципов права". О ходе слушаний доклада в четверг для "НМ" рассказывает российский журналист Аркадий Дубнов:

Туркмению обвиняют в отказе от сотрудничества

После того, как был представлен отчет профессора Деко, в котором только содержательная часть составляла более 40 страниц, было озвучено заявление инициаторов запуска этого механизма. Заявление было очень жестким, его авторы обвиняли Туркмению в отказе от сотрудничества с ОБСЕ при подготовке отчета. Представитель Туркмении Владимир Кадыров категорически отказался признать реальность обвинений в адрес Ашхабада, назвал отчет политизированным, подготовленным по известным советским трафаретам. Как сказал один из западных дипломатов, с которыми я беседовал после окончания отчета, голос Кадырова был похож на голос Левитана.

Единственное, в чем Кадыров пытался ответить конструктивно – это что Ашхабад готов сотрудничать с ОБСЕ, и делает это, имея в виду, что Туркмения готова предоставить странам Европы террористов, которые участвовали в нападении на Ниязова. Кадыров даже назвал Турцию, которой Туркмения выдала так называемых террористов. Он отказался обсуждать любые обвинения, связанные с тем, что в отношении обвиненных по этому делу и членов их семей применялись пытки, психотропные средства и так далее, что, собственно, является основным содержанием доклада Деко.

Тем не менее, было решено, что эта тема будет постоянно находиться в поле зрения членов ОБСЕ. Было также заявлено от имени Евросоюза, что буквально на следующей неделе ЕС подготовит проект резолюции и представит ее на заседании комиссии по правам человека ООН. Также будет снято эмбарго на публикацию доклада ОБСЕ, представленного в Венеи ответа Ашхабада.

Туркменбаши боится экономических санкций

Как сказал один из дипломатов, принимавший участие в заседании, речь на нем не шла о конкретных санкциях против Туркмении, в частности, об аспекте, который сильно беспокоит самого Туркменбаши – о риске нарваться на экономические санкции со стороны западных государств, в числе которых для Туркменбаши является наиболее болезненным закрытие его многомиллионных счетов, которые по большей части находятся в банках Германии. Такие действия, сказал мой собеседник, на основе позиции ОБСЕ могут уже осуществлять члены ОБСЕ в двусторонних отношениях с Туркменистаном.

Противоречия в версии событий

Но вернемся к докладу профессора Деко. В нем, помимо прочего, отмечено, что противоречия, имеющиеся в версии событий 25 ноября, предложенной прокуратурой, "бросают тень на ее правдивость". Вот что сообщает об этом корреспондент НЕМЕЦКОЙ ВОЛНЫ в регионе Ораз Сарыев:

Жильцы близлежащих домов по проспекту Туркменбаши и бывшей Молодожной улицы /места проишествия/ утверждают, что, как обычно, утром перед проездом кортеджа президента улица была оцеплена людьми в штатском из охраны президента. Правда, 25-го ноября людей в штатском с офицерской выправкой было больше обычного. Потом очевидцы услышали какой-то грохот. Когда люди выбежали из домов, то увидели, что перекрестек уже оцеплен людьми как в штатском, так и в форме. Отчетливо распознать выстрелы было невозможно. По словам специалистов, в случае действительного применения оружия со стороны так называемых покушавшихся, охраной президента был бы открыт огонь на поражения и в этом случае у очевидцев не было бы сомнений в причине шума, а пострадавших было бы гораздо больше, чем было объявлено в ходе следствия. Далее, по утверждению бывшего сотрудника спецслужб Туркменистана Максима Горячева, сделанному в беседе с корреспондентом "НВ", КамАз, задействованный в покушении - /согласно версии прокуратуры, принятой судом, этим КамАзом террористы перегородили путь движения президентского кортежа/ был конфискован правоохранительными органами у одной из коммерческих фирм за полгода до произошедших событий. Во время покушения на нем были те же номера, что и во время конфискации. Всё это дало основания представителям международных правозащитных организаций, западным наблюдателям и дипломатам ставить под сомнение сам факт покушения на Сапармурата Ниязова и склоняться к мнению лидеров туркменской оппозиции, утверждающей, что события 25-ноября – это спектакль, разыгранный по сценарию спецслужб. Анализируя данные события, координатор международного Хельсинского комитета по туркменским вопросам Юсуп Кенани, критически оценив намерение Бориса Шихмурадова выступить против диктатуры заведомо обреченными на поражение методами, сказал, что спекталь, разыгранный в Туркменистане 25-го ноября не смог убедить мир, что там действительно произошел террористический акт.

Контекст