1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Мир

"Слухи" о нарушениях прав россиян в Туркменистане преувеличены?

Первое заседание межправительственной туркменско-российской комиссии по вопросам двойного гражданства, проходившее в Ашхабаде с 7 по 9 июля, завершилось безрезультатно.

default

Российские граждане покидают Туркменистан.

Информационные агентства, не указывая конкретных деталей проходившего при закрытых дверях обсуждения, передают слова главы российской делегации Алексея Федотова, что "права российских граждан, где бы они ни проживали, будут защищены". В то же время говорится и о том, что другой член российской делегации, заместитель председателя Комитета по делам СНГ Госдумы России Сергей Апатенко, отметил, что увиденное в Ашхабаде "совершенно не подтверждает слухи о выселении российских граждан".

Россиянам "настойчиво предлагают" уезжать

Вот что рассказывают жители Туркменистана, выехавшие оттуда в Россию. Говорит бывшая жительница Ашхабада, Наталья Н:

"Вынужденное выселение жителей Ашхабада имеет место быть, и конкретные примеры есть: создание невозможной ситуации для проживания, люди вынуждены по первым предложениям оставлять свое жилье за бесценок, или за какие-то обещанные льготы на выезд. Обычно через участковых, узнавая наиболее уязвимые семьи, квартиры, которые в нормальном состоянии чистые юридически, и уже моделируют ситуацию, поскольку у спецслужб огромный опыт в этой области, дают либо уголовную угрозу для людей, либо сами участковые прессинг оказывают. Создается вынужденное положение: их ставят перед фактом – или нормальная жизнь где-то, если они уедут, либо просто "нехороший случай", который их ждет в ближайшем будущем. Происходит это обычно в виде настойчивого предложения, когда людям предлагают небольшую сумму, от нищеты, от безысходности они дают деньги, оставляют жилье, зная, что надеяться больше не на кого. Так была вынуждена уехать моя мать с двумя детьми из нашей квартиры в Ашхабаде. Ее фамилия – Слезкина Лидия Леонтьевна. В данное время она не может найти себе жилье, потому что в России никто не занимается этой проблемой. В статусе переселенца, если не имеют денег, люди влачат жалкое существование.

На самом деле такая создалась психологическая ситуация, что люди не могут принимать адекватно решения, находятся под огромным давлением властей, как исполнительной, так и спецслужб. Нигде даже не принимаются их заявления, не рассматриваются. Никакая комиссия ни с кем не ведет никаких разбирательств, до нее даже не доходят, не знают, что это такое".

Фамилию по просьбе Натальи мы не называем – даже на территории России она опасается мести туркменских спецслужб.

Хочешь уехать – плати 200 долларов

Этот рассказ дополняет из Москвы Гурбан Батыров, по просьбе "Немецкой волны" занявшийся сбором подобных фактов:

"Из города Мары бывший житель Борис Жаворонков рассказал о вопиющих фактах беззакония, творимого сотрудниками правоохранительных органов, КНБ в отношении тех лиц, которые собираются, имея российское гражданство, выехать за пределы Туркменистана. Группа лиц – 20 человек – наняли автобус и выехали из Мары в направлении Ашхабада. Однако между Тедженом и Мары на посту ГАИ их остановили сотрудники милиции и КНБ и под угрозой физической расправы требовали, чтобы они вернулись на свои места жительства в город Мары. Их держали на этом посту более 10 часов, но эти люди отказывались вернуться. Они решили откупиться и с каждого собрали по 150, по 200 долларов, отдали и благополучно добрались до Ашхабада и выехали.

Эти же притеснения осуществляются не только в отношении русскоязычных граждан, а также в отношении армян, лезгинов и других национальностей, имеющих желание выехать за пределы Туркмении. Отнимаются деньги, вырученные с продажи собственности. Армянин Игорь Каприелов выехал в Краснодарский край. В Ашхабаде возле цирка они имели свой частный коттедж. Сотрудники КНБ насильно поселились туда и их выгнали. Они буквально перед выездом даже не могли выручить деньги за это. Они уже оформляли визу, говорили, что хотят выехать отсюда. После этого им сказали – раз выезжаете, значит, будем жить в этой квартире. Вы уже не являетесь гражданами Туркменистана. Живите, где хотите. В Туркмении уже националистические пошли лозунги: "Туркмения для туркмен". И никакие жалобы в другие органы не помогают. Они все связаны друг с другом. Это было 20 июня, они выехали в Краснодарский край. Взяли самые нужные вещи – родственники в Краснодарском крае сказали: "Бросайте все уже, пусть пропадом пропадает". То, что у них было, собирали два-три брата, и семья в восемь человек выехала оттуда.

Они говорят - это началось давно, но люди боятся. Если лишнее скажут – подкидывают наркотики, оружие. Поэтому лучше согласиться и уехать. Люди откупаются, чтобы выехать отсюда".

"Это не отдельные факты"

Однако может быть речь идет о нескольких отдельных случаях беззакония? Говорит лидер туркменского оппозиционного движения "Ватан" Худайберды Оразов:

"В любой стране два-три человека могут оказаться обиженными позицией какого-то чиновника и так далее. Но здесь речь идет о долголетней политике Ниязова в этом отношении. Таких людей - тысячи в самой России. То, что сегодня мы предлагаем: пусть создадут комиссию, пусть через региональные представительства политических партий посмотрят по регионам. И если эти люди не найдут подтверждений, от которых у них волосы начнут становиться дыбом, то пусть заявят, что мы клеветники. Но нельзя же делать вид, что это отдельные факты. Надо только очень хотеть не видеть этого".

Гражданских активистов – под домашний арест

Что могло помешать представителям российской делегации увидеть нарушения прав российских граждан, находясь в Ашхабаде? Согласно поступившему на "Немецкую волну" из туркменской столицы сообщению, в дни работы комиссии несколько известных международным правозащитным организациям гражданских активистов – граждан России, были взяты фактически под домашний арест сотрудниками КНБ.

В частности, под "блокирование", согласно полученной информации, попали Наталья Шабунц и Вячеслав Мамедов, желавшие сообщить российской делегации о нарушениях прав человека в республике, но не сумевшие осуществить это.

Контекст