Слияние Wintershall и DEA останется незамеченным в России | Экономика в Германии и мире: новости и аналитика | DW | 09.12.2017
  1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Экономика

Слияние Wintershall и DEA останется незамеченным в России

Немецкий концерн BASF и LetterOne Михаила Фридмана договорились объединить свои нефтегазовые активы. Эксперты рассказали DW о значении предстоящей сделки для российского рынка.

Установки для добычи нефти на шельфе в Северном море

Установки для добычи нефти на шельфе в Северном море

"BASF создает нового немецкого нефтяного гиганта", - написала деловая газета Handelsblatt о предстоящем слиянии Wintershall, нефтегазовой "дочки" химического концерна, и расквартированной в Гамбурге компании DEA, которая принадлежит фирме российского бизнесмена Михаила Фридмана LetterOne. В четверг, 7 декабря, BASF и LetterOne подписали соответствующее соглашение о намерениях. Объединение их нефтегазовых активов, как ожидается, произойдет во второй половине 2018 года.

В новом совместном предприятии, которое получит название Wintershall DEA, концерну BASF будет принадлежать доля в 67 процентов, говорится в его пресс-релизе. Аналитики не исключают, что создание объединенной компании может в будущем способствовать выходу BASF из бизнеса по добыче нефти и газа. Сам химический гигант говорит об этом уже давно, поскольку добыча не имеет ничего общего с его основным видом деятельности. Расквартированная в Люксембурге LetterOne будет владеть остальными 33 процентами в объединенной компании.

Хорошее время для сделки

В результате слияния двух компаний появится "один из крупнейших в Европе независимых производителей нефти и газа", подчеркивается в пресс-релизе Wintershall. Новая компания действительно будет большой, отметил в интервью DW Дмитрий Маринченко, директор отдела корпораций в рейтинговом агентстве Fitch в Лондоне. Если суммировать объемы добычи Wintershall и DEA в 2016 году, копании добывали в совокупности 590 тысяч баррелей нефтяного эквивалента в день. Примерно столько же добывает, к примеру, российская "Татнефть", подсчитал Маринченко. Аналитики оценивают рыночную стоимость будущей объединенной компании в 14 миллиардов евро, пишет Handelsblatt.

Добыча нефти

Сделки по слиянию и поглощению в нефтегазовой отрасли - частое явление в период низких цен на нефть

Предстоящее слияние Wintershall и DEA следует рассматривать в контексте консолидации нефтегазовой отрасли, которая часто сопутствует падению цен на нефть, рассказал Маринченко. Когда цены на нефть высокие, даже небольшие компании могут реализовывать сложные проекты, поскольку вопрос издержек для них не стоит так остро. Когда нефть дешевеет, становится понятно, насколько важны экономия и доступ к капиталу, поскольку банки и инвесторы становятся осторожнее, пояснил эксперт.

В случае с DEA и Wintershall обе компании ведут добычу в Северном море, где большие издержки. Поэтому важную роль, по словам Маринченко, играет масштаб производства. Объединение позволит им экономить, к примеру, на логистике и оптимизировать закупки. Кроме того, добавил эксперт, объединенная компания получит лучший доступ к капиталу, чем Wintershall и DEA по отдельности, а значит, сможет участвовать в новых масштабных проектах. "Сейчас хорошее время для слияний и сделок с активами", - согласна независимый лондонский эксперт нефтяного рынка Корнелия Мейер. Сделка, о которой договорились DEA и Wintershall, может впоследствии привлечь новых участников рынка, приводит ее слова Handelsblatt. Участием в новом совместном предприятии может, к примеру, заинтересоваться австрийский энергоконцерн OMV, поскольку Wintershall и DEA имеют большой портфель газовых проектов.

Возможное снижение санкционных рисков

Для DEA объединение с Wintershall может создать новые возможности для расширения бизнеса. Это особенно важно, если вспомнить, что компании пришлось продать свой нефтегазовый бизнес в Великобритании после того, как ее приобрела группа Михаила Фридмана, констатировал Маринченко. "До сих пор возможность DEA осуществлять экспансию была ограничена по политическим причинам", - подчеркнул он.

Михаил Фридман

Михаил Фридман

LetterOne, которую контролирует российская "Альфа-Групп", купила DEA у немецкого энергетического концерна RWE в 2015 году за 5,1 млрд евро. Эту сделку тогда одобрили все страны, в которых работает DEA, кроме Великобритании. Британские власти опасались, что компания с российским руководством может попасть под санкции, что поставило бы под угрозу добычу газа на британском шельфе Северного моря, где у DEA были месторождения. Поэтому они потребовали, чтобы DEA продала эти активы.

Акционеры "Альфа-Групп" Михаил Фридман, Герман Хан и Алексей Кузьмичев, учредили LetterOne в 2013 году, вложив в нее средства от продажи концерну "Роснефть" 25-процентной доли в ТНК-ВР. Часть этих денег пошла на покупку DEA у RWE. Как рассказал газете "Коммерсант" неназванный источник в отрасли, объединение DEA и Wintershall "может снизить санкционные риски при покупке активов, с которыми столкнулась LetterOne".

Сделка не отразится на российском рынке

В остальном сделка вряд ли будет иметь какое-то значение для российского рынка, даже несмотря на наличие у Wintershall крупных активов в России, единодушны эксперты. Немецкой компании принадлежат 35 процентов в Южно-Русском газовом месторождении на Ямале и 25 процентов в блоках 4 и 5 ачимовских залежей Уренгойского газоконденсатного  месторождения в Западной Сибири. Она также на паритетных началах с "Газпромом" владеет компанией "Ачимгаз" и является партнером российской газовой монополии по проектам "Северный поток" и "Северный поток-2".

Судя по всему, трубопроводные проекты компании Wintershall в России останутся за периметром сделки по слиянию с DEA, отмечает Дмитрий Маринченко из Fitch: "Поэтому не думаю, что можно говорить о каких-то последствиях для российского рынка".

Объединение DEA и Wintershall вообще не имеет отношения к российскому рынку, указал в интервью DW партнер консалтинговой компании RusEnergy в Москве Михаил Крутихин. Он напомнил, что акционеры "Альфа-Групп" вывели из России средства от продажи доли в ТНК-ВР, на которые учреждалась LetterOne. Поэтому юридически она не является российской компанией, а значит, "вложения в данном случае идут не со стороны России", пояснил Крутихин.

Смотрите также:

Смотреть видео 02:05
Now live
02:05 мин

Cколько будет стоить нефть, или Чего ждать от ОПЕК? (25.05.2017)

Аудио- и видеофайлы по теме

Контекст