1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Следы полония в Германии

16.12.2006

Если убийцы Александра Литвиненко преследовали цель испортить отношения России с западными странами и взбудоражить западное общественное мнение, то с этим они справились.

default

Впрочем, столь же вероятно, что они вовсе не хотели афишировать расправу с перебежчиком, а просто перестарались и недооценили въедливость британских медиков и сыщиков Скотланд-Ярда.

Следствие по делу об убийстве в Лондоне бывшего офицера ФСБ Александра Литвиненко ведут полицейские уже из трёх стран, а также Интерпол. Первым расследование начал британский Скотланд-Ярд. Оказавшись в цугцванге, свое собственное дело завела российская прокуратура. А в прошлые выходные и в немецком Гамбурге была создана специальная следственная бригада под названием «Третий человек». Третий человек – это Дмитрий Ковтун. Гамбургская полиция установила следующее:

Дмитрий Ковтун прилетел в Гамбург двадцать восьмого октября рейсом Аэрофлота. В аэропорту его поджидал БМВ-пикап. Чья машина и кто был за рулем полиция пока не сообщает. Однако, как заявил её представитель Томас Менцель:

Мы провели предварительное обследование этого автомобиля и в ходе сканирования обнаружили на сиденье рядом с водителем радиоактивное заражение в результате загрязнения полонием двести десять.

Машину полиция изъяла с автостоянки у дома бывшей тещи Дмитрия Ковтуна в местечке Хазелау под Гамбургом. Здесь он ночевал.

В этом доме также обнаружены следы радиоактивного заражения. Можно исходить из того, что и это – фон полония двести десять.

Во время своего пребывания в Гамбурге Ковтун наведался в гамбургское ведомство по делам иностранцев и подписал у делопроизводителя какую-то бумагу.

На этом документе также есть следы радиоактивного заражения полонием двести десять.

Наследил Ковтун и в многоквартирном доме в гамбургском районе Оттенсен, где проживает его бывшая жена Марина В. с новым мужем и двумя детьми. Здесь он провел ночь на диване, на котором осталось радиоактивное заражение. А еще – в спальне бывшей жены и её нового мужа, на детской и взрослой одежде, детском автомобильном сиденье и вообще, где ни попадя. Жилой дом на всякий случай эвакуировали, эксперты проводят замеры, но уверяют, что жильцы риску не подвергались. Марину с мужем и детьми порядка ради подержали в больнице, провели обследование, хорошенько помыли, отчистив от следов радиоактивного заражения, и отпустили с богом. Правда, квартира их всё еще опечатана – её продолжают обследовать криминалисты.

Дмитрий Ковтун пробыл в Гамбурге не полных пять дней. На рассвете первого ноября рейсом авиадискаунтера Джерман вингс он вылетел в Лондон на встречу в Александром Литвиненко. Геральд Кирхнер из федерального ведомства по защите от радиоактивного заражения:

Следы, которые мы нашли в Гамбурге указывают на то, что они были оставлены с мельчайшими капельками пота. Это означает, что полоний либо находился в его организме, причем, в довольно высокой концентрации,

Либо, второй вариант, он прикасался руками к достаточно большой дозе полония, например, флакону, который не был абсолютно герметичным, а потому имел радиоактивное заражение снаружи, и таким образом своими собственными руками Ковтун разнес это заражение по Гамбургу.

Впрочем, один вариант не исключает другого, добавил Геральд Кирхнер. То есть, Дмитрий Ковтун мог быть и жертвой отравления, и преступником одновременно. Версию радиоактивной контрабанды, на каком-то этапе которой её жертвой оказался Александр Литвиненко, немецкая полиция также не исключает. Полоний, по этой версии, тайно перевозили из Москвы через Германию в Лондон, чтобы там найти на него покупателя. Спрос на радиоактивные материалы в террористических кругах действительно есть. Однако, по мнению экспертов, не на полоний двести десять. Уж очень дорогой товар. Доза, убившая Александра Литвиненко, стоит на черном рынке двадцать пять миллионов долларов. И для «грязной бомбы», если её надумали смастерить террористы, этот изотоп не подходит – слишком малый радиус действия: всего четыре сантиметра. А альфа-излучение полония двести десять не проникает даже через лист бумаги или кожу человека. Такую «грязную бомбу», чтобы умереть, надо непременно проглотить.

Если убийцы Александра Литвиненко преследовали цель испортить отношения России с западными странами и взбудоражить западное общественное мнение, то с этим они справились. Один наш радиослушатель в Москве, человек опытный и много повидавший на своём веку, сравнил сегодняшнюю ситуацию с шестьдясят восьмым годом. Ни разу, мол, со времени советского вторжения в Чехословакию, Россия и её президент не были в такой «замазке» как сейчас. Впрочем, столь же вероятно, что убийцы Литвиненко вовсе не хотели афишировать расправу с перебежчиком. Отбывающий наказание на Урале за разглашение государственной тайны бывший сотрудник ФСБ Михаил Трепашкин уверяет, что некая группа киллеров из числа сотрудников спецслужбы намеревалась убрать Литвиненко потихоньку, без шума. Убийство должно было выглядеть, как смерть от скоретечной болезни, например, от рака. Преступники, мол, переборщили с дозой и не ожидали, что врачи, а затем паталогоанатомы будут проводить замеры на радиоактивное излучение и обнаружат в теле Литвиненко следы полония двести десять. А ведь без этого, сыщикам Скотланд-Ярда и впрямь могло не придти в голову проводить расследование, вооружившись счетчиками Гейгера. Да и немецкие полицейские, наверное, не стали бы привлекать экспертов из ведомства по защите от радиоактивного заражения, узнав, что один из фигурантов этой истории – Дмитрий Ковтун – то ли жертва, то ли подозреваемый – на роковую встречу с Александром Литвиненко в лондонской гостинице «Миллениум» прилетел из Гамбурга.

Здесь он бывал и раньше, и вообще Ковтун – не новичок в Германии, имеет вид на жительство в стране, провел здесь в общей сложности двенадцать лет. Пять из них служил в западной группе российских войск на территории ГДР, а после объединения Германии и вывода армии женился на жительнице Гамбурга и, якобы, занимался бизнесом. Вместе с женой Ковтун создал консалтинговую фирму, которая, по официальной версии, помогала немецким предпринимателям устанавливать деловые контакты с партнерами в России. Позже Ковтун развелся и в две тысячи третьем году вернулся в Москву. Директор гамбургского ведомства по охране конституции Хайно Вальдик не исключает, что некоторые из коммерческих предприятий, созданных в городе россиянами, а также Генконсульство России в Гамбурге служат прикрытием для тайных операций российских спецслужб в Германии. Хайно Вальдик убежден - и, наверное, у него для этого есть основания - что интерес Службы внешней разведки России к ФРГ по-прежнему велик, хотя и не занимает такое важное место в её работе, как до девяностого года. Но тем не менее, заявил Вальдик агентству ДПА, разведдеятельность российских спецслужб здесь не прекращена, и по его прогнозу, так будет и впредь. В общем, убийство в Лондоне бывшего агента ФСБ аукнулось в Германии очередным шпионским скандалом с пока трудно предсказуемыми последствиями.

Вице-председатель фракции ХДС/ХСС в бундестаге Вольфганг Босбах заявил, что «если иностранные спецслужбы планомерно проводят операции в Германии, то это в высшей степени подрывает внутренюю безопасность в стране». Убийство Литвиненко должно быть, по его словам, непременно расследовано, поскольку это отвечает и немецким национальным интересам. Уже ставшие известными некоторые обстоятельства этой таинственной истории Босбах расценивает, как доказательство активной шпионской деятельности. В интервью нашей радиостанции он заявил:

Очевидно, у нас многие люди становятся беспечнее, потому что думают, что раз Берлинская стена пала и конфликта между Востоком и Западом больше нет, то у нас нет и противников, шпионской деятельности которых стоило бы опасаться. Я лично придерживаюсь иной точки зрения. При этом речь идёт не только о выведывании тайн военного или политического характера, но и, например, об экономическом шпионаже. Говоря об этом, я имею в виду не только российские спецслужбы, а иностранные спецслужбы в целом. Не стоит полагать, что с окончанием «холодной войны» спецслужбы прекратили свою деятельность. Я в это не верю.

Шпионские страсти в меньшей степени волнуют канцлера ФРГ Ангелу Меркель. Она обеспокоена, скорее, внутреней ситуацией в путинской России. В интервью первому каналу немецкого телевидения она заявила:

Что, разумеется тревожит, так это целый ряд случаев, когда люди в России таинственным образом лишаются жизни, вспомним о недавнем убийстве Анны Политковской. Это нетерпимая ситуация, ведь была уже целая серия такого рода убийств. Это недобрый знак. Положение необходимо изменить.

Канцлер вынуждена соблюдать дипломатический этикет. Она ни словом не обмолвилась об ответственности российского президента за порядки, царящие в его стране, за вседозволенность сотрудников спецслужб и фанаберию российских чиновников. Всё это было и до убийства Анны Политковской и Александра Литвиненко. Но теперь в высших политических кругах ФРГ что-то изменилось. Количество, видимо, переходит в качество, и я с трудом могу себе представить, что немецкий канцлер будет и дальше мило любезничать с президентом России, например, на очередной встрече Петербургского диалога. Если такая встреча вообще состоится. Cердитый отклик на новости «Русского Берлина»

В русскую редакцию «Немецкой волны» пришло сердитое письмо. Пишет нам научный редактор журнала «Физико-химическая механика материалов» национальной академи наук Украины господин Ярема.

Уважаемая редакция! Считаем некорректной и оскорбительной передачу Никиты Жолквера под рубрикой «Русский Берлин» от 29 октября 2006 года. В ней дана информация об «Украинской галерее в Берлине», которая не имеет никакого отношения к «Русскому Берлину». В комментариях к ней ведущий ограничился только цитированием неправильных и недружелюбных утверждений отдельных людей о том, что:

- Украина является Богом забытым краем, о котором никто не знает;

- Украинского искусства не существует, а только постсоветское.

Кроме того, нас удивляет, что вы даете свой киевский адрес на русском языке, а не на украинском.

Прошу сообщить нам о вашем отношении к вышеописанным действиям.

Сообщаю. Всё вышеописанное в письме верно. Информация об украинской галерее в Берлине действительно прошла в эфир, «утверждения отдельных людей», а точнее, её устроителей и участников и в самом деле прозвучали. Могу их даже еще раз для наглядности воспроизвести. Вот что сказал, например, художник-авангардист из Украины Илья Чичкан:

(аудиофайл)

А вот слова хозяйки галереи Людмилы Березницкой:

(аудиофайл)

Оскорбительным автор письма в нашу редакцию, наверное, поссчитал слова украинского фотографа Бориса Михайлова, чьи работы также были представлны на выставке:

(аудиофайл)

Это, замечу, точка зрения Бориса Михайлова, на которую он, как и все прочие, имеет полное право. То, что эти высказывания показались оскорбительными автору письма, не моя вина. Я вообще воздержался в той передаче от каких-либо комментариев и ограничился только информацией, поскольку в отличие от редактора журнала «Физико-химическая механика материалов» господина Яремы, не считаю себя знатоком современного украинского искусства и не могу судить о нем квалифицированно. Что же касается утверждения, что «украинской галерее в Берлине» не место в рубрике «Русский Берлин», то вот с этим тезисом я решительно не согласен. Вы, господин Ярема, судя по всему, внимательно слушаете мои передачи из «Столичной студии» «Немецкой волны», а потому, конечно же, знаете, что под этой рубрикой я рассказываю о тех новостях, героями или антигероями которых стали живущие в Берлине или приезжающие сюда из всего бывшего Советского Союза, а не только граждане России. Это и белорусы, и казахи, и киргизы, и грузины, и молдоване, и азербайджанцы. Делать исключения специально для украинцев я не намерен. Тем более, что многие выходцы из бывшего СССР здесь в Берлине общаются между собой на русском языке, нисколько не приписывая, например, исконно русскому собеседнику желание ущемить чьи-либо национальные чувства. Не было такого желания и у меня, и я искренне сожалею, что у Вас возникло такое впечатление. По моим сведениям, кстати, в самой Украине весьма значительная доля населения называет родным оба языка – украинский и русский, а некоторые даже больше и лучше говорят по-русски. Многие из них слушают нашу радиостанцию, пишут письма, а потому мы и далее в нашей программе на русском языке будем указывать наш почтовый адрес в Киеве по-русски. В наших передачах на украинском языке, он, к слову, также указывается, соответственно, по-украински.