1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Еуропа и Беларусь

Слабая оппозиция – слабая власть

19.05.2007

В Бремене прошли выборы в городское собрание депутатов.

default

Бремен – самый маленький из всех субъектов германской федерации: менее полумиллиона избирателей. Но как и всякие земельные выборы, их итоги имеют не только региональное значение. Тем более что в этом городе, имеющем статус федеральной земли, у власти находилась та же правительственная коалиция, что и и в центре – социал-демократы и консерваторы.

Бремен – самый маленький из всех субъектов германской федерации – традиционно красный. С сорок седьмого года здесь бессменно правят социал-демократы, пусть в последние двенадцать лет им и приходиться делить власть с партнером – Христианско-демократическим союзом. То есть бременская модель власти – такая же как и на общефедеральным уровне: «большая коалиция», с той лишь разницей, что в центральном правительстве преобладают консерваторы, а в бременском – социал-демократы. Это значит, что Бремен можно рассматривать как своего рода опытную лабораторию, миниатюрную модель Германии и итоги местных выборов в маленькой федеральной земле проецировать на большую немецкую политику. Тем более, что в Бремене, как в капле воды, отражаются те же проблемы, перед которыми стоит и Германия в целом – высокая безрабобтица, бюджетные долги, структурные неурядицы. Ну, и каковы же результаты лабораторного эксперимента?

Председатель СДПГ Курт Бек итогами выборов доволен:

«СДПГ с отрывом, с большим отрывом – сильнейшая партия. Она достигла своих целей. Против её воли невозможно править в Бремене. Мы продолжаем великую социал-демократическую традицию в городе, политику в интересах горожан. Мы позаботимся о том, чтобы все приобщились к результатам экономического подъема, который в настоящее время переживает Германия и Бремен.»

СДПГ и в самом деле осталась сильнейшей партией в городе, собрав без малого тридцать семь процентов голосов. Но это заметно меньше, чем на предыдущих выборах четыре года назад. Потери понесли и их партнеры – консерваторы, с трудом собравшие в прошлое воскресенье четверть голосов. И хотя в сумме у бременской «большой коалиции» сохранился перевес, появились варианты. Социал-демократы, к примеру, могли бы сформировать городское правительство и с загнявшими третье место «зелеными», за что активно агитирует сопредседатель «зеленой» партии Клаудиа Рот:

«Резульат выборов – это четкий сигнал в пользу перемен. Перемены в Бремене возможны и они необходимы. В Бремене возможна другая модель власти, городом можно править лучше.»

«Зеленые» получили в Бремене свыше шестнадцати процентов голосов. Такого количества они не получали еще никогда и нигде, ни на земельном уровне, ни на общефедеральном. Успех «зеленых» всерьез обеспокоил консерваторов, и генеральный секретарь ХДС Роланд Пофалла счел своим долгом предупредить партнера - социал-демократическую партию:

«Она должна решить, чего хочет – продолжения успешной работы «большой коалиции» в Бремене или шагнет назад к союзу с «зелеными», то есть к той «красно-зеленой» модели, которая в две тысячи пятом году потерпела сокрушительное поражение на общефедеральных выборах, став олицетворением массовой безработицы и экономического спада.»

Это – риторика. Главное опасение христианских демократов заключается в том, что смена власти в Бремене с «большой коалиции» на «красно-зеленую» привела бы к серьезным сдвигам во влиятельной палате федеральных земель – в бундесрате. Правительство Ангелы Меркель, в частности, в таком случае больше не будет иметь там конституционного большинства, что пока позволяет ему проводить через парламент и совсем не популярные решения.

Но всё же самым большим сюпризом бременских выборов стал успех Левой партии – ПДС, преемницы безраздельно правившей в ГДР коммунистической СЕПГ. У левых – прочные позиции на востоке страны, а вот в западной части Германии им впервые удалось преодолеть пятипроцентный барьер и пройти в земельный парламент. Сопредседатель фракции посткоммунистов в бундестаге Грегор Гизи:

«Для нас это действиетльно выдающееся событие. Мы ведь и раньше выходили на выборы в Бремени, но не имели шансов. Теперь что-то изменилось. Благодаря сближению с западногерманской избирательной альтернативой за труд и социальную справедливость, благодаря участию в нашей кампании Оскара Лафонтена мы стали общефедеральной политической силой. Бремен это доказывает. Мы ведь не с трудом преодолели пятипроцентный барьер, а взяли более восьми процентов голосов, опередив либералов. Всё это не само собой разумеящиеся вещи, в две тысячи четвертом годы мы бы оба в такое не поверили.»

В середине июня процесс слияния восточных и западных левых завершится на объединительном съезде в Берлине. В Германии появится новая Левая партия, в председатели которой прочат именно Оскара Лафонтена – в прошлом лидера СДПГ, не сумевшего поделить власть с Герхардом Шрёдером. Успех в Бремене Лафонтен объясняет

«разочарованием избирателей в респектабельных партиях, которые в последние годы проводят политику сокращения зарплат, пенсий и социальных выплат. Поэтому избиратели отдают предпочтение новой политической силе, Бремен - это только начало.»

С точки зрения Оскара Лафонтена,

«партийный ландшафт республики пришел в движение. Большие общенародные партии теряют привлекательность, потому что обе они утратили былой профиль. ХДС перестал быть христианским союзом, а СДПГ – социально ориентированной партией. Обе партии прогнулись перед неолиберальной экономической теорией. Избиратели это видят и поэтому отворачиваются от них.»

Отчасти Оскар Лафонтен прав. Урок Бремена, однако, еще и в том, что в условиях «большой коалиции» всегда начинают разбухать политические фланги – и левые, и правые. Если нет сильной конструктивной парламентской оппозиции – а откуда ей взяться, когда обе крупные респектабельные партии правят сообща – избирателям, которых такая власть не устраивает, просто некуда больше податься, как к партиям нереспектабельным. И это, кстати, закономерность не только немецких политических реалий. Отсутствие реальной оппозиции или её слабость, не говоря уж об оппозиции искусственной, созданной политтехнологами для отвода глаз – это угроза для центральной власти, если она, конечно, претендует на звание демократичной. Когда нет достойной альтернативы избиратель может откинуть то еще коленце.

Об интеграции в Германии собак, не понимающих по-немецки.

Проблемы с адаптацией к жизни в Германии возникают не только у иммигрантов-людей, но и у иммигрантов-...собак, не понимающих по-немецки. Репортаж Веры Блок.

У Тузика жизнь не сахар. Во-первых, возраст солидный, во-вторых – полноват, на диете сидит уже несколько недель, а лишние пять килограммов все никак не убывают. В-третьих, жилищные условия резко ухудшились. Из удобной полногабаритной квартиры пришлось перебраться в вольер и спать на бетонном полу под соседский лай. А тут еще и перхоть замучала. Весь загривок усыпан. От этого черная короткая шерсть кажется седой. Перхоть, это от стресса – объясняет сотрудник приюта для бездомных собак Тимо Толстов. Собачья жизнь у Тузика, ничего не скажешь. Ко всем проблемам, еще и язык новый учить надо. По-немецки Тузик ну ни слова не понимает!

Тузик жил в семье, в которой говорили только по-русски. Поэтому у нас с ним, скажем так, проблемы в общении. Он, конечно, радуется, когда мы к нему заходим, но совершенно не понимает, чего мы от него хотим. Команд он, естественно, тоже не понимает...

Тузик пес видный – с широкой грудью, улыбчивой пастью и импозантными белыми пятнами на голове. Характер у него вполне мирный – не только с хозяевами и их детьми, даже с хозяйской кошкой жил душа в душу. В приют он попал всего несколько недель назад. Бывшие владельцы, получив новую работу, не могли больше как следует следить за животным. Вот Тузику и приходится теперь привыкать и к новой обстановке и к незнакомой речи.

Около двух дюжин собак, не понимающих по-немецки, попадает ежегодно в берлинский приют для животных. Интеграционных курсов с углубленным изучением немецкого, для них не устраивают, объяснил Тимо Толстов. Достаточно регулярных прогулок. Часа в день хватает, чтобы пес через две – три недели начал понимать основные команды. Хорошо еще, что «зитц!» и «платц!» не нуждаются в артиклях!

Мы учим собак не немецкому языку, а только основным командам. Постепенно они начинают понимать, какие сочетания звуков соответствуют тому или иному слову.

Как только собака привыкает к новому звучанию приказов, обучение идет быстрее.

С какими только языками не проиходится сталкиваться сотрудникам приюта! К ним попадают животные, понимающие только по-испански, по-русски или по-польски. А в прошлом году, вспоминает пресс-секретать приюта Марсель Гединг, своего питомца сдала турецкая семья.

Этот пес реагировал исключительно на турецкие команды. Одна сотрудница приюта раздобыла немецко-турецкий словарь и с его помощью пыталась найти подход к животному. Это был долгий и кропотливый процесс, но в конце концов собака стала-таки понимать и немецкие слова.

Впрочем и Тузик уже может похвастаться первыми успехами.

Он уже понимает, хвалим ли мы его или недовольны, если он что-то делает не так. К мелодии немецкого языка он уже почти привык и начинает постепенно понимать, что вокруг него происходит

Ну а с ответами у Тузика проблем наверняка не будет. К счастью, русский лай весьма похож на немецкий.

Новости «Русского Берлина».

Знаменитая немецкая фирма «Александер Шуке» изготовила орган для католического собора в городе Калининград. Сейчас там идут работы по сборке уникального инструмента – самого большого в России. Рассказывает представитель фирмы Детлеф Чепель.

«Калининградский собор был сильно разрушен... наш был признан лучшим». (аудиофайл)

Фирме «Александер Шуке» почти 200 лет. В России ее изделия установлены в детской музыкальной школе Москвы, концертных залах Иркутска и Нижнего Новгорода. Но ничего подобного инструменту, который создан для Калининграда, нет еще нигде. Проект, предложенный «Шуке», предусматривает строительство сразу двух соединенных друг с другом органов. Вместе у них более 120 регистров. Стоимость чудо-инструмента держится в секрете, но говорят, что львиную долю заказа оплатил лично Владимир Путин.

«Мы можем повторить лишь то...... конечно, не знаем» (аудиофайл)

Все работы по установке в Калининграде нового органа должны быть завершены к 20-му декабря. А к Рождеству в соборе, который используют сейчас как концертный зал, должен состояться первый концерт...