1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Культура и стиль жизни

Скупость - не порок: книга о великих скрягах

Четыре страницы мелким шрифтом занимает перечень имен самых выдающихся скряг мировой истории, о которых рассказывает в своей книге Фолькер Райнхардт. Самое интересное в том, что он их жалеет.

Деньги прячутся в банку из-под кофе

Один из крупнейших в Германии дисконтных магазинов бытовой техники, делая упор на дешевизну, избрал главным слоганом своей рекламной кампании фразу "Geiz ist geil!", что в приглаженном виде можно было бы перевести так: "Скупость зажигает!" Фолькер Райнхардт (Volker Reinhardt) в своей книге довольно едко прохаживается по поводу тех, на кого эта реклама была рассчитана, а именно - по поводу молодого поколения немцев, у которых бережливость граничит со скупостью.

Обложка книги

Обложка книги

За гранью бережливости

Однако в намерения Райнхарда вовсе не входило пригвождение скряг к позорному столбу. Границы между бережливостью и скупостью, осмотрительной расчетливостью и болезненным скупердяйством порою провести не так-то легко, - подчеркивает он. Ведь и капитализм вырос, среди прочего, из кальвинистской доктрины аскетизма, в которой бережливость и накопление капитала играли не последнюю роль.

Впрочем, и Райнхард при всех оговорках признает, что классический образ скряги - это все-таки отрицательный образ человека ненасытной жадности, чья скупость приобрела патологический характер. В русской литературе такой тип блестяще представлен гоголевским Плюшкиным, в мировой - Гарпагоном, героем комедии Мольера "Скупой". Оба имени стали нарицательными. Ими часто называют тех, для кого деньги превратились в самоцель и заменяют собою все радости жизни.

Скидки тоже зажигают

Скидки тоже зажигают

Еще один классический скупердяй, "скупой рыцарь" Пушкина, так и говорит:

"Как молодой повеса ждет свиданья,.. так я
Весь день минуты ждал, когда сойду
В подвал мой тайный, к верным сундукам.
Вот мое блаженство!"

Но и к этим классическим типам скупых Фолькер Райнхард прибавляет новые краски. Он их даже как будто жалеет - за те страдания, которые, как считает автор книги, им приходится испытывать. Во-первых, скряги жутко боятся потерять свои сокровища. Ведь в них – единственный смысл их жизни. "Деньги, деньги мои бедные, - взывает Гарпагон, - голубчики родные, друзья бесценные! Похитили вас у меня! Отняли мою опору, утешение мое, мою отраду! Что мне делать теперь в этом мире? Зачем мне теперь жить?"

Нож в сердце

Причем накопленным сокровищам угрожают не только воры. Наследники, жены, дети, - вот от кого исходит главная опасность. Именно это не дает покоя пушкинскому "скупому рыцарю":

"Мой наследник!
Безумец, расточитель молодой!.."

И еще один страх часто мучает патологических скряг - страх за свою репутацию в обществе. Они хотели бы отгородиться от всего мира, оставшись наедине со своими сокровищами, как "скупой рыцарь" в "тайном подвале", и одновременно – быть такими, как все. Но как? Ведь приходится тратиться, а это - как острый нож в сердце.

Так разрывался всю свою жизнь между желанием сэкономить и необходимостью тратить один из героев книги Райнхардта, французский король Людовик Двенадцатый, взошедший на престол в 1498 году. Среди коронованных особ других таких скряг, пожалуй, не было. Но удивительное дело: благодаря людской молве Людовик Двенадцатый прославился ... своей щедростью. Как же так получилось?

На радость простому народу

Едва надев корону, молодой король ввел несколько новых налогов. Среди них - налог на вино. Так как простой народ пил тогда почти исключительно пиво, медовуху и брагу, налог ударил лишь по богатым французам. Что бедных, естественно, порадовало.

Был установлен очень жесткий контроль за деятельностью чиновников, ведавших финансами. Любая неразумная, по его мнению, расточительность, не говоря уже о криминальных растратах, каралась незамедлительно. Король устраивал показательные процессы, и если провинившиеся не могли вернуть деньги в казну, их имущество конфисковывалось. Народ ликовал.

Король подавал и личный пример. Любимым развлечением тогдашней знати была охота. Людовику тоже приходилось (положение обязывает!) устраивать охотничьи выездки. Но от целой армии егерей, конюхов, псарей и сокольничьих, доставшейся ему в наследство, он оставил всего-навсего шесть человек. Кроме того, Людовик резко уменьшил штат своей собственной дворцовой прислуги: за двенадцать лет его царствования число слуг сократилось вдвое. Оставшимся была сокращена зарплата - в общей сложности, в пять раз!

Копейка рубль бережет

Копейка рубль бережет

К чему приводят задержки зарплаты

При этом король постоянно говорил о том, что его бережливость - не самоцель, что, экономя, он собирает деньги на армию, которая должна вернуть Франции город Милан, завоеванный его тезкой и смертельным врагом Людовико Сфорцой. И это спустя два года действительно удалось: французское войско, ядро которого составляли пять тысяч швейцарских наемников, отбило Милан у Сфорцы. Но... лишь на короткое время. Виновата в этом была скупость Людовика. После победы он просто перестал выплачивать содержание швейцарским наемникам. Ну, действительно: зачем? И наемники переметнулись на сторону Сфорцы. Кроме того, восстало население города, которое французский король обложил разорительными контрибуциями. В общем, Милан снова был потерян.

Автор: Ефим Шуман
Редактор: Дарья Брянцева

Volker Reinhardt
Mein Geld! Meine Seele!
C.H.Beck, München 2009

Контекст

Аудио- и видеофайлы по теме