1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Беларусь

Сколько сегодня в Беларуси политзаключенных?

Почему отличаются списки белорусских политзаключенных, составленные разными международными организациями, и каковы критерии включения в такие списки, выясняла корреспондент DW.

Полемика вокруг самого термина "политзаключенный", отмечают наблюдатели, часто переходит в плоскость политической риторики из-за отсутствия общепризнанных на международном уровне подходов и юридического определения. Однозначного ответа на вопрос, каковы критерии, по которым то или иное лицо признается политзаключенным, и сколько их сегодня в Беларуси, нет. Все подробности - у DW.

Позиция ЕС

На прямой вопрос DW о количестве признаваемых Евросоюзом полизаключенных в Беларуси и критериях, по которым их таковыми считают, Майя Коциянчич, пресс-секретарь главы европейской дипломатии Кэтрин Эштон, не ответила. При этом Коциянчич отметила, что ЕС постоянно следит за политической, экономической, социальной ситуацией в Беларуси, соблюдением прав человека и положением политзаключенных.

Вход в здание Еврокомисии

В ЕС внимательно следят за ситуацией в Беларуси

Майя Коциянчич пояснила, что списки политзаключенных могут отличаться по различным причинам: "Во-первых, отличаются списки, составленные правозащитными организациями, работающими в Беларуси и за рубежом. Во-вторых, количество политзаключенных в разные периоды разное. В-третьих, ЕС рассматривает разные точки зрения, прислушивается к мнениям экспертов, ведет мониторинг и делает свои выводы и принимает решения самостоятельно".

Главное, что остается важным для ЕС, подчеркивает Коциянчич, чтобы все политзаключенные были освобождены, не появлялись новые, а ситуация с правами человека улучшалась.

В белорусском списке политзаключенных одиннадцать

Между тем в Беларуси, как заявил в интервью DW зампредседателя минского правозащитного центра "Весна" Валентин Стефанович, нет разногласий по поводу количества политзаключенных. Таковыми признают Алеся Беляцкого, Николая Статкевича, Николая Автуховича, Эдуарда Лобова, Василия Парфенкова, Владимира Яроменка, Николая Дедка, Игоря Олиневича, Артема Прокопенко, Евгения Васьковича и Андрея Гайдукова. С этим списком согласны местные оппозиционные партии, НГО, правозащитный центр "Весна", Белорусский Хельсинкский комитет (БХК), Комитет защиты репрессированных "Солидарность" и Центр правовой трансформации Lawtrend.

Николай Статкевич во время суда на скамье подсудимых

Николай Статкевич во время суда (фото из архива)

Политзаключенными, в соответствии с критериями, разработанными белорусскими правозащитниками, считают две группы лиц, лишенных свободы. Первая - осужденные исключительно за мирную реализацию одного или нескольких прав, гарантированных международными нормами в области прав человека, а также за то, за что в демократических странах априори не может быть предусмотрена уголовная ответственность. Правозащитники требуют безотлагательного освобождения таких лиц без всяких условий и реабилитации их.

Во второй группе - люди, лишенные свободы за преступления, которые они не совершали, а также те, кому вынесено непропорциональное наказание. Для этой категории правозащитники требуют соблюдения всех прав, справедливого независимого суда, а также условно-досрочного освобождения или амнистии.

FIDH разделяет мнение белорусскх коллег

Основной проблемой Валентин Стефанович и глава БХК Олег Гулак называют выявление в уголовном деле политического мотива, так как это не юридический термин, и оценки при этом подчас носят субъективный характер. Белорусские правозащитники рассматривают тут два основных мотива. Первый - действия властей, направленные на пресечение законной деятельности их оппонентов. Второй - действия властей в целях укрепления своего авторитета и устрашения.

Валентин Стефанович и Олег Гулак

Валентин Стефанович и Олег Гулак

В списке белорусских политзаключенных, составленном Международной федерацией за права человека (FIDH), перечислены вышеназванные одиннадцать фамилий. Как рассказала DW руководитель отдела Восточной Европы и Центральной Азии этой организации Саша Кулаева, FIDH в своих определениях использует критерии Совета Европы - "слегка расплывчатые, но вполне действенные".

Кулаева пояснила, что в одних случаях речь идет о преследовании по сугубо политическим мотивам, в других - по смешанным, то есть наказание выборочно, за одно и то же деяние преследуются только политические оппоненты власти, а люди лояльные вовсе не привлекаются к ответственности. Критерием политического характера преследования, отмечает Кулаева, является факт расследования и доказательства правонарушения в ходе суда, который не является справедливым (стороны обвинения и защиты не имеют равной состязательности), а назначенное наказание непропорционально.

Amnesty International: три узника совести

"Для нас очевидно, что если бы коктейль Молотова, который не причинил вреда, два молодых белоруса бросили бы не в здание КГБ, а в любое другое, наказание не было бы таким суровым. Явный политический подтекст просматривается и в условиях содержания политзаключенных - огромное количество вызсканий за мелочи, отправление без должных оснований в ШИЗО, отмена передач и свиданий", - говорит Кулаева.

Правозащитная организация Amnesty International не составляет списки политзаключенных, а определяет тех, кого квалифицирует как узников совести. Таковыми, как рассказала DW эксперт этой организации по Беларуси Хитер Макгилл, Amnesty International признает людей, не прибегавших к насилию и не призывавших к нему; лишенных свободы из-за своих политических, религиозных или других осознанных убеждений, пола, цвета кожи, языка, этнического или социального происхождения, экономического положения, сексуальной ориентации или по любым иным признакам.

По словам Хитер Макгилл, Amnesty International сейчас признает трех узников совести в Беларуси и выступает за их освобождение - это Алесь Беляцкий, Николай Статкевич и Эдуард Лобов.

Human Rights Watch: политзаключенных - трое

Human Rights Watch (HRW) политзаключенными считает лишенных свободы по политически мотивированным делам, тех, кто привлечен к уголовной или административной ответственности, исходя не из реальных обстоятельств, а из-за стремления властей отомстить или заставить замолчать критиков правительства, участников публичных протестов, правозащитников и общественных активистов, сообщила в интервью DW сотрудник департамента Европы и Центральной Азии HRW Юлия Горбунова.

HRW не составляет списки политзаключенных ни из Беларуси, ни из какой-либо иной страны. "Мы следим за некоторыми судебными разбирательствами, исследуем их обстоятельства, на основании чего делаем вывод, являются ли осужденные политзаключенными", - указывает Горбунова. На данный момент HRW признает политзаключенными в Беларуси Алеся Беляцкого, Николая Статкевича и Василия Парфенкова.