1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Германия

Сколько религии может "перенести" общество?

Катализатором бурной дискуссии, развернувшейся в Германии и вряд ли завершившейся в среду вместе с решением Конституционного суда ФРГ, стала афганка Ферешта Лудин.

default

"Камень преткновения" - мусульманский платок...

В то время, когда в Нью-Йорке политики самого высокого ранга обсуждали государственные проблемы Афганистана, Конституционный суд Германии занимался вопросом о том, могут или не могут административные органы или суды запретить ношение платка-хиджаба учительницам-мусульманкам. В итоге судья Конституционного суда Вильфрид Хассемер огласил решение, согласно которому такой запрет без ссылки на конкретный закон той или иной федеральной земли вводиться не может. Как пояснил Вильфрид Хассемер:

"Это можно было бы воспринять так, словно Конституционный суд придерживается мнения, что ношение платка для учительницы во время работы соответствует конституции, но это не так, это только так кажется. Но мы считаем, что не суды и не административные органы должны решать вопрос о ношении платка учительницей, а демократически легитимированный для этого законодатель".

Предыстория конфликта

История с гражданкой Германии афганского происхождения Ферештой Лудин началась шесть лет назад, когда ей было отказано занять должность учительницы в одной из государственных светских школ федеральной земли Баден-Вюртенберг в ответ на ее отказ снимать хиджаб во время урока. При этом основой для такого решения служил принцип строгого нейтралитета государства в мировоззренческих вопросах. Тут можно напомнить, что, основываясь на этом же принципе, восемь лет назад Конституционный суд ФРГ воспрепятствовал своим решением обязательному наличию распятий в школах Баварии. С другой стороны, Ферешта Лудин, настаивая на неправомерности полученного ей в Баден-Вюртенберге отказа, опиралась на другое положение основного закона ФРГ, гласящего о свободе вероисповедания и об отсутствии ограничений на должности государственных служащих по причине вероисповедания.

Однако шесть лет назад юридическому спору о ношении платка учительницей на службе не придавалось столь большого политического значения, как сегодня. Тем более, что подобных споров в Германии было множество – к примеру, год назад суд в Дортмунде признал неправомерным решение города Бергкамена, отказавшего в работе на месте воспитательницы городского детского сада мусульманке, настаивавшей на ношении во время работы платка.

Исчерпывающего ответа судьи так и не дали

Наблюдатели отмечают, что случай Лудин приобрел столь громкое звучание на фоне проявления повышенного внимания к теме взаимоотношения с религиями светского государства в целом и с исламом в частности. 11 сентября, а также войны в Афганистане и в Ираке создали для этого особую атмосферу.

Собственно, и судья Конституционного суда Вильфрид Хассемер так сформулировал фундаментальный вопрос, на который, разбирая случай Лудин, в первую очередь надлежало ответить судьям в Карслруэ: "Сколько религии, и особенно чужой?? религии, может перенести общество"? И какое значение имеет хиджаб, "является ли он лишь деталью одежды, знаком религиозной позиции или символом отказа от интеграции"? Своим решением, фактически говорящим о том, что если в законах федеральных земель нет соответствующих статей, запрещающих ношение платка, то там его ношение и не может быть запрещено, Конституционный суд вряд ли дал исчерпывающий ответ на столь фундаментальный вопрос. Так, по крайней мере, считают многие противники ношения женщинами-учительницами платков в светских школах. (Кстати, руководитель института турецких исследований в Эссене Фарук Шен высказал мнение, что ношение хиджаба нарушает нейтралитет, соблюдаемый в мировоззренческих вопросах в школах Германии).

Депутат бундестага от социал-демократической партии Германии Лале Акгюн напомнила, что ношение платка – это не обязанность для мусульманки, а лишь правило поведения, и обычай ношения платка в этом смысле не отличается от обычая установления в классах распятия и мешает ведению занятий в нейтральном религиозном и политическом ключе. В то же время нужно отметить, что сама Лудин, по ее словам, покинула в 1987 году Саудовскую Аравию именно движимая намерением дистанцироваться от некоторых чрез чур консервативных течений ислама. А глава центрального совета мусульман Германии отметил, что утверждение запрета на хиджаб означало бы "де факто" запрет на учительскую профессию.

Отношение к учительницам в хиджабах в других странах Европы

Во Франции закон от 1905 года, говорящий о разделении государства и религии, трактуется как запрет всем государственным служащим во время работы демонстрировать какие-либо знаки их религиозной принадлежности.

В Швейцарии был прецедент, похожий на случай Лудин: в 1996 году учительница, перешедшая из католичества в ислам и носившая платок во время занятий, была уволена с работы. Верховный суд оставил это решение в силе. Но в 2001 Европейский суд принял постановил, что такое решение противоречит принципам религиозной свободы и запрету на дискриминацию.

В Дании никакого запрета на ношение учительницами хиджаба нет, равно как и в Швеции.

А вот в Турции ношение платка на государственной службе трактуется как выражение определенной политической приверженности и строго запрещено. Причем, как у учительниц, так и у их учениц.

Контекст