1. Inhalt
  2. Navigation
  3. Weitere Inhalte
  4. Metanavigation
  5. Suche
  6. Choose from 30 Languages

Европа и европейцы

Скандинавские предприятия

03.12.2002

Швеция, Норвегия и Финляндия - эти названия не так часто появляются в нашем журнале. Но сегодня мы решили посвятить всю нашу передачу именно этим странам, точнее сказать, их современным предприятиям и производствам. Взять хотя бы Швецию, здесь на рынке мобильных телефонов появилась новинка, которая пользуется особым спросом у покупателей – сотовый телефон, полностью защищенный от прослушивания. Прибор разработали специалисты университета города Линчёпинг, одного из наиболее быстро развивающихся и перспективных регионов на юге Швеции.

В Линчёпинге, который насчитывает всего 134 тысячи жителей, уже сумели добиться того, чего пытаются достичь во многих развитых европейских странах – тесной и гармоничной связи между наукой и промышленностью, между учебными заведениями и фирмами. В Линчёпинге студенты нередко уже во время обучения сотрудничают с конкретными фирмами, а после защиты диплома получают на этих предприятиях перспективные рабочие места. Кстати, мобильный телефон, с которого мы начали свой рассказ, был взят на вооружение НАТО, рассказывает Ян Улоф Прюэ председатель правления фирмы «Сектра»:

«В телефоне скрыто так называемое ядро безопасности, отвечающее специфическим запросам заказчика. Кроме того, модель, НСК-200 имеет целый ряд систем защиты. Этот мобильный телефон в течение полугода испытывался в НАТО и получил положительную оценку».

Других деталей предприниматель не называет, ведь «Сектра» заинтересована в сохранении ведущих позиций на рынке сотовых телефонов, защищенных от прослушивания. К слову сказать, штучная цена НСК-200 составляет пять тысяч евро.

Фирма «Сектра» имеет представительства в шести странах и всего 218 сотрудников. Первый секрет ее успеха кроется в разработке высокотехнологичной продукции для так называемых ниш на потребительском рынке. Так, помимо мобильных телефонов, фирма производит медицинское оборудование и приборы беспроводной передачи информации. Второй секрет – это удачно выбранное месторасположение: «Сектра» - это всего лишь одна из 160 фирм, которые с начала 80-х годов обосновались в Линчёпинге. Причем 40 процентов этих фирм были основаны студентами местного университета. Уве Брендес, профессор кафедры промышленного маркетинга называет причины стремительного экономического и научного развития региона вокруг Линчёпинга:

- Во-первых, бурное развитие в Линчепинге в 80-х годах переживало самолетостроение, благодаря фирме «Сааб-Эйроспейс». Во-вторых, в город на работу приехало большое количество ученых, которые не видели ничего зазорного в тесном взаимодействии науки и производства в области высоких технологий. Дух предпринимательства, исследовательская настойчивость и работа представителей различных дисциплин в единой команде принесли нам со временем очень щедрые плоды.

В Линчёпинге местные власти, фирмы и университет тесно сотрудничают в достижении общей цели. Они хотят вывести седьмой по значению в Европе технологический регион на самые передовые позиции. Хотя университет в этом городе был основан всего 30 лет назад, он пользуется очень высокой репутацией. Но неужели студентов не пугает тот факт, что местные научные лаборатории так тесно сотрудничают с промышленными фирмами, например, с «Сааб-Эйроспейс», которая выпускает военную технику, с концернами «Нокиа» или «Эриксон» и прочими фирмами? Один из студентов и будущий инженер утверждает, что его это не смущает:

- Мне нравится такая тесная кооперация с предприятиями. Она дает мне возможность набраться практического опыта и на практике применить полученные знания. Иначе обучение в университете будет слишком уж академичным. Да и потом, сотрудничество с фирмами должно быть таким тесным, иначе как мы потом, в будущем сможем на них работать.

Упрекнуть жителей Линчепинга в излишней скромности невозможно. Напротив, если в других областях Швеции считается неприличным публично похваляться собственными достижениями, то в Линчепинге именно этим и занимаются. Ректор университета Бертольд Андерсон со смехом признается:

- Верно, с этой точки зрения мы ведем себя в Линчепинге немного не по-шведски. По своей природе мы люди сдержанные, но иногда мы хвалимся достигнутым.

Девиз города гласит: «Добро пожаловать в Линчепинг. Здесь идеи претворяются в жизнь. Наши идеи – лучшие в мире».

Но не только в Линчёпинге пытаются превратить глухое захолустье в центр современных технологий. В соседней со Швецией Норвегии за полярным кругом рыбацкий городок Хаммерфест тоже продирает глаза от вековой спячки. Дело в том, что в Баренцевом море севернее Хаммерфеста геологи в начале 80-х годов искали нефть, а обнаружили гигантские месторождения газа. Сейчас дело дошло до освоения этих запасов топлива. Здесь планируется осуществить самый крупный в истории Норвегии экономический проект и построить первую в Европе установку по загрузке судов-газовозов сжиженным природным газом. Свое название «Снёвит», что на русский переводится как «Белоснежка», проект получил от крупнейшего из трех газовых месторождений. Однако далеко не все жители Хаммерфеста хотят, чтобы Белоснежка проснулась.

В водной поверхности гавани Хаммерфеста отражаются пестрые деревянные дома, разбросанные по ее берегам полукругом. А на главных улицах города доминируют безликие бетонные здания. В 1944 году германский вермахт, отступая: сравнял самый северный город мира с землей. Если посмотреть с лодки в противоположную от берега сторону, то дух захватывает от необыкновенной красоты. Из кристально чистой воды поднимаются острые, покрытые снегом и льдом скалы, над баркасами рыбаков кружат чайки, в кристалликах снега отражается низко висящие над горизонтом солнце. Именно здесь, в окружении фантастической арктической красоты, в скором времени, по воле норвежских властей, фирмы «Стат ойл» и большинства жителей Хаммерфеста, начнут добывать газ в рамках проекта «Снёвит». Бургомистр города Альф Якобсон уже мечтает о светлом будущем:

- В Хаммерфесте дела пойдут в гору. Конечно, нам предстоит еще решить крупные проблемы. Но, сюда приедут работать специалисты из разных стран. В нашем городе будут создаваться новые рабочие места. Многие молодые люди, уехавшие из нашего региона в чужие края, вернутся домой.

Эриам Бок полностью разделяет оптимизм бургомистра. Этому гостиничному служащему 32 года, и сколько он себя помнит, люди в Хаммерфесте постоянно судачат о сказочных богатствах месторождения «Снёвит», которые принесут благополучие в дома девяти тысяч жителей рыбацкого городка.

- Настроение у всех приподнятое. И работать в Хаммерфесте опять стало приятно. Я считаю очень важным, что проект «Снёвит» наконец-то станет реальностью. Ведь Хаммерфест не может больше существовать только за счет рыболовства и туризма.

Однако не все видят в предстоящей добыче газа в пятидесяти километрах от Хаммерфеста в Баренцевом море только позитивные стороны. К таким скептикам относится и 18-летний Йорн Эрик Прутс, председатель небольшой экологической организации «Природа и молодежь», которая оказывает сопротивление проекту «Снёвит», прежде всего, по двум причинам:

- Во-первых, газовая электростанция, которую планируют построить в бухте, чтобы снабжать электроэнергией установку по сжижению газа, будет ежегодно выбрасывать в атмосферу около 900 тысяч тонн двуокиси углерода. Примерно столько же двуокиси углерода выбрасывают ежегодно в воздух триста тысяч автомобилей на дорогах Норвегии. Во-вторых, в чувствительной экологической системе Баренцева моря, богатого рыбой, создается инфраструктура для осуществления дальнейших крупных проектов, например, для разработки нефтяных месторождений. Я хотел бы, как и многие другие, связать с севером Норвегии свое будущее. Через тридцать лет, когда мне будет 48, запасы газа иссякнут. И что тогда? Наше будущее - в рыболовстве и в использовании альтернативных источников энергии, которые есть в Норвегии.

Хальво Энгельбрехцен, представитель фирмы «Стат ойл» категорически возражает. По его словам, природный газ – это энергия будущего, а проект «Сневит» – последнее слово техники. Что же касается эмиссии двуокиси углерода, то она – значительно ниже, чем при сжигании угля или нефти. Трубопроводы будут проложены по дну моря, поэтому никакого вреда экологической системе Баренцева моря это не нанесет. Кроме того, по словам Энегельбрехцена, никто не собирается в этом регионе добывать нефть.

- Мы построим всего одну электростанцию на маленьком острове в бухте. Больше мы ничего разрушать не будем. Мы достигли самого экологически чистого во всем мире уровня технологий. Я представляю это себе так: «Мы разбудим «Белоснежку», возродим здесь экономику, создадим благополучие и новые рабочие места.

В прошлом году, когда стало известно о предстоящем осуществлении проекта «Сневит», квартплата в Хаммерфесте повысилась на 40 процентов. Однако, например, Магнус Кноглиф и его семья вынуждены сменить жилье не по этой причине: фирма «Стат ойл» строит для него новый дом, потому что старый дом в скором времени окажется в так называемой пожароопасной зоне. Все это Кноглифу явно не нравится:

- Первое, что станет бросаться в глаза приезжающим в самый северный город в арктическом ландшафте, это будет электростанция. В Хаммерфест начнут заходить гигантские суда-газовозы, повсюду будет гореть освещение, хотя у нас здесь есть северное сияние, и других источников света нам не надо. Как ни крути, а мне все это не нравится.

Организация защитников окружающей среды «Белуна» попыталась обжаловать в суде решение норвежского парламента об осуществлении проекта «Снёвит». Однако «Белоснежку», судя по всему, все же разбудят.

А теперь поговорим о высоких технологиях в Финляндии... В беседе на эту тему следует помнить не только о мобильных телефонах фирмы «Нокиа». Ведь и такая традиционная для Финляндии отрасль, как деревоперерабатывающая, оснащена сегодня по последнему слову техники и занимает ведущие позиции на мировом рынке. Более того, финны по праву могут называть эту отрасль – экологически чистой.

Необычная машина ярко красного цвета, которая в сосновом лесу недалеко от границы Финляндии с Россией деловито спиливает и разделывает одно дерево за другим, напоминает небольшой экскаватор. Вот только спереди на металлической руке у нее не ковш, а механический захват с пилами и роликами. Эта рука охватывает ствол сосны толщиной 20 сантиметров, а потом все происходит очень быстро: машина валит дерево, очищает от сучьев и распиливает на бревна длиной два с половиной метра. На все это требуется около минуты. Затем машина переползает к следующему дереву. Так продолжается уже с четырех часов утра, рассказывает Ари Кискинен. 50-летний лесоруб работает здесь посменно в паре с братом. За день они вдвоем успевают срубить и разделать примерно один гектар леса. В 60-х годах, когда Ари только начинал работать лесорубом, все выглядело совсем иначе:

- Тогда деревья валили бензиновыми пилами. А потом топорами очищали деревья от сучьев. Это все был тяжелый ручной труд. Затем деревья на лошадях вытягивались из леса.

Сегодня Ари Кискинен – самостоятельный предприниматель. С помощью прибора спутниковой навигации он всегда точно знает, где ему разрешается валить деревья, а где - нет. Например, берега озер и места гнездовий редких птиц – это для него табу. Лес вблизи российской границы на юго-востоке Финляндии принадлежит лесопромышленному концерну «Стура-Энсо». Заготовленная Кискиненом древесина поступает на расположенную всего в нескольких километрах целлюлозно-бумажную фабрику фирмы «Иматра».

Сначала каша из древесных волокон проходит в большом зале через несколько этапов очистки, пока коричневое, пахучее месиво не превращается, белоснежную целлюлозу без какого-либо запаха, которую пресс-секретарь фирмы Йорма Игнациус без страха пробует на язык и объясняет:

- Полностью беленный сульфатный картон, сульфатная целлюлоза. Теперь ее еще раз перемешают с водой и подадут на бумагоделательную машину.

Эта бумагоделательная машина имеет 80 метров в длину и состоит из примерно двух сотен валиков различной толщины, по которым пробегает целлюлоза. В конце процесса получается трехслойный картон, из которого производят упаковки для напитков. Возле огромной бумагоделательной машины виден всего один человек. Остальные сотрудники сидят в контрольном центре перед экранами компьютеров. Одиннадцати человек в смену вполне достаточно, говорит Йорма Игнациус:

- Если сегодня кому-то в нашей отрасли приходится заниматься физическим трудом, тогда что-то на таком производстве не в порядке.

Сегодня деревообрабатывающая промышленность Финляндии ни в чем не уступает по технологической оснащенности ведущему в мире производителю сотовых телефонов, концерну «Нокиа», подчеркивает представитель отраслевого союза деревоперерабатывающей промышленности Пертти Ляйнен:

- Бумагоделательная машина – это «хай тек» на высшем уровне. В ней упрятано больше компьютерной техники, чем в самолете. В Финляндии – это непреложный факт. Хотя в других странах с подобным утверждением могут и не согласиться.

Проблем с подготовкой молодых кадров у этой отрасли финской экономики нет. Она также гордится своими достижениями в области защиты окружающей среды. Отравленные озера и загрязненный воздух – эти явления давно уже отошли в прошлое. С этим не может не согласиться и представитель природоохранной организации «Всемирный Фонд Дикой Природы» Никлас Хагельберг:

- Это было, конечно, огромным достижением. Сейчас нам надо думать дальше, об изменениях климата и о протоколе конференции в Киото, В этом направлении предстоит еще очень многое сделать. Но деревоперерабатывающая промышленность в Финляндии играет роль первопроходца. Она сделала уже очень многое по сравнению с другими отраслями или промышленностью в других странах.

  • Дата 03.12.2002
  • Автор Геннадий Темненков «НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2xSs
  • Дата 03.12.2002
  • Автор Геннадий Темненков «НЕМЕЦКАЯ ВОЛНА»
  • Напечатать Напечатать эту страницу
  • Постоянная ссылка http://p.dw.com/p/2xSs